Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Что выше жизни?
Посол из будущего с норильскими корнями
5 августа 2010 года, 14:45
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Сегодня 100 лет со дня рождения писателя Сергея Снегова, которого наш город может считать своим, так как первый роман физика Сергея Штейна-Снегова написан им в Норильске.
В человеческой натуре неистребима вера в благородство, чаще встречающееся в литературе, чем в жизни… Но бывают случаи, когда люди сохраняют эти драгоценные черты характера на протяжении всей жизни и переносят их на страницы своих книг.
В конце 1980-х в Норильск приезжал человек, к тому времени уже очень известный не только в России, но и в мире. Его визит пришелся на лето, когда культурная и общественная жизнь в заполярном городе по традиции замирает. По-моему, встреча с писателем Сергеем Снеговым прошла при небольшом стечении народа в научно-технической библиотеке, да и сам писатель не нашел того, за чем приезжал. А искал Сергей Александрович публикацию в газете “За металл”, где шла речь о прочитанной им в ДИТРе лекции об атомной бомбе. Он твердо помнил, что заметка в газете за 1945 год была. Увы, ни тогда, ни позднее, а я не один раз штудировала подшивки сороковых-пятидесятых, хранившиеся в фондах местного музея, материал с упоминанием имени Сергея Штейна, настоящей фамилии писателя Сергея Снегова, так и не обнаружился. Вероятно, именно этот номер в музейное собрание как раз и не попал. Для чего конкретно понадобилась эта старая норильлаговская газета писателю, он тогда не объяснял. Его трилогия “Люди как боги” к тому времени была уже опубликована, возможно, он собирал материалы для вышедших вскоре “Норильских рассказов”. До сих пор меня преследует неприятное чувство вины, что газета не нашлась, хотя не было сказано ни одного слова, выражавшего досаду или разочарование. Просто взгляд Сергея Александровича из внимательно-надеющегося стал немного растерянным. Снегов тихо как приехал, так и уехал из города, где прожил, как он писал, полжизни, где стал писателем. Через год ошибку исправил телевизионный журналист Леонид Виноградский, в рамках проекта “С Норильском связанные судьбы” встретившийся с писателем в Калининграде, где Снегов жил с семьей после отъезда из Норильска.
Кроме телевизионной программы Виноградский опубликовал интервью в “Заполярной правде”, в котором писатель, тогда это было уже можно, рассказал о том, что из своих 79 лет 17 он прожил Норильске, называя его: “Проклятый город! Любимый город”. В день, когда бывшему физику Сергею Штейну исполнилось 29 лет, лесовоз “Семен Буденный” с заключенным Соловецкого лагеря отчалил от берега, чтобы через полмесяца доставить выживших в этом путешествии в Дудинку. Годы в Норильске дали Штейну-Снегову главное: “Я понял суть: есть в этом мире нечто, что выше жизни, крепче смерти, слаще любви, желанного успеха, – нечто такое, без чего не стоит жить. Вам это непонятно? Ну и что же? Мне тоже непонятно. Только это имеется…”
Это счастье быть выше своих мучителей держало писателя на плаву не только в норильском лагере, но и после него, когда Снегов отказывался подписывать письма, осуждавшие Пастернака и Даниэля с Синявским. На сделку с мучителями он не пошел ни разу.
Свой первый роман Штейн-Снегов написал в Норильске в ссылке. Освободившись в 1945-м, он остался работать на комбинате и во время второй волны “посадок” в 1951-м автоматически перешел в категорию ссыльных. Рукопись, тайно отправленная в Москву, была подписана псевдонимом Снегов. Тогда ему казалось, что он всегда будет писать о снеге, пурге и полярных ночах…
Первый роман Сергея Снегова “В полярной ночи” был принят к рассмотрению в “Новом мире”, только когда автора освободили от ссылки. К тому времени журналом уже командовал Константин Симонов, поставивший условие, что в тексте не должно быть заключенных и лагеря. Так роман и опубликовали, а написанное Снеговым по свежим лагерным впечатлениям увидело свет через десятилетия. Хотя эти рассказы могли быть опубликованы вместе или вместо “Одного дня Ивана Денисовича”, если бы автор решился обратиться к Твардовскому: “Я собирался отдать рассказы Твардовскому, – писал он в одном из писем Варлааму Шаламову, – но, узнав, что у него Солженицын, я раздумал – о двух вещах он хлопотать не будет, тем более когда у него уже есть первоклассная вещь”.
В Норильске физик Сергей Штейн не только стал литератором, здесь, в его норильском прошлом, корни всемирно известных фантастических произведений, хотя хронологически научную фантастику он начал писать в Калининграде, где прожил до самой кончины в 1994 году. По мнению Льва Гумилева, трилогию о соотношении времени и пространства “Люди как боги” Снегов написал под влиянием бесед с астрономом Николаем Козыревым, который сидя на нарах, рассказывал о том, что звезды давно бы погасли, если бы не получали подпитку энергией, которую выделяет Время.  
Сам писатель обращение к фантастике объяснял желанием написать то, чему никто не сможет возразить. Для этого он собрал своих родственников и друзей и перенес их на 500 лет вперед… Роман о светлом будущем человечества переиздается до сих пор.
0

Читайте также в этом номере:

Миллионы на коллекторы (Юлия КОСТИКОВА)
Решат полюбовно? (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Мой друг Юрий Смолов (Александр ПОПОВ, бывший заместитель директора комбината по общим вопросам и транспорту)
Разве можно это забыть... (Алевтина ЩЕРБАКОВА, поэт, питерская норильчанка)
Идеалы на все времена (Валентин ПЕТРОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск