Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Генеральный план
ЮБИЛЕИ
8 мая 2013 года, 16:00
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Норильск обязан своим появлением на карте не только первооткрывателям-геологам, но и проектировщикам-градостроителям, отмечающим в мае 75-летний юбилей. Причем начало проектирования и строительства одного из самых северных городов мира пришлось на годы Великой Отечественной войны.
Задание выбрать площадку для строительства “вполне современного, благоустроенного города” вместе с предложением принять участие в составлении его генерального плана ленинградские архитекторы Витольд Непокойчицкий и Лидия Миненко  получили в августе 1939-го, на следующий день после приезда в Норильск. От начальника Норильского комбината Авраамия Завенягина.
Продолжить проектирование
Конкурирующих площадок было пять, в том числе стрелка при впадении реки Рыбной в Норилку, долина ручья Медвежьего, территория, прилегающая к озеру Долгому. По размерам и удаленности от промплощадки подошла территория у Долгого. Кроме Непокойчицкого и Миненко над первоначальным генпланом работала группа проектировщиков.  Из архитекторов Непокойчицкий называет Георгия Ломагина, Микаэла Мазманяна, Геворка Кочара, Стефана Троицкого и Вавакина. Работа над проектом заполярного города осложнялась тем, что он во многом был пионерским. В начале лета 1940 года генеральный план города вместе с детальной планировкой района первой очереди вошел составной частью в технический проект комбината.  В том же 1940-м строители приступили к его осуществлению, но вскоре началась  Великая Отечественная  война. Назначенный руководителем группы гражданского проектирования, главным архитектором проекта города, руководителем группы планировки города, Витольд Непокойчицкий оказался как бы не у дел.
После приказа о ликвидации группы гражданского проектирования, не дождавшись открытия спроектированного им ДИТРа, к августу 1942-го уже практически построенного, Непокойчицкий решил отправиться в действующую армию. В августе немцы предприняли стремительный бросок на кавказском направлении и вышли к Волге, но стать участником Сталинградской или Курской битв добровольцу из Норильска не было суждено. В Красноярске новобранцу с высшим образованием было предписано пройти обучение в автомотоучилище, эвакуированном в Сибирь из Орджоникидзе. После нескольких месяцев учебы в Минусинске, перед самым выпуском, Непокойчицкого отозвали в Норильск. По возвращении выяснилось, что заместитель наркома внутренних дел Завенягин, прилетавший на комбинат осенью 1942 года, распорядился восстановить группу гражданского строительства и планировки города, поручив  работу над проектом города до возвращения Непокойчицкого Лидии Миненко. В группу вошли все те же архитекторы: заключенные Норильлага Кочар и Мазманян, а также вольнонаемный Федор Усов. Генплан был закончен летом 1943 года. На этот раз в Москву по приказу Завенягина его повез Непокойчицкий.
Сначала проект рассматривался у Завенягина. Следующая встреча прошла в присутствии академика архитектуры Аркадия Мордвинова, давшего высокую оценку норильчанам. На техническом совещании знаменитый Щусев тоже лестно отозвался о проекте. Это совещание проходило в  кабинете чиновника, попенявшего автору на отсутствие в работе форм и принципов национальной архитектуры. По воспоминаниям Непокойчицкого, он ответил, что учтет критику и постарается использовать элементы национального орнамента или мотивы резьбы по кости в качестве элементов декора фасадов и интерьеров. А вот проектирование и строительство многоэтажных городских домов в виде чумов едва ли целесообразно…
У архитектурного кормила
В 40-е годы теория советской архитектуры только зарождалась, а всеобщее увлечение классикой было по существу официальным направлением отечественной архитектуры, что, на наше счастье, и отразилось в архитектурном облике Норильска. В период составления генерального плана и проекта застройки первой очереди все промышленные предприятия уже были или должны были появиться вблизи гор Рудной, Барьерной и Двугорбой.
Транспортные связи между промышленной площадкой и городом осуществлялись по Октябрьскому шоссе, вливавшемуся в одноименную площадь. Эта ситуация предопределила назначение  Октябрьской площади как организующей въезд в город. При разработке ее проекта учитывалось и то, как будет выглядеть фасад города и на значительном удалении – отсюда крупные вертикальные членения, хорошо воспринимаемые как вблизи, так и вдали.  Арки по обеим сторонам площади раскрывают перспективу внутриквартальных пространств, тем самым обогащая архитектуру площади. И, конечно, две вертикали башенного типа по углам площади, предназначенные для того, чтобы подчеркнуть архитектурную значимость въезда. Даже высота постамента установленной в 1954 году скульптуры Ленина (планировали – Горького) была обусловлена масштабом рядом стоящих сооружений и работала на облик площади.
После успешной сдачи проекта не без участия Завенягина в проектном отделе Норильского комбината появилась архитектурно-планировочная мастерская, позднее переименованная в архитектурно-строительный сектор. Главным  архитектором “Горпроекта” был назначен Витольд Непокойчицкий.  Под его начало были возвращены Лидия Миненко, Микаэл Мазманян, Федор Усов и несколько представителей смежных специальностей. Так было создано ядро градостроителей, на базе которого впоследствии вырос один из ведущих отделов института “Норильскпроект”.
То, что в годы войны строился не только комбинат, но и город как явление архитектурное, является заслугой первых проектировщиков во главе с Витольдом Непокойчицким. Например, дома на улице Севастопольской получили вторую премию на первом послевоенном конкурсе лучших жилых домов и общественных зданий, построенных в РСФСР. При этом не стоит забывать, что Норильск все еще оставался лагерным поселком, которому вскоре после окончания войны исполнилось только десять лет.
Три десятилетия у архитектурного кормила Норильска стоял Витольд Непокойчицкий. Его именем подписаны практически все запоминающиеся проекты 40–60-х годов. Им создавался не только первый генеральный план города, но и все последующие, вплоть до начала 70-х, корректировки.
Все почетные
Среди первых проектировщиков Норильска было много талантливых  зодчих. Не вина молодого архитектора Непокойчицкого, что до приезда в Норильск он ничего не слышал ни о Мазманяне, ни о Кочаре. Непокойчицкий родился в 1910 году и  был моложе своих коллег, появившихся на свет в самом начале ХХ века. Когда Мазманян с Кочаром заканчивали в Москве ВХУТЕМАС (сейчас – Московский архитектурный институт), Непокойчицкий был студентом художественно-промышленного техникума в Ленинграде. Когда в 1937-м он только поступил на архитектурный факультет, их уже арестовали.
К тому времени Микаэл Мазманян вошел в историю архитектуры как один из основателей Всероссийского объединения пролетарских архитекторов, автор многих выдающихся построек и первый директор Ереванского строительного  института.
Геворк Кочар  до ареста руководил архитектурно-промышленными мастерскими в Ереване. За это время он осуществил много самых различных проектов в Армении: театр, кинотеатры, санаторий и Дом творчества, жилые дома.
Они учились вместе с будущим академиком архитектуры Каро Алабяном. Академик известен как автор проекта (вместе с Симбирцевым) театра Советской Армии в Москве. Ему принадлежит и авторство хорошо знакомого норильчанам морского вокзала в Сочи. Из троих только Алабяна пощадила советская власть.
Алабян, рассматривая проект города Норильска, в разговоре с Непокойчицким поинтересовался судьбой своих товарищей, сказав, что они “хорошие ребята”. Позднее, оценивая проект в качестве эксперта в Наркомате внутренних дел, в кабинете Завенягина академик заявил, что  проект свидетельствует о высокой квалификации норильчан, способных решать поставленные перед ними задачи на самом высоком уровне. Иначе помочь своим друзьям он не мог.
Непокойчицкий утверждал, что ансамбли Октябрьской, Гвардейской и Комсомольской площадей, застройка Южной (50 лет Октября) и Севастопольской улиц возникли в результате их с Лидией Миненко содружества. Мазманяну, по его словам, из гражданских сооружений принадлежит авторство проекта детского сада на Севастопольской и двухэтажного общежития на углу улицы Б.Хмельницкого и Южной линии.
По проектам Кочара в городе были построены четыре угловых трехэтажных дома в квартале №9, такой же дом на углу улицы Севастопольской и Б.Хмельницкого и здание бани напротив стадиона “Заполярник”.
Репрессированные архитекторы после освобождения из Норильлага вернулись в Ереван. Мазманян приступил к созданию генплана столицы Армении, а Кочар после работы главным архитектором в Красноярске на родине занял должность главного архитектора института “Ереванпроект”.
В 1973 году навсегда покинул Норильск и Витольд Непокойчицкий, получив через два года звание почетного гражданина одного из самых северных городов планеты. Жаль, что в этот список  нельзя включить всех, кто своим трудом и талантом только в годы Великой Отечественной войны заслужил это звание.
Дом инженерно-технических работ – ДИТР – торжественно открылся 31 декабря 1942 года
0

Читайте также в этом номере:

Деду за подвиг спасибо (Андрей ЛЕВЧЕНКО, кандидат педагогических наук, заместитель начальника управления по спорту администрации Норильска)
Вкус победного 1945 года (Андрей СОЛДАКОВ)
Помнит мир спасенный (Екатерина БАРКОВА)
Бабушка с характером (Елена ПОПОВА)
От субботника ни спрятаться, ни скрыться (Евгения СИДОРУК, главный специалист Норильского городского архива)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск