Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Рабочая закалка
АЗБУКА ПРОФЕССИЙ
21 августа 2014 года, 14:07
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Лариса ФЕДИШИНА
Он так давно трудится на “Надежде”, что помнит еще наладчиков оборудования из Оутукумпу. С финскими специалистами в одном автобусе ездили домой. И “вредного” стажа у него столько, что, как шутит сам Николай КОЛТЫРЕВ, можно продать кому-то.
Надеждинский металлургический завод относится к числу тех немногих, полагаю, двух – с учетом Талнахской обогатительной фабрики, – промышленных предприятий, на которых можно встретить людей, работающих со дня основания. Аппаратчик-гидрометаллург Николай Николаевич Колтырев – из таких ветеранов: 8 декабря исполнится 37 лет, как он работает на комбинате. Приехал в Заполярье белорусский паренек традиционным для того времени способом: по оргнабору.
Сдержал слово
– Я служил в Бресте, и представитель строящегося Надеждинского завода Владимир Гамаякович Татосьян, замначальника сероплавильного цеха, приехал к нам в часть вербовать людей, – рассказывает Колтырев. – Многих он тогда уговорил. На “Надежду” нас четверо приехало. Сегодня на заводе я остался один. Мои товарищи поработали и разошлись кто куда. Один в милиции отслужил 25 лет, уехал на материк.
Из воспоминаний о первых месяцах в Норильске: подъемные получил 350 рублей, “это как хорошая зарплата”, одежду выдали, “крытые шубы помните?”. Поселили новобранцев на улицу Анисимова, “в трехкомнатной квартире организовали общежитие, сначала 11 человек жило, вскоре нас осталось семь”. Потом переселили в общежитие на Талнахской, 39а, где сейчас гостиница “Норильск”. Даже номер комнаты – 430 – Николай Николаевич не забыл.  
– Приехал, посмотрел: наш цех еще состоял из одного каркаса, – продолжает Колтырев. – Пока “Надежда” не заработала, нас отправили на другие предприятия комбината. Я попал в сварочно-сборочный цех никелевого завода.
Через несколько месяцев  мой герой продолжил “курс молодого бойца” в цехе связи комбината – Колтырев в армии служил связистом, был начальником радиостанции. Так нашлась ему работа по профилю.
– Пока три месяца устанавливал домашние телефоны, столько интересных людей встретил.
Про интересных людей Николай Николаевич говорит охотно и уважительно, всех называет по имени-отчеству и характеризует почти так же, как Джонсона Хагажеева:
– Джонсон Талович меня на медный завод принимал, директор очень хороший, строгий, но справедливый, знал толк в деле. С людьми беседовал, их мнением интересовался. Потом он у нас на “Надежде” был директором. Прекрасный человек.
Колтырев, сменив несколько мест, получив металлургическую специальность, обосновался на медном, как сам считал, надолго. Приработался, говорит, в коллектив вошел, хотел бы там остаться. Но Хагажеев позвонил, спрашивает: “Ты думаешь переходить на “Надежду”?” Обещал, что будет современное оборудование, завод мощный. Тогда многих работников с медного и никелевого заводов сагитировали на новое предприятие.
– Я, конечно же, пошел, ведь устраивался на комбинат с прицелом работать на “Надежде”. Так что надо было слово держать, – рассказывает Николай Николаевич. – Принимали в сероплавильное отделение – как раз оборудование начали запускать. Здесь по четвертому разряду получал меньше, чем на медном заводе по третьему. Поначалу так было.
Думал Николай Николаевич остаться в сероплавильном отделении.
– А меня раз – и на нейтрализацию перевели. Так всю жизнь здесь и работаю.
Первым на НМЗ государственная комиссия приняла сероплавильный цех в октябре 1979 года. Вскоре цех переименовали, затем провели другие преобразования. Так что уже много лет кадровый работник Норильского комбината, отмеченный десятком благодарностей и почетных грамот, Николай Колтырев трудится на участке №1 производства элементарной серы (УПС-1) цеха по производству элементарной серы НМЗ.
По высшему разряду
– За время его безупречной работы у нас не было нареканий на Николая Николаевича. Очень трудолюбивый человек, – рекомендует Колтырева Павел Чекстеров, и. о. старшего мастера участка.
Павел Сергеевич старается как можно доходчивее объяснить суть дела, которым занят и коллектив участка:
– Мы должны нейтрализовать, снизив содержание сульфидов цветных металлов, железа, элементарной серы, минералы пустой породы перед сбросом в хвостохранилище НМЗ. Отвальные хвосты – единственный сбросной продукт, верхние сливы которого возвращаются на завод в технологический оборот. Николай Николаевич работает на насосной станции “Гумбольдт Ведаг” по откачке хвостов.
Немецкие “Гумбольдты” – это огромные насосы, производительность по ниткам 800 кубов в час. Смысл таких агрегатов в том, что они прокачивают пульпу на большое расстояние, записываю за Чекстеровым. У Николая Николаевича пятый разряд, самый высокий на этом переделе. Он опекает четыре “Гумбольдта”. В свое время переобучился, освоил автоматизированное производство, продолжает характеризовать моего героя и. о. старшего мастера.
Когда Николай Николаевич устраивался на работу, весь процесс записывался на диаграмму. Графики, свернутые в рулоны, хранили в специальном шкафу, теперь архив собран на жестком диске компьютера.
Автоматизация пришла на участок в 2011 году. К тому времени Колтырев свободно обращался с компьютером, так что, говорит, особых трудностей в освоении новой системы управления процессом не испытывал. Да уже и приработался. Теперь аппаратчик насосной станции “Гумбольдт Ведаг” может на мониторе “прощелкать” графики, увидеть давление, температуру и другие параметры. Как на планшете.
Аппаратчик каждый час записывает данные в журнал. И если, например, отмечает, что температура начинает расти, проверяет все, что нужно в таком случае проверить, и устраняет неполадки. Если агрегат выходит из строя, аппаратчик переходит на другой насос. Отлучиться, как я понимаю, невозможно.
– Насосчик постоянно должен находиться на рабочем месте, – подтверждает Павел Чекстеров. – Если надо отойти, даже на обход, он связывается через оператора со звеньевым или зовет другого свободного коллегу, кто знает, как работать на этом переделе.
Ветераны знают. Из тех, с кем Николай Николаевич начинал трудиться, по-прежнему работают на заводе Антон Геронович Шмигель, аппаратчик-гидрометаллург на флотации, Александр Викторович Ерышов, тоже флотатор, 34 года уже.  Михаил Васильевич Пучканев, он в 1987 году пришел, на нейтрализации работает. Александр Африкантович Чистохин, потомственный надеждинец. Его отец на заводе трудился флотатором, вышел на пенсию, сына за себя оставил.
Ветераном стал и ученик Колтырева звеньевой Сергей Степанович Миронов, его “надеждинский” стаж 24 года. На любом переделе может работать звеньевой Александр Сергеевич Жуков, он на заводе с 1991-го.  
…На схеме в кабинете старшего мастера цеховое хозяйство обозначено в виде линий и кругов разного размера – сгустители, насосы. По протяженности зона обслуживания звена, в котором работает Колтырев, равна расстоянию от “Арены” до драмтеатра. Думаю, поддерживать порядок здесь нелегко.
– Наверное, и ремонтировать трудно? – интересуюсь я.
– Насосы ремонтирует подрядчик, наше дело перед началом ремонта замыть оборудование, – говорит Николай Николаевич. – Насосами мы транспортируем пульпу, так что гидроуборка обязательна. Иначе у человека не будет настроения менять насос. А какая работа без настроения?!
О личном
Есть люди, которые могут жить только в атмосфере дружественности. И раскрыть себя – только перед людьми добрыми. Таким мне показался и Николай Николаевич Колтырев. По тому, как он говорит о прошлом и настоящем, какие качества выделяет в людях.
– Раньше соседи друг друга знали, были веселые и сговорчивые. А теперь закрылись металлическими дверями, замкнутыми стали, агрессивными и, как бы мягче выразиться, плохо понимающими. Музыку врубит – не докажешь, что в большом доме надо соблюдать правила общежития. Пока дойдет…
– У нас Юрий Александрович Ширшов работал. Интересный начальник был. Талантливый человек. Уже в комбинат ушел, а встретишь его в городе: “Здравствуй, Николаич!”…
– Наш Роман Юрьевич Шаркий – перспективный. Начинал мастером, теперь начальник цеха, талантливый, хороший человек. Мы с ним соседями были, жили на Первомайской, 2. Я в первом подъезде, он во втором.
Колтырев живет в Кайеркане уже 28 лет. Здесь у него друзья, дочь Ольга, внучка Катя, ей в ноябре четыре года исполнится.
– Забавная, приветливая, умная. С ней интересно, – говорит дедушка.
Может быть, растет его спутница для культпоходов в кино, в “Юбилейный”, или на спектакли Норильского драмтеатра, который Николай Николаевич охотно посещает. Чем еще заполняет свободное время?  Опять записался в заводской спортзал, исключительно для здоровья, говорит мой герой. Когда-то он выступал за цеховую команду по шахматам и шашкам. В лыжных стартах участвовал. Ездил на велосипеде, даже на работу. Теперь все чаще повторяет: “В нашем возрасте…”
В этом году, признается Николай Николаевич, собирался уезжать на материк, но планы пришлось скорректировать. Еще поработает, пока есть силы и его опыт востребован. Предприятие, говорит, второй дом. Но и свой собственный тоже должен быть.
Николай Николаевич убежден, что человеку лучше жить поближе к земле. А что может быть лучше своего дома в теплых краях? Конечно, частный дом требует постоянного внимания, но Колтырева это не пугает: он многое умеет делать своими руками. Да и закалка у Николая Николаевича рабочая, северная – справится.
0

Читайте также в этом номере:

Союзники в Арктике (Вера КАЛАБЕКОВА)
Северу нужны программы (Татьяна РЫЧКОВА)
Концепция меняется (Виктор ЦАРЕВ)
Никелевый отвечает (Инна ШИМОЛИНА)
Запчасти не проблема (Инна ШИМОЛИНА)
Зеленый патруль на экологической тропе (Татьяна ХВОСТОВА, руководитель проекта и туристско-краеведческого клуба “Аян”)
Уроки нынешнего лета (Лариса ФЕДИШИНА)
Скоро будет тепло (Лариса МИХАЙЛОВА)
Вместе с частной медициной (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Ночью в озеро упал НЛО (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Дорога памяти (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Лето – тошевская жизнь (Андрей ДУСТИМОВ)
Хранитель мамонтов (Лариса ФЕДИШИНА)
В галерее сошлись “Одноклассники” (Виктория РАЗВОДОВСКАЯ)
Бисер умиротворения (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск