Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
13:35 В Норильске празднуют День шахтера
09:30 В Мончегорске проходит Международный литературный фестиваль «Табуретка»
18:05 Торжественный вечер для горняков прошел в Норильске
14:20 400 миллионов тонн руды дали стране норильские горняки
13:55 Дмитрий Свиридов: «Успехи «Норникеля» напрямую влияют на качество жизни в регионе»
Все новости
Чтобы помнили
НОРИЛЬСКИЙ ХРОНОГРАФ
12 ноября 2015 года, 15:14
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
После крушения аэробуса А321 над Синаем  власти нескольких стран отменили полеты в Египет. Но как отменить память и боль родных и близких погибших? Норильчан среди пассажиров российского лайнера не было, но трагедия в Египте кого-то вернула в ноябрь 1981 года, когда в Алыкеле при посадке разбился новенький Ту-154.
Одной крови
13 ноября 1910 года во Владикавказе родился Владимир Зверев, будущий начальник Норильского комбината послевоенного периода. В Норильск Зверев впервые приехал осенью 1940-го в составе комиссии для проверки деятельности Завенягина, который, по словам самого Владимира Степановича, без него его женил. Норильск на пятом году своего строительства заместителю главного инженера Джезказганского комбината НКВД СССР не понравился, но так сложилось, что он отдал ему 14 лучших лет жизни.
При главном инженере Звереве и начальнике Панюкове Норильский комбинат весной 1942-го выдал первый электролитный никель, на основе которого была получена лучшая в стране броневая сталь. При них была возведена первая очередь комбината, причем первым в этом тандеме, по мнению норильчан того времени, был Владимир Зверев, сменивший в 1948-м Панюкова на посту начальника. Исследователь истории Норильска Анатолий Львов, бравший интервью у Зверева незадолго до его смерти (Владимира Степановича не стало в 72 года), считал, что тот был одной крови и одного уровня инженерного таланта с Завенягиным. Суров, но справедлив – как правило, характеризовали того и другого. Кстати, Зверев в 1940-м многие выводы комиссии, проверявшей деятельность Авраамия Павловича, не подписал, но потом обижался на Завенягина, что тот, когда уезжал из Норильска в 1941-м, рекомендовал на свое место  Панюкова.
Заключенный Норильлага инженер Сергей Штейн, ставший впоследствии писателем Сергеем Снеговым, в книге о Норильске военной поры “В полярной ночи” вывел Зверева под именем Дебрева:
“...Его природная подозрительность была многократно усилена тяжкой неудачей на конференции. Он думал, его окружают друзья, верные соратники. Эти люди соглашались с ним, когда он ругался, разозленный непорядками, они угодливо кивали головами, ловили и усиливали каждое его слово. А в решающий момент они не пожелали разбивать себе лбы в начатой им драке. Дебрев уже готов был согласиться, что и он неправ, – слишком уж он перегибал палку. Но это не снимало вину с тех людей, на кого он напрасно рассчитывал...”.
“Перегибая палку”, что было продиктовано временем, условиями строительства и, конечно, характером, главный инженер к моменту своего назначения начальником комбината сделал все, чтобы завершить переход на постоянную технологическую схему, включающую переработку вкрапленных руд. Как начальник при строительстве медного отстоял право строить завод с полным циклом, включая анодный и электролитный цехи. При нем был пущен медный и цементный заводы, утвержден проект города.
Своей вины в том, что произошло в Норильске летом 1953-го, Зверев не признавал, считая, что, будь он в это время не на реабилитации после двух инфарктов, а в строю, трагедии  не произошло бы. После восстания в Норильлаге начальника комбината перевели сначала в Министерство цветной металлургии, а затем – на 17 лет – в 3-е Главное управление металлургического оборудования, занимавшееся обеспечением работы всех ядерных реакторов оборонного и мирного назначения. На заводах 3-го ГУ производилось ядерное топливо, изготавливались технологические каналы из циркония и другие узлы. Зверев, как главный инженер управления, отвечал  за получение обогащенного лития-6 и бериллия, а также строительство новых цехов. В истории атомной промышленности он назван “крупнейшим в Советском Союзе специалистом”.
 
Последний полет
16 ноября 1981 года
в Алыкеле разбился самолет Ту-154 с пассажирами на борту. Об этой трагедии долгие годы знали только ее участники: выжившие пассажиры и члены экипажа, родственники и близкие 99 погибших, работники аэропорта и Норильской железной дороги, медики городской больницы и военные гарнизона, расположенного в Алыкеле.
Сегодня в Интернете можно прочитать подробные описания этой авиакатастрофы с указанием причин и расшифровкой переговоров экипажа и даже оставляющие впечатление достоверности воспоминания очевидцев.
По официальной версии, крушение пассажирского самолета Ту-154 Б-2 Красноярского авиационного отряда (“Аэрофлот”) произошло, когда лайнер, завершая пассажирский рейс из Красноярска, заходил на посадку. Находясь на глиссаде, самолет потерял высоту и приземлился на поле до полосы, после чего врезался в насыпь курсового радиомаяка и разрушился. При этом погибли 99 человек. 95 пассажиров из 160 и 4 члена экипажа из 7. По заключению комиссии, расследовавшей катастрофу, ее причиной стала “потеря продольной управляемости самолета на завершающем этапе захода на посадку”, то есть на практически новом самолете, эксплуатировавшемся всего несколько месяцев, из-за конструктивной недоработки заклинило руль высоты…
Кроме того, служба перевозок в аэропорту Красноярска неправильно рассчитала загрузку, из-за чего перевес составил более 685 кг.  
Опытный экипаж под руководством заслуженного пилота СССР Геннадия Шилака, для которого рейс в Норильск стал последним, по заключению прокуратуры был признан  полностью невиновным.
За год до 20-летней годовщины трагедии детско-юношеская спортивная  школа города провела первый турнир по греко-римской борьбе в память о погибших борцах, вместе с тренером  возвращавшихся домой рейсом 3603 со всесоюзного турнира. В этом году в ноябре пройдет 15-й памятный турнир.
 
“Сибиряк, здоровяк, умница”
18 ноября 1925 года
в поселке Абан Красноярского края родился будущий легендарный норильчанин Александр Шереметов. В Норильске бывший печатник, фронтовик (с простреленным легким), а впоследствии Герой Социалистического Труда проработал два десятилетия, приехав на Север в 1954-м с женой и двумя сыновьями.
До войны он вместе со старшими братьями работал в типографии. Вслед за ними добровольцем ушел на фронт. В День Победы дважды раненному бойцу еще не было 20. В Норильской типографии для печатника широкого профиля места не нашлось, и Александр Шереметов пошел работать в анодное отделение медного завода, хотя не имел ни малейшего представления о профессии металлурга. После смерти Сталина  в стране началось освобождение заключенных из лагерей и ссылок, и на Норильском комбинате в первый бесконвойный год работы остро не хватало специалистов. Шереметова очень быстро обучили азам профессии, и  через два года он стал старшим плавильщиком. Со временем научился проводить плавку не за 12 часов, а за четыре, войдя в историю медного завода как автор скоростных плавок.
Фронтовик, передовик, новатор в 40 лет стал Героем Социалистического Труда. Звезду Героя Александр Шереметов получил вместе с директором комбината Владимиром Долгих в декабре 1965-го из рук председателя Совета Министров СССР. Впереди у него было еще девять норильских лет, которые Герой проработал мастером в том же анодном цехе на медном заводе до самого отъезда. В этот период к работе и заботе о семье добавились съезды и пленумы партии, на которых металлург из Норильска в статусе члена ЦК сидел, например, рядом с Валентиной Терешковой. Металлурга с плакатной внешностью заметил сам генеральный секретарь ЦК Леонид Брежнев,  называя “сибиряком, здоровяком и умницей”.
В Шушенском “сибиряк, здоровяк, умница”, по свидетельству журналиста Владислава Толстова, бравшего у него интервью в канун 50-летия медного завода, жил очень скромно. В 2005-м здоровье не позволило ветерану прилететь на юбилей комбината. В 2006-м Александра Шереметова не стало.
В тандеме Панюков – Зверев главный инженер (справа) считался номером один
После Норильска
Александр Шереметов
0

Читайте также в этом номере:

Меди не хватило (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Золото и платина (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
На российском сырье (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Моделируй это (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Тепло в дома Дудинки (Марина БУШУЕВА)
Качества желают лучшего (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Наши ниши (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
О тех, кто нас охраняет (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Как студенты (Ольга НОСОВА, завкафедрой металлургии цветных металлов Норильского индустриального института)
Под управлением любви (Татьяна РЫЧКОВА)
Букетик в колбе (Ольга ЛУКАШЕВИЧ, организатор и руководитель опытно-металлургического цеха, на котором был получен первый черновой никель)
И всё у вас получится (Екатерина БАРКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск