Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Ни минуты простоя
ОДИН ДЕНЬ С…
30 июля 2012 года, 13:48
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Лето, полгорода в отпусках. Оставшиеся звонят в редакцию, спрашивают, почему иногда почта приходит с задержкой. Выясняем: почтальонов не хватает. Редактор дает задание рассказать о дефицитной профессии.
В СССР почта жила неплохо. Помню, во времена студенчества я подрабатывала в Норильске два месяца почтальоном по доставке телеграмм. Премию нам платили хорошую, и даже без “полярок” выходило на руки 160 рублей, инженер на материке получал 120, а авиабилет туда стоил не больше семидесяти. С развалом Советского Союза российская почта вышла в открытое плавание, и в подписных каталогах, кроме стоимости самого издания, появилась графа “доставка”, которая не очень нравится нам, подписчикам советской эпохи. А что происходит внутри этого учреждения?

От Минсвязи до ГИБДД

Начальник Норильского почтамта Михаил Киселев направляет для знакомства с представителями дефицитной профессии в почтовое отделение №19. Прибыв на место за пять минут до начала смены, читаю на двери объявление: “Требуются на работу почтальоны по доставке телеграмм и почтальоны по доставке корреспонденции”. Понятно: кадровый голод. Где-нибудь в бывших республиках СССР пропадающие без работы люди немедленно выстроились бы в огромную очередь за вакансией, но до нас еврокризисы, к счастью, почти не докатились, и с чем их едят, мы не знаем.
В отделе доставки почтальоны раскладывают корреспонденцию, которую сегодня им предстоит разнести. Читаю на письмах и каталогах названия отправителей и адресатов: Енисейский объединенный банк, Сбербанк, Управление федеральной налоговой службы, Ростелеком, ЗАО “Хобби Хаус”, администрация президента РФ, отдел опеки и попечительства, ГИБДД Норильска, центр гигиены и эпидемиологии, федеральная антимонопольная служба, Министерство связи, ФСБ, норильский военкомат… Пожалуй, на полный список уйдет слишком много места. Отдельно в картотеке стоят сотни заказных писем с отписками: “Адресата нет дома. Возвращается за истечением срока хранения”. Или: “Извещение опущено в почтовый ящик вторично”. Газет в разы меньше, чем официальных писем (частные практически вытеснил Интернет и мобильная связь).

Весомая и интересная

Девушки-почтальоны быстро раскладывают корреспонденцию и толстенные каталоги по адресам, ставят штампы на почтовые отправления – щелк-щелк. Ни минуты простоя. Говорят, вчера прибыло 26 мешков почты, разложили ее только к трем часам, потом разносили, ушли с работы уже в девятом часу вечера. Но так не каждый раз, бывает, освобождаются рано.
Есть у почтальонов 19-го отделения и свой бригадир – Елена Полищук.
– Большая часть корреспонденции развозится на машине по опорным ящикам, которые установлены в подъездах, а нам в одну ходку не больше семи килограммов рекомендуется носить, – отвечает Елена на вопрос о физических нагрузках. – Если больше брать, руки устанут, заболят, завтра как работать? А только один каталог весит, наверное, не меньше полкило.
Для точности мы идем в посылочный отдел и взвешиваем каталог от ООО “Ла Редут Рус”. 885 граммов. А таких в каждую доставку в стопке может быть несколько.
Любовь Степанова сейчас сортировщица, раньше работала почтальоном. Говорит, в ее молодости каталоги еще не придумали, а наименований журналов было немного, поэтому работать было легче. Уж если приходила на участок “Работница”, то сразу 400 штук, а не одна, как сейчас. Сегодняшние норильчане журналы выписывают поштучно, наименований много, индексы у всех разные, поэтому мороки с ними больше: все данные нужно занести в журналы, сверить с каталогом в компьютере, знать, что идет в комплекте.
– Заказных писем раньше было три-четыре в день, – говорит Любовь, – а сейчас до ста. Все организации отправляют заказные, да еще и с уведомлениями. Очень сложно работать, и вторичные извещения приходится выписывать – на судебную почту, и все надо успеть.
Добавим сюда экзотику Севера, пурги и морозы.
– Сколько я работала, раза три если была для почтальонов актировка, то хорошо, – говорит Любовь Степанова.
– И всю жизнь на почте. Что держит?
– Работа тяжелая, но интересная, затягивает.

Мобильные и позитивные

Памятка качества обслуживания “Почты России”, висящая на стене, заканчивается рекомендацией: “Будьте позитивны”. И они очень позитивны. Даже если послушать, как обращаются друг к другу.
– Ты знаешь, Розочка, если начинаю болеть, я себе чаек на травах заварю, и хорошо.
– Духотища, Ленчик, на улице ужасная, дышать нечем.
– Коллектив у нас хороший, – подтверждает Елена Полищук, – и начальник очень хороший – Наде- жда Дмитриевна. Правда, она уезжать собирается. Вы ее просто так не поймаете. Она у нас бегает.
Оказывается, энергичная дама, которая время от времени проносится мимо, и есть начальник 19-го почтового отделения Надежда Рогова. Пройдя в ее кабинет мимо сада, выращенного почтальоном по доставке телеграмм Татьяной Коленской, спрашиваю:
– Надежда Дмитриевна, давно на почте?
– Начинала еще на материке в 76-м, сначала почтальоном, потом оператором, сюда приехала, работала оператором, потом стала заместителем и с 1995 года – начальником 19-го отделения.
– Так долго продержались на этой работе, почему?
– Мне она нравится: многообразная, драйв какой-то получаешь от нее. Если бы не нравилась, я бы, наверное, столько лет не работала. Лена Голуб у нас тоже давно работает, Любовь Степанова, Марина Куликова. Коллектив хороший, мне с ними легко.
Елена Полищук рассказывает, что, когда сидела в отпуске по уходу за ребенком, мечтала именно о работе почтальона. Во-первых, потому, что она для мамы с двумя детьми удобнее, чем, например, в торговле до восьми вечера. Во-вторых, разно- образие есть.
Служат почтальонами исключительно женщины, мужчины появляются здесь редко и то предпочитают разносить телеграммы.
А раньше ведь была мужская работа. Интерес- но, почему?

“А я снега хочу”

Вопрос к начальнику 19-го отделения:
– Надежда Дмитриевна, как можно решить проблему дефицита кадров летом, когда люди в отпусках? К нам в редакцию звонят подписчики, правда, клиенты не 19-го отделения, рассказывают, что почта приходит с задержкой. Что можно сделать? Например, обучить студентов на лето?
– На лето в основном устраиваются на доставку телеграмм, а почтальон по доставке корреспонденции – это материально ответственная работа, поэтому кого-то, так сказать, с улицы не возьмешь. В основном люди уходят из-за зарплаты. Сейчас ввели сдельную оплату труда, выходит у них в среднем 19 тысяч. Если муж работает на комбинате, тогда терпимо.
Доход почтальонов, не имеющих “полярок” совсем скромный, девять-десять тысяч рублей, поэтому приезжих сюда не заманишь. Квалификация почтальонов оценивается классами, принимают на работу с третьим классом, растут до первого. Разница в деньгах – тысяча-полторы. Раньше им платили “кавэшки”, в мае отменили. При сдельной работе денег стало чуть больше, а труд – интенсивнее. Чтобы заработать, девушки из бригады Лены Полищук берут в придачу к своим участкам еще один. Раскидывают работу на всех и поровну делят дополнительный доход. Говорят, чтобы уж сильно много заработать, на почте надо жить, а у каждой семья, дети. Но при желании заработать можно.
Сортировка-штемпелевка закончена, сегодня с этим они управились рано. Час дня, все готовы к разноске. У дверей делятся мечтами:
– А я уже снега хочу.
– А я в отпуск хочу. На Черное море.

По гололеду – на копытцах

Гиподинамия им не грозит. Пачка газет в руках (вес дают четыре толстенных каталога), вторая – в сумке на боку, там же письма-извещения, и бригадир Елена Полищук отправляется в первую доставку. Пойдешь на дело с почтальонами – насмотришься всякого интересного. Почему-то подъезды все чистые, отремонтированные, в одном так вообще ковры на полу, картины на стене и зеркало в лифте. В соседнем доме в лоджии поспевают помидоры.
– Подумаешь, – говорит Лена, – у нас одна женщина тоже дома помидоры вырастила, дамские пальчики называются. Уже покраснели, можно есть.
Что касается пальчиков почтальонов, то у Лены на два пальца надеты напальчники, совершенно черные от типографской краски. Ими она и берет газеты, опускает в почтовые ящики. Каталоги лезут туда с большим скрипом. Если не войдут, придется нести назад, поясняет бригадир. К счастью, нести назад не приходится.
Встречаются у нас в городе граждане, которые про северную экзотику знают больше из книжек. Потому что по городу не ходят, а ездят на такси. Почтальоны выходят один на один со стихией.
– Сдувать нас, конечно, не сдувает, мы же с грузом. Чтобы газеты не разнесло, мы вот так их прижимаем. Для гололеда у нас есть когти, “копытца” мы их называем. Надеваются на обувь.
Почтальонам также выдают дождевики, сапоги резиновые и при поступлении на службу пуховики. Раньше и туфли выдавали, Лене одни такие достались по наследству.
…Подъезды, дома читающие и не читающие, судебный участок, рынок, автовокзал, почтовые ящики, газеты, каталоги, душный июль 2012-го… Странное чувство охватывает, когда идешь рядом с почтальоном, выполняющим свои служебные обязанности. Кажется, что весь город для них дом родной, и именно они главные в нем хозяева.
– Лена, вам так не кажется?
– Во всяком случае, я чувствую себя спокойно.
Еще пять пачек – и домой. А завтра снова работа, такая нужная и необходимая городу.
До обеда нужно успеть разложить почту по адресам
Скоро к своим подписчикам отправится “Заполярный вестник”
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск