Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Юрий САЛАЙКИН: «Старые стены были возведены на совесть»
12 декабря 2008 года, 15:09
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Сегодня 60-летие Норильской обогатительной фабрики отметили ее сотрудники: дробильщики, флотаторы, фильтровальщики, специалисты цеха гидротехнических сооружений, службы технологической автоматики и другие специалисты цехов и участков. К восьмистам обогатителям образца 2008 года на празднование прилетели ветераны фабрики из разных городов. Знаменательно, что компания, отменившая из-за накрывшего весь мир финансового кризиса ежегодный корпоративный праздник в Москве, юбилейные торжества НОФ организовала по полной программе.  
Если хотите представить себе Норильск 60-летней давности, отправляйтесь на автобусе №12 или №3 до остановки «Нулевой пикет», где до начала 90-х стоял дом Урванцева, а оттуда поднимитесь вверх к горе Рудной. Здесь на обогатительной фабрике, где шесть десятилетий идет процесс получения никелевого и медного концентратов из норильской руды, на кирпичной кладке дробильного цеха сохранилось первое название Большой обогатительной – «БОФ» и дата «1948».
 
Почти ровесники
Кроме старых стен на фабрике в измельчительно-флотационном цехе ровно 60 лет трудится американский мостовой  кран, изготовленный в 1943 году в Питсбурге (штат Пенсильвания). Его вместе с другим оборудованием выбрал во время командировки в США первый директор фабрики (а впоследствии и комбината) Алексей Логинов.
Сегодняшний начальник НОФ (Норильской фабрика стала называться после пуска талнахской родственницы в 1981-м) Юрий Салайкин моложе предприятия всего на три года. Из своих 57 лет 33 года он занимается обогащением норильских руд. В 1975-м сам вызвался в Норильск на преддипломную практику, а после защиты дипломного проекта в Свердловском горном институте вновь отправился на Крайний Север. В уже знакомый город молодой специалист приехал не на три года, и, как выяснилось впоследствии, даже не на 33…
В то время уже должны были ввести в строй Талнахскую фабрику, но пуск затягивался, и богатую руду Талнаха целую пятилетку перерабатывала единственная обогатительная.
– Было задействовано все оборудование, работавшее беспрерывно. Насосы работали без резерва, аварийная остановка любого из них приводила к затоплению всего отделения, – вспоминает свое боевое крещение Юрий Салайкин. – В 79-м меня назначили начальником производственного отдела. Фабрика в этот период активно расширялась. Работы было не просто много, а очень много. Строилось новое хвостохранилище «Лебяжье», расширялся медный отстойник, вводился в строй высоконапорный гидротранспорт с двумя пульпонасосными станциями и много еще чего.
Помню запуск второй пульпонасосной  в конце апреля 1979-го. Мы впервые проверяли работу высоконапорных  насосов на концентрате. Вообще надо отметить, что Надеждинский металлургический завод опробовался на концентратах нашей фабрики. Так вот мы (главный инженер фабрики Яков Калачев, начальник цеха гидротехнических сооружений и гидротранспорта Виталий Канана и я), запустив пирротиновый концентрат с фабрики на пульпонасосную, дождались его там, а потом поехали вместе с американскими шеф-монтажниками на «Надежду». То, что я там увидел, запомнилось мне на всю оставшуюся жизнь. Никто не произносил торжественных речей, но искренняя радость «надеждинцев» от свершившегося выразилась в том, что все присутствовавшие на площадке набрали первый концентрат в первые попавшиеся емкости, а кое-кто даже «умылся» им на манер нефтяников… Вполне возможно, что я мог оказаться среди этих счастливых людей, так как еще осенью 75-го проходил собеседование в дирекции строящегося завода  у Алексея Ивановича Козюры (светлая ему память!).  Но что-то не сложилось, да я и не особенно рвался с фабрики, там тоже происходило немало интересного.
 
Практических дел меньше
– Люди как тогда делали свое дело, так и сегодня отдают силы и знания производству, – продолжает начальник фабрики-юбилярши. – Только раньше флотационная машина была маленькой, а сейчас мы работаем на машинах в 16 и 40 кубических метров. Труд на фабрике и в третьем тысячелетии остается тяжелым и грязным. Изменилась  его оценка. Я имею в виду  не столько  материальную сторону, сколько моральную. Вот указ Верховного совета СССР 1961 года «О награждении работников цветной металлургии». В нем кроме металлургов и горняков значатся сразу 16 обогатителей! Среди них, между прочим, фигурируют имена будущего директора фабрики и главного инженера комбината Ильи Ивановича Стрельникова и будущего главного механика Леонида Ивановича Данилова.
Приятно вспомнить середину 80-х, когда комбинат работал как часики. Если происходило что-то чрезвычайное, все руководители  собирались моментально, а ведь в то время не было мобильных телефонов. Специалисты, не задавая лишних вопросов, сразу приступали к делу.
Или возьмем, например, 1993 год, когда меня только назначили главным инженером. Из-за отставания по теплоизоляционным работам между ТОФ и Норильской площадкой оказались замороженными 35 километров высоконапорного гидротранспорта. Эти километры мы отогревали круглосуточно всем комбинатом. Без стонов и жалоб, в любую погоду, бывали периоды, когда температура опускалась до минус 46. Авария случилась 13 ноября и была ликвидирована в начале февраля.
Или 2001 год – когда мы провели реконструкцию технологической схемы рудоподготовки шихты богатых и медистых руд всего за два месяца.
Сегодня решения принимаются годами, исписываются тонны бумаги, а практических дел все меньше и меньше. Беда в том, что мы не только отстаем в своем развитии, но и отучиваем молодые кадры думать, совершенствоваться в профессии.  Правда, на нашей фабрике немало молодых руководителей и специалистов, которым интересно двигаться вперед.
 
Фабрика-музей
– Чтобы не прерывалась связь поколений, на фабрике принято решение об организации музея, – перечисляет юбилейные события руководитель НОФ. – Кстати, идею создания музея мне подсказал бывший директор комбината Борис Иванович Колесников, с которым по воле случая мы встретились на материке осенью 2001 года. Вот теперь, кажется, мы выполним его пожелание. Надеюсь, что к следующему юбилею у нас исчезнут белые пятна по периоду 50-х и 60-х годов. Хорошо представлена материалами наша бывшая НЛО.
Все 60 лет своей истории обогатители прожили бок о бок с исследователями из Норильской лаборатории обогащения. Они всегда были готовы исправить ошибку, если таковая случалась в технологическом процессе, или предвосхитить ее появление. Сегодня фабрике особенно не хватает своей лаборатории обогащения – в первую очередь из-за изменяющегося не в лучшую сторону сырья и требований новых технологических схем. Через восемь месяцев согласно инвестиционным проектам мы должны увеличить производство никелевого и медного концентратов. Для отработки технологии новой секции увеличенной переработки медистых руд необходима тесная работа обогатителей и исследователей.
Могу сказать, что эти стены в свое время были возведены на совесть. Естественно, что в условиях Крайнего Севера износ зданий идет быстрее, чем на материке, но мы следим и за состоянием корпусов, и за оборудованием в них. Сейчас зима, а у нас только что прошла планерка, посвященная летним ремонтам. Восемь месяцев в году мы эти ремонты планируем, а за четыре их быстро-быстро делаем.
Прошедшим летом капитально отремонтировали три сгустителя в ИФЦ. Обычно получалось не более одного в сезон. Это один из примеров слаженной работы специалистов фабрики, управления главного механика, механического завода и «Норильскремонта» и показатель того, что вместе мы можем многое.
 
Расцвели на глазах
Начальник Норильской обогатительной фабрики больше всего не любит равнодушных, как он выражается, «поросших мхом людей». И хоть большая часть его жизни посвящена работе (здесь он и свою жену Светлану встретил), есть у него еще одна страсть, свойственная большинству истинных норильчан. Однажды на заре своей норильской жизни он увидел, как за одну белую ночь в тундре распустились жарки. Прямо на глазах подросли на пять сантиметров... «Тундра была как живая: посвистывали кулички и какие-то птички...» С тех пор стал Юрий Салайкин фанатом тундры. По возможности охотится и рыбачит летом и зимой. Всем молодым фабрикантам он вместе с историей фабрики рассказывает и о таймырской природе, считая, что нет на свете мест красивее и уникальнее наших.
 
Поздравляю всех, кто был причастен к истории Норильской обогатительной фабрики, кто работал и работает на нее. От всей души желаю вам крепкого здоровья, радости на многие годы, трудовых и личных успехов.
Ваш Юрий САЛАЙКИН
Фанат тундры с 30-летним стажем
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск