Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Бабушка с характером
ГОСТЬ “ЗВ”
8 мая 2013 года, 15:48
Текст: Елена ПОПОВА
В Норильске живет долгожительница, которой в августе исполнится 100 лет
 
Норильск многие называют городом молодых. Заработав северную пенсию, люди обычно уезжают на материк. Тем удивительнее слышать о том, что в Норильске встречаются долгожители. Несколько лет назад моя коллега писала про столетнюю бабушку из Талнаха. И вот еще один долгожитель – Наталья Андреевна ЛЕВАНДОВСКАЯ. Как это объяснить? Ресурсами человеческого организма? Или, может, жизнью на Севере?
…К Наталье Андреевне мы с фотокором напросились в гости накануне Дня Победы. В двенадцатиметровой “гостинке” на Котульского, где она долгие годы живет, чистенько. Хотя и не разбежаться. Но, может, это даже и хорошо. Когда человеку под сто лет, каждый пройденный метр воспринимается как подвиг. Ослабевшее с годами тело поддерживают костыли. Слух утратил свою остроту. Все, что теперь остается старому человеку, – ждать, когда придут внук Альберт или его жена Светлана. И она ждет – глядя в окно. Большой когда-то мир сузился для нее до размеров “гостинки”.
– А телевизор бабушка смотрит? – спрашиваем у Светланы.
– Мы приходим, включаем – смотрит, а так вроде нет. Хотя новости все знает. Откуда? – удивляется молодая женщина. – Из соцзащиты к ней работники приходят. Может, от них?
Светлана поправляет на родственнице кофту с юбилейными наградами и изо всех сил пытается наладить “связь”. Для разговора с корреспондентами на бабушку надели слуховой аппарат, хотя обычно носить его она отказывается.
Даже на расстоянии слышно – новый аппарат фонит. Наталья Андреевна морщится. В наушнике ей явно дискомфортно, поэтому Светлана возвращается к более привычному способу общения со старенькой родственницей: кричит в еще не утратившее окончательно слух левое ухо. Повторяет заданный нами вопрос:
– Где ты родилась, ба?! Кто твои родители?!
– В Боготоле, – наконец произносит женщина. –  Это Сибирь, Красноярский край. Родители… Не помню. У бабушки жила. До тринадцати лет. А потом уехала. В Донбасс. Там жила.
Ровесница века
Наталья Андреевна надолго замолкает. Мы ждем. Мысленно пытаемся прикинуть: если наша героиня родилась в 1913 году, то время, о котором она говорит, – это конец 20-х годов прошлого века. Что происходило тогда в стране? Коллективизация, раскулачивание, нэп… Полная разруха и хаос. Время, когда человеческая жизнь не стоила ничего.
– Ба, а Ленина ты видела? – кричит родственнице в ухо Светлана и объясняет, к нашему глубокому удивлению: – Бабушка рассказывала, что, когда ей было пять лет, она в Боготоле с Лениным картошку ела. Ба, про Ленина расскажи! – снова просит Светлана.
– Бабушка умерла, и я уехала, – на глаза старушки наворачиваются слезы.
Воспоминания беспорядочно всплывают в памяти и тут же растворяются как дым. Вопросы извне не дают сосредоточиться.
– В Донбассе я замуж вышла, – прерывает молчание Наталья Андреевна. – Мы с мужем в Красноярск поехали через всю страну. На поезде… В Красноярске побыли и поехали в Потапово. Поработали там, потом в Игарке. Там жили… В Игарке много было спецпоселенцев, ссыльных. Оттуда мужа и других комсомольцев забрали в Норильск. Война началась – их на фронт забрали. А я в Норильске осталась, работала. Клавка (первая дочь. – Авт.) у меня уже была. А потом меня взяли и отправили на пять лет в тундру, – глаза у бабушки наполняются слезами.
Светлана достает из папки, где хранятся документы, трудовую книжку Натальи Андреевны. Показывает: первая запись в ней сделана в 1939 году. “Норильские ИТЛИ МВД СССР” – что скрывается под этой аббревиатурой, объяснять не надо.
– Муж ее то ли дезертиром оказался, то ли что-то там еще случилось, но только бабушка в Норильске стала невыездной, – восполняет пробелы в рассказе долгожительницы Светлана. – Ее никуда не выпускали. Она работала поваром в столовой, труд был адский. Каждый день ей приходилось чистить и резать мороженую рыбу. Руки ледяные, с годами стали болеть… Дочка? Она все это время у чужих людей воспитывалась… Ба, расскажи, сколько ты рыбы перечистила! – Светлана снова кричит в ухо бабушке.
– Тонны, – отвечает та. – Когда работаешь в тундре – интересно. Чего только не увидишь. Всякую всячину. Один раз медведь пришел ночью к палатке. Мы утром проснулись, и медведь тоже – как заревет! Все мы – бежать… А один раз утром я пошла за водой, там много озер. И уток тьма. Только я наклонилась над водой, и тут вдруг утки как закричат! Я – бултых в озеро с ведрами. Вылезла – и бежать, – смеется, предавшись своим воспоминаниям, долгожительница. Видимо, человек так устроен: даже в самых страшных условиях он способен видеть что-то хорошее. А иначе – не выжить.
– Бабуля нам рассказывала, спать почти не давали. В два-три часа ночи она уходила с работы, а через три часа снова надо было возвращаться в столовую, чистить рыбу, готовить еду, – продолжает Светлана.
– А День Победы бабушка празднует?
– А как же! Мы, если не на работе, обязательно приходим. Дети из трех школ прибегают. Бабушке нравится. Вот она сейчас с вами молчит, даже про Ленина рассказывать не стала, а перед детьми соловьем заливается. Их обычно много приходит. День Победы бабуля помнит хорошо. Рассказывает, царило в тот день нечто невообразимое. У начальника столовой, где она работала, был пистолет. Так она его выхватила и стреляла, стреляла… Такая была радость!
Движение – это жизнь
Пока мы разговариваем, ненадолго с работы заскакивает внук Альберт. Его жена передает нам и бабушке куски торта и чай, рассказывает: долгие годы Наталья Андреевна работала в столовой “Жарки”. Была кондитером.
– Крутым кондитером, – добавляет Светлана. – Я, бывает, что-то испеку, она попробует и качает головой: не то. Вот в прошлом году ей было 99 лет, я заказала в кондитерской торт – красиво украшенный, с цифрами 99. Но, едва взглянув на него, бабушка изрекла: “Не буду есть”. Так и не притронулась.
– Она с характером, – подтверждает Альберт. – Если сказала: мне сегодня нужен плов – значит, должен быть плов. А борщ она есть не будет.
– А вам довелось попробовать бабушкиных тортов?
– Да. Она меня оладьи, свое любимое блюдо, научила стряпать, – добавляет мужчина. – Я тогда в третьем классе был. И все детство к бабушке ходил в “Жарки”. Меня там все знали.
– А есть в роду еще долгожители?
– Нет. Бабушка единственная. Возможно, сказалось то, что родилась она в Сибири. И давно на Севере живет, – предполагает Светлана. – Не пила, не курила. Опять же, она до последнего, пока могла, работала, такого не было, чтобы на пенсию выйти и дома сидеть. Движение ведь много значит… И до сих пор бабушка спускается в магазин.
– ?! – мы не в силах скрыть изумление.
– На костылях, медленно-медленно. А в магазине еще может жару дать продавцам, если что-то не так, – добавляет новых штрихов к портрету родственницы Светлана.
– А лет пять-шесть назад тоже случай был, – вспоминает внук. – Пошла бабушка в магазин, это через дорогу. Идет оттуда на костылях, в руках – авоськи с продуктами. А в это время знакомая Светланы, увидев бабушку, захотела ей помочь. Взялась за сумки и… чуть не получила костылями. Бабушка ее не узнала, но за себя постоять смогла…  
Лекарство от одиночества
В свои почти сто лет Наталья Андреевна сохранила не только ясность ума, но и способность самой обслужить себя. Светлана ищет на старом деревянном шкафу, который у бабушки с 1949 года, альбомы с фотографиями. Попутно объясняет: памперсы, которые приносят сотрудники социальных служб, бабушка отдает “тем, кому нужнее”.
Мы садимся рассматривать немногочисленные, по большей части черно-белые снимки. На одном из них красивая девушка с косами. Сколько ей здесь лет?
– Двадцать два, – не столько слышит, сколько угадывает вопрос долгожительница. – Замуж выходила.
Еще одна старая фотография: на ней два бравых военных с девушкой посередине – Наталья Андреевна с братьями. Цветные, более поздние снимки – дети, внуки… А это она – молодая еще – на отдыхе в Сочи. В Ессентуках… 1953 год. Вот бабушка на 9 Мая с членами норильского Совета ветеранов. Еще один снимок: мастер-кондитер Наталья Левандовская со своими учениками.
– Когда бывшие ученики приходят, бабушка такая довольная, – объясняет Светлана. – Просит накупить фруктов, сладостей к столу. Разговоры ведет – не переслушаешь.
– Это я на Долгом озере… – берет в руки фотографию молодой женщины, сидящей на краю мостика, долгожительница. – А это мы на 8 Марта… Гульнули маленько.
Мы смеемся.  
– Бабушка может иногда выпить стопочку коньяку, – объясняет Светлана и добавляет: – Правда, после этого нам приходится скорую вызывать.
Старые снимки вызывают не только радостные воспоминания.
– Сын у меня родился в Норильске. Все время говорил: “Я никуда отсюда не уеду!” Здесь и умер, – бабушка, не сдерживаясь, тихонько плачет. – А я осталась одна.
– Шестерых детей на ноги подняла, столько пахала, а теперь, оказалось, никому не нужна, – с горечью говорит Светлана.
Двое бабушкиных детей уже умерли – старшая Клавдия и сын Владимир, самый близкий Наталье Андреевне человек. По нему особенно болит материнское сердце. Есть еще дочь, которая живет на Кубани. Есть сын в Иркутске. Остальные дети в Норильске. Хотя никто из них, по большому счету, участия в жизни матери не принимает. Одиночество для стариков больная тема. Хорошо еще, что есть внуки…
– Тяжело ей, конечно, – продолжает Светлана, – но к нам она не хочет идти – у нас двухкомнатная квартира. В одной комнате мы с мужем, в другой – сын. Говорит: “Вот если бы у вас была девочка”. А так ни в какую… Навещаем ее день через день. Продукты приносим. Я телефоны всем соседям, кому только можно, раздала. Бабушку тут все знают. Если что – звонят.
Пока мы общаемся с ее родственниками, долгожительница сидит, погруженная в себя. О чем она думает, ровесница века? За сто лет, прошедшие с 1913-го, страну, да что там, весь мир не узнать.
– Прошлым летом, пока тепло было, мы ее часто на такси по Норильску катали, – рассказывает Светлана. – Ей нравится. Машину везде останавливаем. Она выходит. У Вечного огня постоит, на медведей возле Валька посмотрит. Удивляется переменам в городе. “У этого магазина раньше было другое название!” В очках ведь, а все видит.
Старушка тихонько улыбается.
 
Сегодня специалисты управления по персоналу и социальной политике Заполярного филиала “Норильского никеля” навестят Наталью Андреевну – поздравят с наступающим праздником Победы и окажут благотворительную помощь.
– Это нужные и незаменимые в хозяйстве вещи, угощения, а также денежная сумма, чтобы близкие Натальи Андреевны могли порадовать ее чем-нибудь на ее усмотрение, – сказал и.о. заместителя начальника отдела обеспечения социальных программ управления по персоналу и социальной политике ЗФ Станислав Бородин.
В год своего столетия и накануне Дня Победы Наталья Левандовская особенно нуждается в заботе и радостных эмоциях. Таким образом компания внесет свой вклад в поддержку одной из самых почтенных жительниц Норильска.
0

Читайте также в этом номере:

Деду за подвиг спасибо (Андрей ЛЕВЧЕНКО, кандидат педагогических наук, заместитель начальника управления по спорту администрации Норильска)
Вкус победного 1945 года (Андрей СОЛДАКОВ)
Помнит мир спасенный (Екатерина БАРКОВА)
От субботника ни спрятаться, ни скрыться (Евгения СИДОРУК, главный специалист Норильского городского архива)
Генеральный план (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск