Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
“Территория” на все времена
О ЧЕМ ПИШУТ
30 июля 2012 года, 14:17
После завершения в мае этого года съемок фильма “Территория” на плато Путорана кинокомпания “Андреевский флаг” приступила к четвертому этапу создания картины. Напомним, в Норильск съемочная группа прилетала дважды и один день даже снимала в городе, на Октябрьской площади, о чем писала наша газета. Сейчас съемки проходят в Москве, в павильонах компании “Кинодом”. “Заполярный вестник” продолжает следить за судьбой создания “Территории” и предлагает читателям репортаж Аглаи Смирновой со съемочной площадки, опубликованный в “Российской газете”.
Притом что фильм снимается уже второй год, съемочных дней в Москве, в павильоне, совсем не много. Основную часть времени группа проводит в экспедиции, то на плато Путорана – это крупнейшее горное плато на северо-западе Красноярского края, то в бухте Провидения на Чукотке, где на берегу Берингова моря был построен целый поселок геологов специально для съемок. Роман Куваева, который был положен в основу сценария, рассказывает об успешном открытии золотоносных месторождений на Чукотке в начале 50-х. Но золото здесь, скорее, метафора высшей цели, ради которой люди готовы жертвовать и идти на подвиги. Книга выдержала более 30 изданий на разных языках и стала культовой для целого поколения. “Мужчины, “бородатые по делу”, – описывает своих героев автор, сам геолог по профессии.
Режиссер Александр Мельник (“Новая земля”) попал в число тех, по кому “ударила” книга: “Это роман нашего поколения. Я по первой профессии гидролог и обошел с экспедициями полстраны, практически весь Север. “Территория” Куваева была той книгой, которая лежала в рюкзаке”.
Состав актеров в картине ударный. Главные роли – инженера Чинкова, захваченного идеей поиска золота, и молодого геолога Баклакова – играют Константин Лавроненко (“Возвращение”) и Григорий Добрыгин (“Как я провел этим летом”). Их соратников – Егор Бероев (“Турецкий гамбит”) и Евгений Цыганов (“Прогулка”). Женские роли распределились между звездой театра “Мастерская Фоменко” Ксенией Кутеповой, Ольгой Красько из театра под руководством Олега Табакова и молодой актрисой из Якутии Тамарой Обутовой.
Сейчас съемки проходят в павильонах. Когда мы приехали, снимались две сцены: герой Григория Добрыгина писал письмо. А потом разговаривал с героиней Ксении Кутеповой. Несмотря на то что в фильме эти эпизоды займут всего пару минут, снимаются они целый день, с раннего утра и до вечера. А в съемке задействовано человек пятьдесят, может, больше, и у каждого есть четкая функция.
Как только начинается съемка, в огромном павильоне воцаряется идеальная тишина, – пишут звук. Как в детской игре “Море волнуется раз”, люди практически застывают в том положении, в котором их застало включение камеры.
Александр Мельник непрерывно перемещается между мониторами, на которые выводится изображение с камер, актерами, которым он дает последние указания, обсуждает с оператором детали съемки.
Во время перестановки света нам удается его расспросить.
– Александр, почему такой долгий съемочный период? Уже год прошел. И еще полгода впереди?
– Да, уже прошел год – 19 июня 2011 года мы первый раз включили камеру. Такие долгие съемки в основном связаны с сезонностью нашей работы. Ну и с поступлением средств. Большая часть съемок проводится на натуре, на Севере, и мы просто не всегда может снимать – все зависит от погоды. Ну а погода не всегда совпадает с финансированием.
– Вас финансирует государство?
– Нет. С финансированием у нас очень сложно. Но нам помогают наши партнеры – Федеральное агентство по недропользова- нию (Роснедра) и Русское географическое общество. Они понимают значение этого проекта. И так же, как и я, хотят, чтобы проект состоялся.
– Александр, когда вы писали сценарий, много ли пришлось переделывать для экранизации?
– Те, кто знает роман, но читали давно, разницы не увидят вообще. Мы поменяли финал – у Куваева он открытый и философский. А мы сделали его более сюжетным и эмоциональным. Ну и конечно, добавили какие-то штрихи, детали по ходу действия, чтобы рассказать эту историю сегодняшнему зрителю, которому не очевидно, кто эти люди, почему они делают такую работу, к чему стремятся.
– О чем для вас эта история?
– Для нас это история на все времена. Куваев говорил, что пытается написать русского “Моби Дика”. Историю человека, захваченного одной страстью, желанием достичь своей цели. И только это его интересует. Вот мы рассказываем о такой страсти, об умении угадывать и чувствовать свою профессию. И одновременно о радости и трагедии существования человека, который находится один на один со своей мечтой. И о людях, которых он затягивает с собой в воронку этого поиска. Это приключенческая история с огромным философским зарядом.
– Когда выйдет фильм, какой реакции аудитории вы ждете?
– Ну, хотелось бы успеха. Но мне кажется крайне важным, чтобы люди, особенно молодые, посмотрели наше кино и подумали: оказывается, есть и такая, другая жизнь.
В этот момент к Александру подходят Григорий Добрыгин и Ксения Кутепова, которых как раз загримировали, и он мгновенно переключается на них. А мы отправляемся по- беседовать с только освободившейся Лиззи Лоусон, художником по гриму. Лиззи считается одним из лучших голливудских художников по гриму, работала на фильмах “Призрак оперы”, “Милый друг”, работала с Мадонной.
– Лиззи, насколько работа с российской группой отличается от привычной для вас?
– Самое большое отличие – это, конечно, язык. Я не говорю по-русски вообще. И хотя я много путешествую и работаю в разных странах, обычно у меня англоязычная группа. Так что это мой первый опыт работы на съемках, которые происходят на другом языке. Поэтому здесь для меня все по-другому. Но в том, что касается технических деталей, организации, отличий практически нет. Может, какие-то незначительные детали. Здесь работает потрясающая группа – все невероятно профессиональны.
Лиззи тоже вызывают на съемочную площадку. Мы идем за ней. Снимают в маленькой деревянной будочке, выстроенной в центре павильона. Общая площадь ее – метров восемь. И вся она заполнена людьми – операторами, осветителями, звукооператорами, рабочими. За столом сидит Григорий Добрыгин, у книжных полок стоит Ксения Кутепова. Ей сейчас поправляют прическу. Кто-то из группы рассказывает нам, что сегодня для актеров день полегче. Вчера они снимались в этом же помещении в ватниках и унтах. В маленьком помещении, где светят прожекторы и находится такое количество народу, – в летней-то одежде почти невозможно дышать. А в момент, когда идет съемка, выключают и вентилятор, чтобы можно было записывать звук.
Теперь мы ждем, когда освободится Григорий Добрыгин, чтобы задать вопросы ему.
– Григорий, расскажите про свою роль.
– Я не очень люблю говорить про роль, пока она не сделана. На самом деле до того момента, пока не увижу сам уже готовый фильм. Потому что пока для меня эта история еще не сформулирована. Это какое-то приключение, в которое я попадаю со своим героем.
– Тогда расскажите про трудности работы.
– Есть, конечно, бытовые трудности. Но мне самому пока не интересны истории, происходящие в городах. Слишком много разных искусов и отвлечений. А когда ты уезжаешь далеко, тебя не интересует ничего, кроме работы. Полное погружение в обстоятельства, в которых существует герой: ты ходишь по тем же скалам и тропам, плаваешь в той же холодной воде, пересекаешь те же дистанции. Сложно не иметь личного пространства, когда все живут по 12 человек в палатке, или вот туалет у нас был с рисками – в пятидесяти метрах от лагеря, на открытом воздухе, туда росомахи заходили. Но все это работает на тебя, как на героя фильма, и развивает как человека.
– Григорий, это ваши не первые долгие и далекие экспедиции. А что запомнилось здесь больше всего?
– Самое яркое воспоминание – это когда я должен был идти очень высоко по хребту между двумя скалами. А вокруг летал вертолет с оператором, который снимал. Ну, во-первых, я потом только подумал, что меня легко могло сдуть. Но главное – хотя я понимал, что вертолет рядом, – это ощущение абсолютного одиночества. Когда ты один, ничем неприкрытый. На хребте. Это заставляет о многом задуматься.
Григорий возвращается на съемочную площадку, а нам пора уезжать. На улице стоят те участники группы, кто не задействован в данный момент в работе. Обсуждают следующие экспедиции, которые планируются в июле и ноябре. По ходу всплывают подробности и предыдущих выездов. Прошлым летом, когда съемочная группа прожила полтора месяца в полной изоляции без связи и возможности самостоятельно добраться до ближайшего населенного пункта. Свои телефоны все отдавали вертолетчикам. Во время рейдов за топливом и едой в Норильск можно было принять хотя бы эсэмэски. А в апреле 2012 года была экспедиция на плато Путорана, чтобы захватить зимнюю натуру. Палаточный лагерь был организован МЧС. Съемки совместили с плановыми учениями спасателей, потому что иначе никак попасть туда и тем более подготовить и провести съемочный процесс было бы невозможно. Заключительные экспедиции пройдут на берегах Арктики, Чукотки.

“Российская газета”,
№161 (5834) за 17.07.2012

0

Читайте также в этом номере:

Город с будущим (Вера КАЛАБЕКОВА)
Ни минуты простоя (Татьяна РЫЧКОВА)
С NordStar везет! (Андрей СОЛДАКОВ)
Учиться будут все (Екатерина СТЕПАНОВА)
Оставь ключи! (Андрей СОЛДАКОВ)
Дурной пример (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Прозрачная помощь (Яна АНДРЕЕВА)
В хороших кондициях (Андрей БИТОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск