Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
14:05 В Норильске открылась школа паркура «Экстремальный Север»
12:05 Актерский квартирник «Про любовь» пройдет в Норильске
12:05 В Норильске разыграли Кубок главы города по боулингу
11:50 Военизированная горноспасательная часть Норильска переходит в структуру МЧС
11:40 Норильская лига КВН открыла творческий сезон
Все новости
Когда Остапа несет,
или Особенности газетной лексики
30 ноября 2010 года, 14:52
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Невозможно объять необъятное, утверждал Козьма Прутков. Так же и журналист, особенно если ему доводится писать на различные темы, не может быть безупречным специалистом сразу в нескольких областях. Поэтому нередко журналисты посылают публикации на согласование к своим героям, “на вычитку”, как говорят в газете. А в случаях, когда журналист готовит интервью, практически целиком состоящее из прямой речи, вопросов и ответов, это делать даже обязательно. Интервьюируемый должен подтвердить, что его слова не искажены и переданы правильно. В большинстве других случаев – при написании репортажей, зарисовок или корреспонденций – согласием фигурантов материала заручаться необходимости нет. Но чтобы быть уверенным, что имена, фамилии и должности указаны точно, а технический или научный термин употреблен к месту, отдать написанное на прочтение специалисту часто бывает нелишне. Иногда специалисты вносят разумные коррективы – исправляют термин или название должности, а иногда “Остапа несет” – металлург, криминалист, депутат или врач начинает ощущать себя цензором и литературным редактором в одном лице. Тогда держись! Однажды мне возвратили репортаж, в котором переписали буквально все, кроме… фамилии героя, ради уточнения которой материал и отсылался на предприятие. Корреспондента упрекали в некорпоративности и идеологической предвзятости – обычная реакция на критику. Стоит ли говорить, что в печать пошел вариант без исправлений. Досадно, что фамилия героя оказалась искажена, но в данном случае это была уже не вина журналиста.  
Иногда материал, отправленный для уточнения мелочи, держат в организации полдня, сутки, двое. А потом он возвращается с минимальными исправлениями. И сразу видится картина, как весь отдел предприятия пытался переписать материал по-своему, но, столкнувшись с прозой литредактирования – необходимостью избегать тавтологий, согласовывать времена и падежи и вместе с тем не терять нити и смысла повествования, – в итоге почти отказался от этой глобальной затеи.  
Однажды металлургический начальник остался очень недоволен, что подведомственный ему плавильщик употребил в разговоре с корреспондентом выражение “варю на глазок”, а журналист привел это просторечие в своем материале.
– Напишите, что рабочий говорит так: “Я определяю качественные характеристики жидкого конвертерного шлака, полученного в результате рудно-термического процесса, визуально”, – на полном серьезе убеждал он меня.
В русском языке существуют устойчивые словосочетания – идиомы. Именно к ним относятся просторечные, но укоренившиеся в речи выражения “на глазок”, “рак за горой свистнет” и другие. Умеренное употребление просторечных идиом является одним из изобразительных инструментов русского языка (тем более когда мы используем в тексте прямую речь). Ну не говорят плавильщики канцеляритом, их речь жива. И искажать ее так же неправильно, как менять температуру расплава в печи. Есть замечательная книга для студентов и специалистов по технологиям, применяемым в “Норильском никеле”, там научная и производственная терминология уместна. В газетной зарисовке о плавильщике – далеко не всегда.
Важно, чтобы читателям (среди которых немало специалистов совсем в других областях) было понятно, о чем журналист пишет. Наша речь весьма неоднородна. Она состоит из разных лексических страт (различающихся по целому ряду признаков и характеристик – экспрессивность, диалектность, арго, производственная лексика, канцеляризмы), так же как шихта, загружаемая в печь, состоит из различных компонентов. Везде нужны выверенные пропорции. Например, различные газетные жанры, как то: корреспонденция, зарисовка, статья, репортаж, отчет или эссе – требуют употребления различной лексики. То, что уместно в зарисовке или репортаже, неприменимо для корреспонденции, передовицы или отчета. И совсем отдельная категория лексики – производственные документы (категория столь же специфическая по форме выражения, как и отчеты криминалистов или “думские” протоколы).
Для того чтобы металлург понял, о чем говорят горняки или милицейские следователи, журналисту необходимо перевести их изобилующую специальными терминами речь на усредненный, общедоступный русский язык. Точно так же речь металлурга не всегда понятна учителям, врачам, геологам. И здесь задача журналиста – общедоступно написать о специфическом.
Поэтому далеко не всегда журналисты принимают во внимание предлагаемые им правки. Ведь их задача – соблюсти баланс, не вызвав особых нареканий со стороны узкого специалиста, сделать его речь понятной другим.
И еще одним видом правок допекают порой журналиста представители некоторых организаций – требованием употреблять в публикации полное наименование предприятия с указанием вышестоящей организации. И как можно чаще. Ну, типа “ПО “Тунгусмонтаж” ООО “Тунгусстроймонтаж” ОАО “Тунгусстальконструкция”. Сказать просто, что работы ведет “Тунгусмонтаж”, некоторым производственникам недостаточно. А как тогда люди узнают, что у “Тунгусмонтажа” есть вышестоящая организация, а в ней как раз и работают люди, обеспечивающие трудовые победы подчиненных? Это как если бы всякий раз, готовя заметку, например, о никелевом заводе, журналист писал: “никелевый завод Заполярного филиала ОАО “ГМК “Норильский никель”. А то без перечисления реквизитов непонятно, о каком заводе речь?
Но и журналистам нужно следить за собой. Нельзя приходить на предприятие или в организацию неподготовленным. Даже для того, чтобы задавать правильные вопросы, нужно немало знать. Отношение к журналисту складывается по результатам его труда. Без объективности и грамотности рассчитывать на уважение людей, о которых пишешь, не приходится. Но если в тебе видят человека подготовленного, который имеет представление о деле, о котором собирается писать, понимание, скорее всего, будет найдено. И опекать журналиста, беспокоясь о том, что он что-то не то скажет, будут гораздо меньше. Ведь важно, чтобы все занимались своим делом: металлург варил металл, строитель строил, депутат принимал законы, а журналист писал.
0

Читайте также в этом номере:

Удельная доля труда – 100% (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Освоено полностью (Елена ПОПОВА)
Праздничная добавка (Лариса ФЕДИШИНА)
Финишировали (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск