Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Главный участок
РЕПОРТЕР ИДЕТ ПО ПРОМПЛОЩАДКЕ
12 декабря 2011 года, 11:01
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
На медном заводе металлурги каждого из трех плавильных участков считают свое подразделение основным. Вот и бригадир технологической смены конвертерного участка плавцеха Сергей Корчагин убежден, что плавильный участок №2 выполняет самые сложные задачи.

Тонкости технологии

А как по-другому? Конвертерный участок ПУ-2 принимает с участка ПУ-1 штейн и, переработав его в конвертерах, передает на ПУ-3 черновую медь.
– И нам надо выдать качественную черновую медь, чтобы не создавать дополнительных сложностей другим переделам, – говорит Сергей Корчагин. – Нужно постоянно поддерживать связь с первым и третьим плавильными участками, быть в курсе, как идут дела у них. Мне нужно точно знать, когда и сколько штейна выдаст ПУ-1. Иногда штейн идет тоненькой, в палец толщиной струйкой, и значит, ковш будет набираться часа полтора. А иногда идет сильной струей, тогда это дело 20–25 минут.
Не меньшее значение в работе имеет и налаженное взаимодействие с плавильным участком №3. Оттуда на конвертерный участок поступает скраб – так называют здесь остатки анодов, отработанных в электролизных ваннах цеха электролиза меди.
– Работаем мы на разнице температур, – поясняет Сергей Корчагин. – И чтобы получить качественную черновую медь, должны в середине  каждой плавки остужать расплав, добавляя в него медесодержащие обороты, а на окончание плавки добавлять медный скраб. И расплав берет холодок от присадки.
В огневой металлургии много тонкостей. И много обстоятельств, влияющих на металлургический процесс.  
– Сейчас в плавильном цехе самая большая сложность – это переработка техногенного материала, – рассказывает Сергей Корчагин. – Он имеет много посторонних включений, которые мешают его загрузке в печи – бетон, арматура, железо. Техногенный материал тугоплавок, и это тоже создает дополнительные трудности.
Беспокоит металлургов на медном заводе и неритмичность поставок медного концентрата с обогатительных фабрик.
– У плавильщиков задача – выдать за смену 18–20 ковшей богатого медного штейна из печей ПВ-2 и ПВ-3, – рассказывает опытный металлург Корчагин. – А получается, что из-за неритмичности загрузки бункеров печей Ванюкова ПВ-2 и ПВ-3 и неправильной подшихтовки техногенного материала в первую половину смены печи выдают пять-шесть ковшей штейна, а во вторую половину – 10–12. В результате все переделы плавильного цеха лихорадит.    

С Юга на Север

Сергей Корчагин работает на конвертерном участке 16 лет. Точно помнит дату устройства на работу.
– Первый рабочий день был у меня 26 декабря 1995 года. А с 1 января 1996 года был официально закрыт прием на работу на Норильский комбинат. Успел заскочить в последний вагон, – шутит он. – Когда меня спросили, где хочу работать, я сказал: где больше платят. Так это плавильный, сказали мне, самый горячий передел. Там и пыль, и газок, подходит? Я сказал: подходит!
В Норильск Сергей Корчагин приехал вместе с молодой женой из Ставропольского края. Здесь жили родственники, они и позвали южан  “за хорошей жизнью”. И 16 лет, прожитых на Крайнем Севере, не разочаровали Сергея.
– Я в селе Правокумское жил, в сорока километрах от Буденновска. Работал токарем шестого разряда. И работа была неплохая, и шабашки постоянно случались. Но то, что заработал на медном за неделю, в Ставрополье зарабатывал за месяц. Есть разница? Да и сейчас, когда приезжаю в отпуск в родные места, вижу, что нисколько не прогадал. Кто-то из друзей и знакомых без дела болтается – безработица, кто-то нашел себе применение, но с моим материальным положением не сравнить. Там, если кто-то получает пять-шесть тысяч рублей, считается хорошо обеспеченным. Я из Норильска в ближайшие 15 лет никуда не собираюсь.

Не одной работой

Свадьба в селе Правокумское у Сергея Корчагина, состоявшаяся за полгода до переезда в Норильск, пришлась день в день на захват террористами больницы в Буденновске.
– Гостей было приглашено двести человек, – рассказывает Сергей, – съехались из разных мест. А тут такая беда, правда, тогда мы еще не представляли ее масштабов. Мы даже в районную администрацию позвонили, спросили, можно ли свадьбу играть? Там нам сказали, что свадьба – дело хорошее и гостей обижать нельзя. Можете жениться, только не шумите сильно и фейерверки не запускайте. Но сто человек гостей до Правокумского все же не доехали. Дороги в Буденновском районе были уже заблокированы. Свадьба у нас тихо прошла.    
В Норильске семье предоставили общежитие, потом “гостинку”, а потом уже купили квартиру сами. Карьера у Сергея Корчагина неспешно шла в гору.
– Взяли меня конвертерщиком по четвертому разряду. Это, считай, только лопатой работать, – рассказывает он. – Через год получил пятый разряд, еще года через четыре – шестой. А последние четыре года работаю бригадиром.
Не одной работой жив бригадир конвертерщиков. Любит рыбалку, автомобили. Увлечен компьютерами.
– Я компьютеры сам ремонтирую, – рассказывает он. – Нравится мне в электронике ковыряться. Что же касается автомобилей, то можете поздравить, как раз три дня назад приобрел новый – “Мицубиси-галант”.

На своем месте

В плавильном цехе Сергей Корчагин чувствует себя уверенно. Показывает журналистам подконтрольное ему хозяйство:
– Вот здесь заканчивается третий плавильный участок. А отсюда – с правой стороны ПУ-1, а с левой – наш, конвертерный.  
В подчинении у бригадира восемь человек.
– Но сегодня в смене работает только семь, один в отпуске, – уточняет Корчагин. – Так что у “бочки”, так у нас называют плавильщики конвертер, сегодня сам тружусь.  
Также подконтрольны начальнику технологической смены и бригадиру четыре крановщика, три стропальщика и машинист погрузочно-доставочной машины. Насколько удачно сработает конвертерный участок, зависит от общей слаженной работы.
Во время разговора журналистов с бригадиром к нему подходит рабочий в спецодежде и что-то спрашивает. Корчагин тут же по рации связывается с кем-то.
– Слесарь подходил, – поясняет он нам, – есть возможность заменить износившуюся тормозную колодку между варками металла. Сейчас отдал команду, чтобы подготовились к замене. Хотя порой и присесть некогда, работа у меня интересная!
Бригадир Корчагин руководит металлургическим процессом по рации
Залог успешной плавки – в слаженных действиях
Работа у конвертеров кипит
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск