Четверг,
27 декабря 2018 года
№51 (4669)
Заполярный Вестник
Терминал проверит знания Далее
Налетай! Далее
Норильск-2030 Далее
Стабильные сети Далее
Лента новостей
14:45 На Таймыре подвели итоги фотоконкурса на «оленью» тему
14:05 Конкурс по отбору кандидатов на должность главы района состоится 30 мая
13:50 До конца июля норильчане будут спать при свете дня
13:40 Профессиональный баскетбольный клуб ЦСКА стал чемпионом Евролиги сезона-2018/19
12:35 В Норильской драме идет работа над последней премьерой сезона
Все новости
Другой Чехов
ТЕАТР КРУПНЫМ ПЛАНОМ
11 апреля 2013 года, 13:24
Фото: Владимир МАКУШКИН
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Режиссер Тимур Насиров уверен, что норильчане не сразу поймут и примут его спектакль “Братья Ч.”.
По словам Тимура Насирова, в окончательной редакции постановки, премьера которой состоится сегодня на так называемой средней сцене, пришлось сократить текст, чтобы спектакль стал динамичнее. И все. В остальном он остался таким же, каким его увидели зрители январской театральной лаборатории. Еще тогда театральные эксперты назвали режиссерский эскиз Тимура Насирова законченным произведением театрального искусства, а зрители разделились на две равные половины. Одна посчитала, что спектакль следует “оставить как есть”. Вторая проголосовала за то, чтобы его доработать. Театр и режиссер прислушались к обеим сторонам, и через три месяца “Братья Ч.” появились в афише Норильского Заполярного.
 
Требуется включенность
– Опасаясь, что “Братьев Ч.” не поймут и не примут, вы все же довели дело до премьеры.

– Надеюсь, может быть, не сразу, но зрители оценят спектакль и войдут во вкус. По сути, мы предлагаем игру и даже стеб. И над Чеховым, и над чеховщиной, и над привычкой ставить “Трех сестер”, от которых тошнит не только зрителей, но и режиссеров с артистами. Я уже не могу ни смотреть, ни ставить “Трех сестер”, но не читать Чехова я тоже не могу. Я никогда не пойду на премьеру “Дяди Вани”, хотя это одна из моих любимых пьес. Сегодня Шекспира легче поставить, чем Чехова, настолько он оброс штампами. Пьеса Елены Греминой “Братья Ч.” – попытка избавиться от них. У нашего спектакля, с одной стороны, очень простой язык, но с другой – он требует некоторой включенности. Первое, что спросит рядовой зритель, увидев артистов с текстами в руках: “Они что – слова не могли выучить?” Несмотря на это, прием, найденный в формате режиссерского эскиза во время лаборатории, мы не изменили. Тексты в руках артистов – символ романа, который Чеховы пишут своей жизнью. Но так и не напишут.
– Вы сами выбирали артистов на роли?
– Распределение сделал главный режиссер Норильской драмы Егор Чернышов, когда готовилась лаборатория. Как известно, правильное распределение – примерно 80 процентов успеха. Когда артист попадает на роль, которую чувствует кожей, ему много объяснять не надо. Сегодня я себе уже не представляю другого, а не Дениса Ганина в роли Антона. Других братьев. Другого отца. Других Наталью и Дуню. Рома Лесик, Коля Каверин, Саша Глушков, Рита Ильичева, Аня Шимохина не просто вписались в пьесу, они сделали ее живой.
Рита в роли Наташи поначалу такая хамка – и вдруг: “Я вас люблю”, а Денис (Антон Чехов) по ней мелом рисует… И как же душа начинает за нее болеть.
А Рома Лесик – несостоявшийся писатель Александр Чехов, более одаренный, чем Антон.
Самый добрый и нежный из братьев – Николай – Коля Каверин. От него самого исходит такой позитив, такое обаяние.
На репетициях мы валялись от хохота всякий раз, когда выходил отец – Саша Глушков. У Греминой роль написана схематично, а Саша сумел наполнить ее содержанием.
Хорошо вписалась в актерский ансамбль дебютантка Аня Шимохина. Я обратил внимание, что ее основной партнер Денис Ганин хоть и был требователен к новенькой, но в то же время очень тактично ее наставлял.
– Исполнители сразу приняли пьесу?
– И поняли, и приняли. До Греминой, если не считать Рейфилда, мало кто задумывался о том, что это за раб, которого Чехов так мучительно из себя выдавливал. Это же факт, что отец и бил его, и заставлял обманывать. Трудно изжить среду, воспитание, Чехов тем и велик, что писал об этом, мучаясь собственным несовершенством и несовершенством человеческой природы.
– На лаборатории вы предстали не только как автор режиссерского эскиза. Сценография и музыкальное оформление “Братьев Ч.” тоже ваше. Кто из художников работал над окончательной версией постановки?
– Никто. Оформление спектакля оставлено без изменений.
– Возвращаясь к привычке ставить “Трех сестер”, в вашем режиссерском списке есть пьесы Чехова?
– Моя первая постановка в Русской антрепризе им. Андрея Миронова “Как он лгал ее мужу” была сделана по Чехову и Шоу. Тогда мне тоже очень повезло с артистами. В спектакле заняты гениальный Кирилл Датешидзе, любимый артист Фоменко, Мария Лаврова из БДТ и Андрей Аршинников. Мы полгода с удовольствием работали над спектаклем, и он до сих пор (уже 13-й сезон) не сходит со сцены и собирает публику. Был еще один спектакль в театре Комиссаржевской уже по Бунину, Чехову и Лескову “О жизни, смерти и любви”, где играла народная артистка России Тамара Михайловна Абросимова. Вот и все.
 
В поисках культурной столицы
– Сейчас вы живете и работаете в Новосибирске, учились в Санкт-Петербурге. Где ваша родина?

– Я родился в Баку, но меня все время тянуло в культурную столицу, видимо, петербургская мифология. Сразу после школы, даже не оставшись на выпускной вечер, поехал в Ленинград поступать на актерский факультет. Благополучно провалившись у Додина и Корогодского, пошел в культпросветучилище, но через 3 месяца понял, что нечего мне делать там… Кошмар какой-то, а не искусство. И ушел в армию. В 1990-м друзья чуть ли не силой вернули меня в Ленинград.
Я хотел бы жить в Баку, но сейчас живу в Новосибирске. Это такой же столичный город, как Петербург, но лишенный его необоснованного снобизма. Если когда-то петербургская интеллигенция составляла цвет нации, то теперь ее почти нет. Осталась уходящая натура. Сегодня Москву, Петербург населяют люди приехавшие. Их больше, чем коренных. Приехавший человек привозит свои традиции. Сейчас у Петербурга не те традиции, о которых мы когда-то читали. А снобизм почему-то остался.
А вот Новосибирск на сегодняшний день по-настоящему культурная столица, где очень богатая культурная жизнь, где много фестивалей, акций, где открытые, вежливые, толерантные люди с удовольствием ходят в театр.
– Сейчас много пишут о вашей первой постановке в “Старом доме” – спектакле “Ксения Петербургская” по пьесе Вадима Леванова. Чем дальше будете удивлять новосибирцев?
– После “Ксении” приступлю к работе над “Сиреневым платьем Валентины” Франсуазы Саган. У нас получился сезон серьезных и сложных экспериментов, поэтому хочется сделать легкую, ироничную комедию.
– Главный режиссер Норильской драмы Егор Чернышов при подведении итогов театральной лаборатории поставил самый высокий балл вашим “Братьям Ч.”. Вы видели его последние работы?
– “Утиную охоту” посмотрел на “Ново-Сибирском транзите”. Красивый, простроенный спектакль. Здесь видел “Валентинов день”. Очень понравились Сергей Ребрий и Нина Валенская. Прелестно сыграла юную Катю Маша Нестрян. Ход с оркестром навевает печаль и ностальгию. Очень хороший ход. Я тоже ставил пьесу Вырыпаева, но с другим знаком. У меня герои вели себя как клоуны. Такой был цирк про любовь. У меня была одна Валентина, три Кати и два Валентина. Я знаю спектакль с шестнадцатью Валентинами. Вообще текст пьесы очень театральный, гибкий и позволяет разгуляться режиссерской фантазии.
 
Справка “ЗВ”
Тимур Насиров – главный режиссер Новосибирского государственного драматического театра “Старый дом”. Выпускник Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, мастерская Г.М.Козлова.
В театрах Санкт-Петербурга поставил спектакли: “Как он лгал ее мужу” по Б.Шоу и А.Чехову (Театр им. А.Миронова), “О жизни, смерти и любви…” по И.Бунину, А.Чехову, Н.Лескову (Театр им. В.Ф.Комиссаржевской), ставший призером Международного конкурса “Монокль”, “Бру-га-га!!!” по М.Булгакову (“Творческая мастерская Г.М.Козлова”), “Она вас нежно целует” Ф.Саган (Театральная студия “Мастера сцены”), “Некоторые подробности конца света” С.Серегина (Театр им. Ленсовета).
Работал главным режиссером Воркутинского государственного драматического театра, где осуществил постановку спектаклей “Сиреневое платье Валентины” Ф.Саган, “Поминальная молитва” Г.Горина, “Зима” Е.Гришковца, “Окончание Дон Жуана” Э.Радзинского и других. Лауреат премии “Лучший режиссер года”.
В 2006–2009 гг. работал в должности главного режиссера Лысьвенского драматического театра. Спектакли: “Ханума” А.Цагарели, “Лев зимой” Дж.Голдмена, “Поезд в Африку” по К.Чуковскому, “Дульсинея Тобосская” А.Володина, “Про того, который ходил страху учиться” М.Бартенева (премия за режиссуру VI Всероссийского фестиваля искусства для детей “Арлекин”, Санкт-Петербург), “Поминальная молитва” Г.Горина (приз за лучшую режиссуру VIII Всероссийского фестиваля театров малых городов России, Лысьва) и другие.
Работал режиссером в Красноярском театре юного зрителя, где поставил спектакль “Собаки-якудза” Ю.Клавдиева, ставший призером в номинации “Новация” межрегионального фестиваля-конкурса “Ново-Сибирский транзит” (2010), стал участником программы “Маска Плюс” Национального театрального фестиваля “Золотая маска”  (2011), завоевал Гран-при федерального фестиваля “Театральный Олимп” в Сочи (2011).
В феврале 2012 года поставил спектакль “Происшествие, которого никто не заметил” по пьесе А.Володина в Новокузнецком драматическом театре, а в Новосибирском академическом молодежном театре “Глобус” – “Почти смешную историю” Э.Брагинского (2012).
В театре “Старый дом” первым режиссерским опытом Тимура Насирова стал спектакль “Ксения Петербургская”.
Тимур Насиров
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск