Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
08:17 Холсты Василия Сурикова доставили в Норильск
07:25 Новости «Северного города» претендуют на бронзового Орфея
06:10 Продолжается прием заявок на конкурс социальных проектов «Норникеля»
06:05 Закон может повысить минимальный размер оплаты труда в Норильске до 31,5 тысячи рублей
16:50 Чрезвычайное происшествие на руднике «Таймырский»
Все новости
Неутомимый “Маяк”
ЮБИЛЕИ
22 марта 2011 года, 14:39
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Александр СЕМЧЕНКОВ
Шахта “Маяк” привлекательна своей историей. С ее выработок началась летопись человеческой деятельности в недрах Талнахского месторождения. Чтобы соприкоснуться с историей, вовсе ни к чему поднимать закладочный слой. Основные рабочие горизонты и есть наследство первого поколения горняков-талнахцев.
Шахта “Маяк” почти на пять лет старше рудника “Комсомольский”, которому сегодня структурно подчинена. К строительству шахты приступили в 1963 году, а 31 декабря 1966-го пусковой комплекс был принят в эксплуатацию. При строительстве с горизонтов “Маяка” в марте 1965 года выдана на-гора первая руда Талнахского месторождения. Само название определяет значение, которое шахта в свое время имела для территории. Но история подразделения продолжается.
– Запасы полезных ископаемых позволят “Маяку” отметить еще не один юбилей, – говорит исполняющий обязанности главного инженера шахты Николай Тупотенко. – Ближайшая перспектива – это отработка руды Северо-восточного поля, где на данный момент проходит горные выработки участок №25. Это, так сказать, линия наступления. Выработка готовится для эксплуатационной разведки, но проходчики идут по руде, а потому участок уже сегодня вносит существенный вклад в общий объем добычи. Большой объем вкрапленной руды поставляет участок №7, ведущий горные работы на трех горизонтах с –90 до –175. Участок №14 отрабатывает Центральное поле, частично оттуда идет и богатая руда.
 
Случайных объектов не бывает
Выдвигаться на “линию наступления” нам предстоит с 245-го горизонта. На эту отметку через участковые рудоспуски попадает отбитая горная масса со всех рабочих участков шахты. При помощи центрального кругового опрокидывателя руда отправляется на горизонт –295 м, где загружается в скипы и выдается на-гора.
– Центральный опрокидыватель – это сердце шахты, – говорит Николай Тупотенко. – Такой объект нельзя обходить вниманием. Кстати, груженый состав уже на подходе.
 
Тонкое дело сварщика
Если за работой человеческого сердца следят кардиологи, то сердце шахты “Маяк” находится под присмотром электрогазосварщика Бориса Кошелева, который предстает перед всяким, кто приближается к опекаемому им механизму.
– Добыча – процесс беспрерывный, а потому перебоев в работе опрокидывателя по определению быть не должно, – говорит Борис. – Все неисправности стараюсь предупреждать. Ежедневно выполняю обслуживание различных узлов. Разгружу вот состав, пойду измерять масло в редукторах, такая процедура у меня по плану. Сварочный аппарат также всегда наготове.
Состав с рудой тем временем заезжает на площадку опрокидывателя. Борис вынужден оторваться от нашего разговора – во время его смены процесс осуществляется исключительно вручную. А вообще, технологией предусмотрен и автоматический режим опрокидывания. Первые два вагона после фиксации состава начинают поворачиваться на оси, руда с грохотом отправляется по центральному рудоспуску в дозаторную для последующей выдачи скипами на-гора.
 
С водой особые отношения
– У нас не так много времени, – отвлекает нас Николай Тупотенко. – До 25-го участка предстоит пройтись. Если интересуют детали, расскажу в пути.
– В 2006 году такие объекты, как рудоспуски, центральный опрокидыватель, насосная и подстанции, ушли под ведомство участка внутришахтного подземного транспорта, который я возглавляю, – рассказывает Николай. – Кстати, одной из особенностей “Маяка” являются его гидрогеологические условия. Над полем шахты располагается водоносный горизонт. Это обстоятельство требует уделять особое внимание системе водоотлива. Ежедневно центральной насосной станцией главного водоотлива, расположенной на горизонте –245, на-гора подается 350 кубометров воды.
 
Длинный путь под землей
Добираться до крайней точки проходки нам предстоит по порожняковому квершлагу – железнодорожному пути, по которому порожние составы возвращаются от опрокидывателя к рудоспуску. На отдельных участках встречаются нам рабочие подрядных организаций – здесь идет замена железнодорожного полотна. Километра два проходим налегке, но, когда сворачиваем с путей в сторону проходки, выработка начинает идти вверх под уклон. Николай Тупотенко шагов на пять опережает утомившихся корреспондентов: это мы, не привыкшие к таким переходам, начинаем отставать. Но впереди уже слышен обнадеживающий звук работающего двигателя.
– Участки очень разбросаны географически, – говорит Николай. – Массовых работ в одной точке сегодня совсем не много. Но по своему значению объекты 25-го участка не уступают объектам Центрального поля. Северо-восточный участок – ближайшее будущее нашей шахты. Можете считать, что заглянули в завтра.
 
Обычная работа на передовой
За очередным поворотом яркий свет фонарей ПДМ. Взрывники свое дело сделали в ночную смену. Мы попали на отгрузку. Машинист ПДМ Александр Штыкин забирает уже 14-й ковш отбитой горной массы. За смену успевает 30–35.
– Вы проходили мимо рудоспуска, – обозначает Штыкин вторую конечную точку своего маршрута.
Поговорить с машинистом возможности нет – шумно. Отбитую породу по наряду за смену надлежит вывезти полностью. За рабочим процессом внимательно следит молодой горный мастер Аскар Пулатов, успевший поработать уже на трех участках рудника “Комсомольский”. На 25-м Аскар с момента образования, с января этого года.
– Новый участок – новая жизнь, – уверен Аскар. – Мы своего рода первопроходцы. Одно дело – ступать по следам, другое – оставлять следы, по которым будут ступать другие. Это почетная миссия. В целом же любой труд заслуживает уважения. Хочешь не хочешь, а душа твоя в нем есть.
 
Сквознякам верить
Долго отвлекать передовиков горного дела нам не позволили. Час пути до клетевого ствола показался длиннее, несмотря на то что идти приходилось с уклона.
– Только и делай, что ноги переставляй, – смеется Николай Тупотенко, искоса на нас поглядывая, но тут же добавляет вполне серьезно: – Если случилось потеряться в шахте, всегда ориентируйтесь по воздушному потоку. Если вентиляционная струя в лицо, значит вы идете по направлению к клетевому стволу.
 
Не миражи – будущее!
В кабинете главного инженера перед нами разворачивают схему шахты. Весь свой маршрут под землей видим в аксонометрии. Ниже крайней точки, где мы только что встречали ПДМ, наблюдаем откаточный горизонт, выше – горные выработки, свидетельствующие о бурной рабочей деятельности в Северо-Восточном поле.
– Это и есть будущее, – отвечает Тупотенко на удивленные взгляды. – Сейчас проходчики находятся в этой точке, – карандаш упирается в полотно. – Неделю назад они были здесь.
Вы, должно быть, напишете большую статью, когда проект будет полностью реализован, – задумчиво заключает Николай. – А вот мне, к сожалению, этого будущего своими глазами не увидеть. Пришло время передать свое дело молодым.
 
Почетный горняк
Николай Тупотенко пришел на “Маяк” в 1981 году. Первый горняцкий опыт будущий начальник участка ВШТ получил на материке, в одной из шахт Кривого Рога, где отработал пять лет. Там же услышал про рудники Заполярья, плотно ассоциировавшиеся с техническим прогрессом. Приехав на Север, Николай устроился на “Маяк” по рабочей профессии, рассчитывая в дальнейшем перевестись в другое подразделение. Но руководство шахты быстро присмотрелось к молодому рабочему, оценив его трудолюбие, а также стремление развиваться. Под документом на перевод, составленным впоследствии, так и не появилась подпись руководителя предприятия.
– Не отпустим, – категорически заявил работодатель.
Такое решение Николай расценил как комплимент. Оценивая личный вклад Тупотенко в развитие предприятия, стоит отметить, что этот труд выходит за рамки повседневных обязанностей начальника участка. Все, с чем бы ни была связана рабочая деятельность Николая, тщательно им осмысливалось, взвешивалось и проверялось на эффективность, в результате чего рождались рационализаторские предложения. Такое у человека мышление. Даже сегодня, когда Николаю Тупотенко справедливо заявить единственной целью “доработать до октября” (поздравлять ли трудолюбивого человека с выходом на пенсию?), исполняющий обязанности главного инженера шахты “Маяк” больше думает о том, как предприятие будет работать лет через пять. Что Тупотенко имеет звания “Лучший начальник участка”, “Кадровый работник комбината” и “Почетный горняк”, вы можете узнать у его коллег. Сам же Николай Петрович чаще говорит о чем-нибудь насущном для производства.
Стоит несокрушимо, работает на славу
Центральный опрокидыватель – железное сердце шахты
Александр Штыкин от работы не устает
В ожидании груженого с Центральный опрокидыватель – железное сердце шахты остава Борису Кошелеву отдыхать не приходится
0

Читайте также в этом номере:

Стратегия развития (Вера КАЛАБЕКОВА)
Кто готов – переезжайте (Марина БУШУЕВА)
Свой космос (Виктория РАЗВОДОВСКАЯ)
История в глянце (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск