Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Не сотвори кумира
Стоит ли обожествлять земного человека?
11 декабря 2008 года, 15:51
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Сегодня, в день рождения Александра Солженицына, это имя не один раз прозвучит в теле- и радиоэфире, появится на сайтах и блогах, во всех печатных изданиях за 11 декабря.
Писатель не дожил до своего 90-летия и уже четвертый месяц покоится на Донском кладбище рядом с несколькими поколениями российских дворян. Последние годы  жизни  нобелевского лауреата увенчались абсолютным признанием бывшего изгнанника на Родине, сопровождавшимся всевозможными почестями и славой, в том числе и посмертной.
При жизни из рук президента Путина писатель получил Государственную премию за «Архипелаг ГУЛАГ» и прочие «выдающиеся достижения в области гуманитарной деятельности».
Накануне юбилея, уже после смерти, в Москве прошла международная конференция, посвященная творчеству писателя. На ней с приветственным словом выступил сегодняшний президент Дмитрий Медведев, считающий, что «многие из идей Александра Солженицына сегодня актуальны и способны привнести огромную пользу в укрепление государственности и гражданского общества».
Власти Москвы приняли решение о переименовании Большой Коммунистической улицы в улицу Александра Солженицына.
В Кисловодске создают музей писателя.
Министерство образования и науки пересматривает учебные программы, чтобы наиболее полно представить в них  творчество Александра Солженицына. В общем, как сказала организатор другой международной конференции (в Норильске) филолог Ирина Прохорова, читается попытка «из крупного человека и сложного явления сделать очередную икону, что сразу перекрывает возможность всякой критики и возможность рассматривать творчество писателя в развитии. Ведь то, что он писал в начале и в конце, – разные вещи…»
Пока еще о Солженицыне спорят. Есть те, кто называет его пророком, развалившим в одиночку коммунизм, и пытается «жить не по лжи», как призывал Александр Исаевич, уверявший в Нобелевской лекции, что одно слово правды весь мир перетянет... Оппоненты же величают писателя гениальным... мифотворцем.
Активно в свое время полемизировал с Александром Исаевичем, тогда эмигрантом, Андрей Дмитриевич Сахаров, а Владимир Войнович в романе «2024»  изобразил писателя в образе Сим Симыча Карнавалова.
Герой Войновича соблюдал посты, предпочитал кашу гамбургерам и вообще жил аскетом, ограничиваясь «одним домом, двумя коттеджами, баней, конюшней, маленькой церквушкой и одним маленьким скромным озером». Сим Симыч принципиально называл газету «читалкой», телевизор – «гляделкой», а самолет – «леталкой»... Имя Сим Симыча представляло собой аббревиатуру – «Симирный Интернационал Молодежи». Правда, после того, как писателю объявили, что это не совсем грамотно, Карнавалов заменил его на «Смерть Иксплуататорам Мира».
Известно, что Солженицын себя в литературном шарже узнал и ответил обидчику в эссе «Угодило зернышко промеж двух жерновов».
Так кем же был Александр Солженицын для России и мира? Каково его место в литературе ХХ века? На эти вопросы должны отвечать читатели «Одного дня Ивана Денисовича», «Красного колеса», «Ракового корпуса», многочисленных эссе и мемуаров писателя. Но многими ли из поклонников «Архипелага» будет принят эпохальный двухтомник «Двести лет вместе», посвященный «еврейскому клещу на теле больной русской собаки»?
Восторженную одномерность моего отношения к творчеству Александра Исаевича задолго до этого труда поколебала проза (и судьба) Варлама Шаламова, не захотевшего предоставить свой архив в распоряжение писателя Солженицына. А совсем недавно я узнала, что знаменитые фотографии Солженицына-зека, на которых он в кепке и ватнике с номером «Щ-262», на самом деле сделаны не в лагере (это было строжайше запрещено!), а после освобождения.
Так стоит ли обожествлять вполне земного человека с маленькими слабостями, большими заблуждениями и 30-томным литературным наследием?
0

Читайте также в этом номере:

Третья сестра у причала (Андрей СОЛДАКОВ, Дудинка – Норильск)
Чтобы жить здесь стало выгодно (Станислав СТРЮЧКОВ)
Ремонтируют всё! (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск