Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
“Надежда”. Вторая очередь
Юбилеи
21 марта 2011 года, 13:49
Фото: Виктор ПЕШКОВ
Текст: Татьяна ГРИДЧИНА
Этот год для Надеждинского металлургического завода имени Б.И.Колесникова знаковый. 8 июля здесь отметят 30-летие пуска в эксплуатацию второй очереди  предприятия. О том, кто стоял у истоков становления завода, какой ценой доставались первые успехи коллектива НМЗ – гиганта цветной металлургии, читайте на 3-й странице газеты.
Акт государственной комиссии о вводе в эксплуатацию пирометаллургического производства завода подписан 9 июля 1981 года. С этого дня началась история промышленного освоения металлургического гиганта в целом.
 
Новый директор
2 ноября 1981 года директором “Надежды” был назначен Джонсон Хагажеев. Он пришел на НМЗ с должности директора медного завода. Назначение руководителя нового предприятия получилось несколько нетрадиционным. Примерно за два месяца до назначения на эту ответственную должность директор комбината Борис Колесников отозвал из отпуска Хагажеева с просьбой заместить на время давно не отдыхавшего главного инженера Анатолия Филатова. Так, Хагажеев по долгу службы окунулся в гущу пусковых проблем “Надежды”. А немногим позже по предложению министерского и комбинатского начальства Джонсон Хагажеев далеко не сразу, но все же согласился возглавить завод.
Работать зачастую, как теперь  принято говорить, приходилось в экстремальных условиях. Свой рабочий кабинет Хагажеев, по словам очевидцев, “перенес” в главную диспетчерскую и центральную диспетчерскую плавильного цеха. Основным же рабочим местом был весь завод и рабочие площадки. А бумаги ему приходилось подписывать “на ходу и на спинах”.
Достижение проектных объемов по никелю и меди потребовало разработки и внедрения в кратчайшие сроки комплекса крупных и затратных инженерно-технических решений по интенсификации головных переделов второй очереди с одновременным увеличением объема переработки пирротиновых концентратов по первой очереди. Что обеспечило бы рост производительности никелевой линии взвешенной плавки в 1,5 раза, медной – в 1,3 раза.
Генеральным направлением была признана разработка мер по интенсификации процессов переработки сырья с коренным изменением технологических параметров. Одновременно была поставлена сложная перспективная задача перекрестного конвертирования медного и никелевого штейнов с возможностью оперативного маневра печным, конвертерным и крановым парком плавильного цеха, переключения печей “с меди на никель” и даже совместных плавок “на один металл”.
В обеспечении быстрой реализации принимаемых мер по согласованию с Госстроем, Госпланом и Стройбанком СССР были выделены дополнительные капитальные вложения в сумме 27 миллионов рублей со срочным обеспечением необходимым дополнительным оборудованием и материалами. Срок освоения проектной мощности по металлам был определен – 18 месяцев.
 
Трудные будни
Уже в процессе пусконаладочных работ и комплексного опробования выявились серьезные трудности практически по всем переделам завода.
Так вспоминает один из рабочих моментов того времени директор завода Джонсон Хагажеев:
“В этот день я пригласил горняков, чтобы разобраться и решить возможность использования микровзрывов для разборки остывших зависов в котлах (а заодно – и козлов в конвертерах). Ознакомились с чертежами, идем из центральной диспетчерской в цех, и по пути меня кто-то остановил с вопросом, мы задержались.
В это время и произошел раскаленный выброс из котла. Так что я чуть и горняков под него не подставил…
Мы зашли в тупик – что делать? Открываешь люк – все это горит и взрывается. Попробовали так – взорвались, по-другому – взорвались. Линия стоит. Народ (и это естественно – испугался) из плавильного цеха ушел… Это был страшный период. Осталось тогда, по памяти, человек 36–40 добровольцев. Мы приняли решение – расставляли людей строго по местам, в цех загоняли пожарные машины, под котел закачивали пену и начинали снизу из котла выкачивать воду высокого давления, ожидая взрыва внутри котла. Страшен сам момент ожидания, его неизвестность. Не знаешь, какой силы и когда взрыв произойдет. Второй момент – это когда удираешь из-под кроваво-красного выброса. У каждого свой маршрут убегания, пока бежишь – страшно, если споткнулся, упал – сгоришь. И третий момент – когда после выброса по рации, а они у всех были, начинаешь перекличку: все ли успели выскочить, а вдруг кого-то накрыло…
Так мы 18 суток не выходили с завода, людей становилось меньше. Думаете, почему Михаил Федорович Стеклов носит с тех пор бороду? Под выброс попали я и Козюра, Филиппов в больнице лежал, рабочие…
Я тогда без каски ходил специально, да, техника безопасности! Криминал! Но походку “держал” замедленной – люди должны были видеть, что я “не дергаюсь”, знать: я с ними. И в меня можно верить.
Сам тогда был за рулем, сам водил свою машину. Так вот, я поставил ее у ворот плавцеха, и все 18 суток она там, заносимая, и простояла. Когда спрашивали: “Может, отгоним в гараж?” – я приказал не трогать, пусть ее видят идущие на смену и со смены люди, пусть знают, что директор никуда не уезжал”.
(Выдержка из книги Евгения Сорочкина “Светит незнакомая звезда”, агентство “Престо”, Норильск, 1999 г.)
 
В одной связке
О том, как протекали первые трудовые дни молодого металлургического предприятия, говорить можно много. Пожалуй, самую полную картину может представить тот, кто непосредственно принимал участие в пусконаладочной эпопее завода. Вячеслав Коржов, бывший бригадир комплексной бригады сушильного отделения, в январе 1980 года был переведен на “Надежду” с никелевого завода. Девять лет он отработал на никелевом и, возглавив бригаду из 50 человек, таких же опытных металлургов с медного и никелевого заводов, пришел осваивать новый завод.
На “Надежде” все было совершенно по-другому: датские сушилки, швейцарские фильтры… На таком современном, высокоавтоматизированном оборудовании в России еще никто не работал. Короткая стажировка на Волховском алюминиевом заводе и курсы на комбинате мало что дали. Все приходилось осваивать на практике. “Пластались мы, – как выражается Вячеслав Сергеевич, – на тех сушилках и на швейцарских фильтрах “Элекс” не один месяц по 12–14 часов, иногда даже ночевали на заводе, прямо в кабинетах или в бытовках. Много возни было и с английскими газорегуляторами фирмы “Тиботи”.
Комплексная бригада 04-001, возглавляемая Коржовым, была единым целым – Антон Криевс (нынешний директор “Надежды”), Аркадий Кодиулин, Юрий Борзов, Иван Собин, Борис Кришталь, Александр Лукачанов, Виталий Пономаренко, Владимир Кавырзин, Александр Дунин, Николай Павлинов, Федор Арсенович, Сергей Савелков… В одной связке с рабочими – начальник отделения Александр Барышев, сменные мастера Юрий Филиппов, Богдан Кужель, Игорь Сильченко, мастер КИПа Сергей Селяндин.
 
Преемственность на высоте
– Много преподносила сюрпризов дама по имени “Надежда”, – улыбается Вячеслав Коржов. – Наверное, каждому из нас надо было пройти эти испытания. Но зато сейчас я могу без сомнения сказать, что осваивали завод – теперь гордость Заполярного филиала – настоящие мужики.
Вячеслав Сергеевич, один из ветеранов “Надежды”, уехал с Севера в январе 2009 года. Летом 2010-го был приглашен на 75-летие Норильского комбината. Приехав в Норильск, несколько дней провел на заводе, в своей родной бригаде. Пообщавшись с ребятами, отметил, что будто и не уезжал вовсе. Остался доволен работой и настроением своих бывших коллег. Особенно тем, что сохраняются традиции, заложенные первопроходцами. В бригаде по-прежнему царит взаимопонимание, взаимовыручка.
Нормально справляется с возложенными на него обязанностями бригадира Александр Волощук, пришедший Коржову на смену. Человек он грамотный, коммуникабельный, требовательный к себе и другим. Сейчас бригада занята реконструкцией и модернизацией оборудования сушильного участка ПЦ-1. А поскольку в бригаду пришла молодежь, опытные “спецы” Николай Павлинов, Борис Кришталь и другие спешат обучить их всем секретам профессии.
0

Читайте также в этом номере:

Чип спешит под землю (Елена ПОПОВА)
Полная перезагрузка (Виктор ЦАРЕВ)
Трубы чисты (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Кто испортил воду? (Ален БУРНАШЕВ)
Недетский детский вопрос (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Олимпийский резерв Норильска (Виктория РАЗВОДОВСКАЯ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск