Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
09:15 Актер Норильской драмы стал героем документального кино
19:05 Стратегию развития самого северного вуза представили в Норильске
15:10 Три норильские НКО получили президентские гранты
15:10 На рудниках Заполярного филиала завершается обновление вагонного парка
15:05 Рудники «Норникеля» переходят на эффективные электровозы компании Ferrit
Все новости
История в глянце
Внешний эффект и немного фактов
22 марта 2011 года, 14:38
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Недавно на Первом канале показали фильм Валерия Николаева “Вербовщик” о легендарном разведчике довоенной поры Дмитрии Быстролетове. Между прочим, норильлаговце, о котором в нашем городе впервые вспомнили в конце 1980-х.
Две-три публикации в “Заполярной правде”, вернее, перепечатки воспоминаний Быстролетова, опубликованных почему-то в молдавском журнале “Кодры”. В Норильске к тому времени никаких сведений о нем не сохранилось. Но были живы те, о ком Быстролетов писал в опубликованных мемуарах. Например, Лев Николаевич Гумилев... Помнил ли сам Гумилев лекпома, то есть помощника врача Быстролетова, с которым познакомился в Норильлаге, а потом встретился в Омском лагере, никто узнать не удосужился. А ведь можно было просто написать в Ленинград... Хотя когда журналист Норильской студии телевидения Леонид Виноградский захотел сделать о Гумилеве передачу в цикле “С Норильском связанные судьбы”, то не получил на это согласия Льва Николаевича. Снегов и Жженов согласились, а Гумилев нет.  Впрочем, сегодня это уже не поправишь, а вот появление очередных “Вербовщиков”, да еще “научных работ”, подобных той, что была представлена совсем недавно на один из краеведческих конкурсов, хотелось бы. К фильму я еще вернусь, но сначала о конкурсе.
Научных чтений, конференций, подпадающих под определение краеведческих, сегодня более чем достаточно. Их проводят институты, школы, музеи, библиотеки. К время от времени появляющейся литературе по истории Норильска уже давно прибавился Интернет. Вот с его-то помощью и пишутся практически все научные труды начинающих “исследователей”. В этом я еще раз убедилась, поучаствовав в работе жюри одного из таких конкурсов для старшеклассников.
В работе, посвященной Быстролетову, автор сообщила все, что смогла найти в Интернете, проиллюстрировав сообщение фотографиями из того же источника. Жизнь разведчика-нелегала, описанная им в автобиографических книгах, имеющихся сегодня в библиотеках города, прошла мимо школьницы. Как и опыт ее предшественников, таких же юных исследователей, копавших значительно глубже. На что рассчитывали девочка и ее научный руководитель? Может быть, на то, что труд будут оценивать не самые сведущие люди…
Расчет на внешний эффект читается и в документально-художественном фильме Николаева, который известный артист снял по собственному сценарию, сыграв в нем роль главного героя. Тот же набор фактов, что у юной норильчанки, и то же впечатление, что одиннадцать книг, написанных Быстролетовым, остались невостребованными. Не все они опубликованы, но вполне доступны столичному жителю, так как хранятся в отделе рукописей Российской национальной библиотеки им. Салтыкова-Щедрина в Санкт-Петербурге. Копии наверняка есть и в Москве в семье Сергея Милашева.
Признаюсь, что фильм до конца не осилила, хотя темой интересуюсь уже больше 20 лет. Мне  было скучно смотреть малобюджетную, если верить автору, глянцевую дребедень. Возможно, Николаев – хороший актер и даже похож на своего героя, но мне меньше всего хотелось, чтобы “Вербовщик” попал на глаза девочке, написавшей работу о Быстролетове. Вряд ли он расскажет о герое и его эпохе что-то новое, если этим новым не считать лесбийскую любовь Изольды и Иоланты, будущей жены Быстролетова. Не сомневаюсь, что эта деталь от автора сценария и режиссера.
...Внук Анны Михайловны Ивановой, второй жены Дмитрия Быстролетова, с которой тот встретился в Сусловском лагере, Сергей Милашев  в первую нашу встречу в начале 1990-х дал мне почитать один из одиннадцати томов  воспоминаний разведчика, посвященный Норильскому лагерю. Свою эпопею Быстролетов начал записывать именно в Норильлаге, в 1939 году. Те записи не сохранились. Я держала в руках машинописный текст в переплете с надписью на обложке: “Пир бессмертных”. Книга о трудном, жестоком и великолепном времени, Москва, 1965 год”.
Эту книгу, как и остальные, он писал за рабочим столом во ВНИИ медицинской информации, где работал после реабилитации референтом-переводчиком, и дома, используя сохранившиеся лагерные тексты. При жизни ни одна из них не была опубликована. Не стало Дмитрия Александровича в 1975 году. Первые скромные издания стараниями Милашева появились к 90-летию со дня рождения Быстролетова, в 1991-м, в библиотечке журнала “Пограничник”. Еще через десять лет – в роман-газете. Но книга о Норильлаге, похоже, не издана до сих пор.  Может, поэтому норильская школьница затруднилась ответить на вопрос, чем занимался ас разведки в Норильском исправительно-трудовом лагере.
0

Читайте также в этом номере:

Стратегия развития (Вера КАЛАБЕКОВА)
Неутомимый “Маяк” (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Кто готов – переезжайте (Марина БУШУЕВА)
Свой космос (Виктория РАЗВОДОВСКАЯ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск