Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Хочется говорить о тайне
12 декабря 2008 года, 15:10
Фото: Сергей МАТЕРУХИН
В сборнике «Люди безнадежно устаревших профессий» известный современный российский поэт Андрей Родионов отказался от изображения социальных маргиналов, обитателей современного городского «дна», как в предыдущих книгах, и перешел к описанию психологии аутсайдеров, изгоев, «внутренних эмигрантов» из разных слоев общества. Свои стихи при всей их экспериментальности Родионов осмысляет как небольшое пространство здравого рассудка – изнутри этого пространства и описывается окружающий абсурдный мир, насыщенный образами "высокой" культуры и бытовых передряг.
Корреспондент «ЗВ» встретился с Андреем Родионовым на второй Красноярской ярмарке книжной культуры.
– Андрей, какая ваша настольная книга?
– «Похождения бравого солдата Швейка» Ярослава Гашека. Сейчас читаю «Жизнеописание» Плутарха и «Птичий грипп» Сергея Шергунова.
– Кого из современных писателей могли бы посоветовать?
– Вадима Нестеренко, автора таких замечательных книг, как «Чужая» и «Огненное погребение». Нестеренко – украинский писатель, но его книги написаны хорошим русским языком, в них присутствует занимательный сюжет, и, что важно, все основано на личном опыте. Мне очень симпатично, когда писатель отвечает  за свои слова, а не пишет о том, что могло бы быть.
– Интересуетесь ли вы политикой?
– Поскольку я должен содержать семью, меня волнует общая политическая ситуация в мире и экономика страны в частности. Однако эти темы никогда не появляются в моем творчестве. Я считаю, что для поэзии очень важно видеть не внешнее, а глубокое, интуитивное – то, что лежит за пределами сознания. В современной политике этого нет.
– Что может послужить для вас темой?
– Тайна. Когда обычный человек попадает в странные, пугающие обстоятельства. Я называю это «черной фантастикой».
– Кем вы мечтали стать в детстве?
- В дошкольном возрасте хотел быть моряком. А с третьего класса начал читать – запоем и все подряд. Поэтому будущую профессию неразрывно связывал с книгами.  Больше всего, наверное, желал стать сценаристом.
– А почему не стали?
– Как же не стал? Все к этому и идет. Я работал в кино, снимался в нескольких картинах, в том числе у Кирилла Серебренникова в фильме «Юрьев день». Сейчас пишу сценарий, но до заключения договора не хотел бы разглашать подробности.
– Значит, вы зарабатываете на жизнь не только поэзией?
– Хотя получал хорошие премии – например, пять тысяч долларов за «Триумф» (первая негосударственная российская премия в области высших достижений литературы и искусства. – Авт.), но считаю, что жить на счет поэзии невозможно. Я окончил полиграфический институт, работаю в театре имени Станиславского мастером красильного цеха.  
– Ваша мечта?
– Лучше изучить английский язык.
– Что читают ваши дети?
– У меня три сына – тринадцати, десяти и шести лет. Старшие читают то, что им задают по школьной программе. Гораздо больше они увлечены музыкой, кино и компьютерными играми. Я заметил, что дети в Москве почти не читают. Думаю, это общероссийская тенденция, и тому много причин. Жизнь не стоит на месте, появляется немало других, легче усвояемых источников информации, чем книга. Согласитесь, гораздо проще потратить два часа и посмотреть «Властелина колец», нежели читать Толкиена.
– А ваше творчество сыновья принимают?
– Да, они слушают диски, поют песни – им нравится.
– Где вы чувствуете себя «в своей тарелке»?
– В кругу семьи. Хотя быстро адаптируюсь и в любой компании ищу хорошего человека, с которым можно поговорить по душам. Толпа меня не смущает, но все же предпочтительнее общение тет-а-тет.
– Вы легко «зажигаете» зал. Как чувствуете себя после выступления?
– Как выжатый лимон. Потому что это работа, которая предполагает необходимость выкладываться по полной. Если человек на работе не тратит силы – это подозрительно.
– Что вас раздражает в людях?
– Грубость и самовлюбленность.
– У вас никогда не было «звездной болезни»?
– Не знаю. Иногда замечаю ее проявления, но стараюсь пресекать на корню.
– Самый интересный проект, в котором вам приходилось участвовать?
– Пока нахожусь под впечатлением концерта, который давал в колонии Керчи. Полторы тысячи зеков слушали меня так, как никто и никогда. Эта была очень внимательная и благодарная публика.  
– Что вам приходилось слышать о своем творчестве?
– Полный спектр эмоциональных проявлений – от «вы гений!» до «гореть вам в аду!». Одна женщина написала, что прочла маленькому сыну мое стихотворение о тяжелом шахтерском труде, и сын ей сказал: «Мама, а помнишь, ты тоже ходила на работу?!» Я улыбнулся. От таких высказываний становится тепло. Но я ценю любой отзыв – не важно, положительный или отрицательный, важно, что человека это затронуло и он взялся за труд проанализировать мое творчество.  
– Какой ваш читатель?
– Скорее, это поколение тридцатилетних, ведь я обращаюсь к людям, которые накопили жизненный опыт. Хотя кто-то может иметь этот опыт и в 12 лет. Думаю, что мой читатель неравнодушный, чувствительный, в чем-то даже сентиментальный.
 
Беседовала Марина БУШУЕВА
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск