Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Пришелец
75 писем о любви
13 сентября 2010 года, 16:58
Текст: Валерий КРАВЕЦ, журналист, норильчанин с 1965 года
О том, что Валентин Константинович родился в 1941 году, я знал, но не догадывался, как трагически складывалась его судьба буквально с первого дня жизни. Об этом мне стало известно в печальные дни прощания с Поляковым. Кто бы мог подумать, что этот сильный, уверенный в себе человек, излучающий энергию и доброжелательность, едва вступив в жизнь, был практически обречен: война, сиротство, судьба подкидыша, несовместимые с жизнью условия выживания. Но он не только выжил, а и принес с собой в последующую жизнь миссию ее делателя: рожденный в дни разрушения, Поляков стал созидателем на всех этапах своего жизненного пути. Я думаю, это был уже Божий промысел: вопреки всему строить, организовывать, добиваться успеха во имя людей, лучшим представителем которых ему суждено было стать.
Поскольку таких личностей не так уж много на нашем не всегда белом свете, я ощущаю, воспринимаю его как пришельца, посланного на землю высшими силами для сотворения добра, которого в наших деяниях становится все меньше и меньше.
Журналистская работа за десятилетия в Норильске сводила меня со многими северянами, в том числе и руководителями. Спасибо ей за то, что не обошла меня знакомством с Валентином Поляковым.
 
Кадровые вопросы
Мы встретились, когда он уже возглавлял крупное автохозяйство. Меня меньше всего интересовали технические достижения предприятия, хотя и они отражали главный предмет моего внимания – заботу о людях. А в этой проблеме не бывает мелочей.
Помню, как на продутых ветрами горизонтах карьера нерудных ископаемых, в уютном кунге (вагончике), установленном на шасси большегрузной машины, где была оборудована передвижная столовая, после съемок для телевидения обедал с шоферами и горняками, не знавшими доселе, что значит вкусно и питательно поесть во время обеденного перерыва непосредственно на рабочем месте, в “поле”. Организация такого питания – одна из многочисленных акций молодого руководителя предприятия. Его никто не заставлял, не обязывал это делать. Были бы вывезены необходимые кубометры, накручен соответствующий километраж, была бы в порядке техника. А для Полякова главное – было бы все в порядке у людей, обеспечивающих эту программу. Не думаю, что он размышлял об этом глубокомысленно и “карьерно”. Просто чувствовал, что это надо делать.
В те далекие годы Поляков проявился для меня в первую очередь через заботу о людях. Тогда же на территории автохозяйства появился и стол заказов, бытовые службы, услугами которых, не скрою, с удовольствием пользовался и я. Здесь всегда можно было приобрести необходимые продукты, привести в порядок одежду, доверить услугам прачечной соответствующие предметы. А теперь вспомните, для кого все это было сделано? Для замазученных прежде шоферюг, которые на своей основной работе, не ставшей легче, получили возможность жить по-человечески, ощутимо помогать по хозяйству своим семьям. При этом и отношения в семьях улучшились. Изменились и сами гаражные помещения: в них стало чисто, светло, просторно.
А вот случай из личной практики. Когда в 1974 году меня назначили собственным корреспондентом Гостелерадио СССР по Норильскому промышленному району, среди прочих благ (впрочем, в этом была производственная необходимость) мне полагался служебный легковой автомобиль. Нужен был и шофер, я попросил Полякова помочь решить этот кадровый вопрос. Вскоре ко мне в корпункт пришел крепкий пожилой мужчина. По его рукам было видно, что за баранкой большегрузной машины он провел не один десяток лет, и теперь ему самое время отдохнуть за рулем легковушки. Именно поэтому, как мне показалось, Поляков и прислал водителя ко мне.
Но я понимал, что зарплата шофера бюджетной легковушки будет раза в три меньше той, которую он имел. А коллектив гаража несколько богемной студии телевидения вряд ли станет родным для ветерана заполярных дорог.
Словом, я отказал ему в рабочем месте с чувством неловкости, но с чистой совестью. А вот мотив Полякова, как мне кажется, понял: он хотел сделать лучше для конкретного человека.
 
Все больше становился крестьянином
Наши отношения стали крепче и глубже, когда Валентин Константинович, приняв под свое начало комплекс “Озеро Белое”, стал крупным профессиональным аграрником. Идея санаторно-аграрного комплекса мне и сегодня представляется чрезвычайно прогрессивной, хотя время объективно внесло принципиальные поправки в ее идеологию. Но сама мысль на неплохих в сельскохозяйственном смысле землях выращивать картофель и другие овощи, да еще по прогрессивной голландской технологии с применением самой современной техники, разводить птицу, рыбу была передовой. Ее реализация обеспечивала не только питание отдыхающих будущего санаторного комплекса, но и позволяла значительное количество картофеля и овощей направлять в Норильск. Кто помнит те времена, не может не оценить, сколько это экономило времени (а ведь были жесткие навигационные сроки) и средств. Исчезала категория посредников, поставщиков, а сколько новых рабочих мест возникло в процессе реализации этой программы! Как ожили окрестные села!
В течение ряда лет мы сняли несколько телевизионных фильмов о сельскохозяйственной направленности белоозерского комплекса. Я помню председателей колхозов – рязанцев, ставших норильчанами, и простых селян, которые с помощью Норильска (читай – Полякова) увидели свет в окошке.
Сам же северянин Поляков в это время все больше становился... крестьянином. Это чувствовалось не только по его хозяйственной хватке в делах аграрных, но и в личных увлечениях. Хотя я никогда не был на его подворье, знаю, что круг интересов этого человека в живой природе был обширным. Чего стоит хотя бы увлечение пчеловодством! Однажды, когда я уезжал из санатория, ко мне пришел Андрей, много лег проработавший с Валентином Константиновичем водителем, и передал от него трехлитровую банку янтарного меда со словами: “Сегодня утром дома качали”.
Думаю, что в книге воспоминаний о Полякове будет немало интересных сообщений о том, как создавался санаторий, превращаясь в истинный дворец здоровья.
Сколько было прекрасных надежд, связанных с замечательными задумками Валентина Константиновича! Как много из них удалось реализовать! Но как это непросто было сделать...
 
Добрые дела помнятся
Я уехал из Норильска в 1997 году, но несколько раз в течение последующих лет мне удавалось побывать в родном городе: приглашали на различные торжества, бывали и поездки, связанные с временной занятостью. Как правило, я нередко встречал в гостинице Полякова: он приезжал на комбинат по делам санатория. Но все чаще я видел на его привычном для меня улыбающемся лице выражение растерянности, огорчения, недоумения. Обремененный хлопотами об отдыхе норильчан (санаторий тогда еще был “под комбинатом”), он... не мог попасть на прием к руководству, иногда даже не к первому лицу. А ведь приезжал по серьезным вопросам, связанным с обеспечением хозяйственной деятельности крупного подразделения комбината. Что тогда творилось в его душе, можно только догадываться. И не стало ли это в том числе трагической составляющей его внезапного ухода...
В июле 2002 года, когда я в очередной раз, уже в качестве пенсионера, приехал в санаторий поплавать в любимом мной озере, не мог не почувствовать тревогу, которая словно витала в воздухе. Бродя в сосняке около любовно огороженных муравейников, я написал стихи.
Муравьи – дружные работяги до сладкой и сочувственной боли напоминали мне моих земляков-северян и новых земляков с “Озера Белого”, и самого себя. Эти стихи я посвятил Полякову.
 
Уважая сущность мураша,
В тишине лесной благоговейной
Оградила добрая душа
Под сосной веселый муравейник.
Сколько в муравейнике людском
Натаскал и я до общей кучи:
И хвоинок, чтобы строить дом,
И личинок, чтоб был харч получше.
Но однажды в беспощадный миг
Никому почти уже не нужный,
Как приговоренный, я постиг,
Что разрушен муравейник дружный.
Что осиротеет завтра лес,
Не сумеет пережить коварство,
Невдомек тому, кто грубо влез
В это созидательное царство...

 
Как в воду глядел... Конечно, пересмотр социальной политики компании во многом объясняет отношение и к самому санаторному комплексу, и к понятию заботы о человеке. Деньги, конечно, большое дело, но не всегда главное. Похоже, что время пересмотрело и этот тезис.
Я не знаю, что творилось в душе Валентина Константиновича в последние пять лет, когда (и как!) ему удавалось не только отстоять санаторий в подковерных битвах, но и приумножить сделанное. Но закрепить достигнутое не успел. Или не смог. Или не дали.
…Валентин Поляков оставил после себя плодоносящий сад больших и добрых дел. Сейчас над этим садом занесен топор. Мне кажется, что я даже слышу его стук. А как хочется, чтобы сад продолжал цвести! Всегда.
“Озеро Белое” – санаторий-легенда
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск