Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
14:05 В Норильской драме идет работа над «Снежной королевой»
13:30 Участники проекта FusioNNow предлагают всему миру утепляться
10:30 Билеты на концерт Дениса Мацуева в Норильске распроданы за несколько часов
09:25 МТС улучшил качество связи для труднодоступного поселка на Крайнем Севере
07:30 Остановка на въезде в Талнах, ставшая предметом возмущения многих горожан, на прежнее место возвращена не будет
Все новости
В диалоге с самим собой
ТЕАТР КРУПНЫМ ПЛАНОМ
3 декабря 2015 года, 16:02
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Постановщик пьесы Эдуардо де Филиппо “Филумена Мартурано” в Норильском Заполярном театре питерский режиссер Александр Баргман считает, что сегодня, когда рушится большой круг, наше спасение – в круге семейном.
– Проблема выбора пьесы для постановки – самая судьбоносная. До приезда сюда я примерно понимал, что такое Норильск. С руководством театра была договоренность о том, что должен быть некий яркий материал. Обсуждались и другие названия, но сегодня, когда мы довели спектакль до прогона, то есть спектакль практически создан, я понимаю, что выбор сделан правильно.
Что касается самой пьесы, для меня, с одной стороны, это логическое продолжение диалога с итальянской драматургией. Дважды я делал спектакли по Гольдони и мечтал шагнуть в неореализм, именно в Эдуардо де Филиппо, поскольку еще студентом играл отрывки из его пьесы “Цилиндр”.
Еще “Филумена Мартурано” привлекла режиссера своей автобиографичностью и, как он выразился, “высветленностью”.
– Пьеса появилась сразу после войны, в 1946 году, а мы знаем и то, что Италия воевала на стороне фашистов, и то, какой страшной была расплата итальянцев за это. “Филумена” была написана драматургом во имя всеобщего воскрешения. И так сегодня складывается наша жизнь, особенно в последние дни, что приходит понимание, что спасение наше  в детях, родителях, женах, в нашем семейном круге. Потому что большой круг разрушается.
По словам Александра Баргмана, “Филумена Мартурано” – очень теплая история, совершенно лишенная интриги. И в этой ее простоте – чудо.
– История про маму, про двигатель жизни – женщину, настоящую женщину. Про необходимость тепла, желания иметь рядом детей, разбросанных жизнью, временем, обстоятельствами.
С трепетом и осторожностью
Специально для  норильской постановки перевод пьесы, сделанный еще в 50-е годы, режиссер дополнил подстрочником от итальянской актрисы  и режиссера Алессандры Джунтини, работающей в Питере. (Помните, это имя было в афише “Полярки-2015”? Тогда Джунтини должна была ставить “Двух дамочек в сторону севера” Пьера Нотта, но не попала в Норильск.)
Как утверждает Александр Баргман, постановщики отнеслись к пьесе с большой осторожностью и даже трепетом.
– Чтобы испытать такое отношение к величайшему драматургу, достаточно увидеть его портрет или то, как он играет Доменико: в Интернете выложен пятиминутный фрагмент из телевизионного фильма, снятого еще до “Брака по-итальянски” с Мастроянни и Софи Лорен. Он сам был внебрачным сыном очень известного неаполитанского драматурга и актера Эдуардо Скарпетты. Не был им признан и всю жизнь чувствовал себя сиротой.
Александр Баргман называет норильский спектакль актерским. По его словам, иначе и быть не могло при наличии в театре Сергея Ребрия и Нины Валенской.
– О Ребрии я много слышал от Лаврентия Сорокина и Коли Реутова. Еще до приезда понимал, что есть такая мощнейшая актерская единица, а во время переговоров удостоверился, что в роли Доменико это беспроигрышный вариант. С помощью Реутова набрел и на Нину Валенскую. Видел на видео в спектаклях Рому Лесика и Варю Бабаянц. Остальные артисты проявились здесь, и мы, кажется, подружились.
“Чтоб вытянул петь со мной”
На постановку в Норильск Александр Баргман прилетел вместе со своей командой.
– Это мои братья и сестры, с которыми в тех или иных комбинациях  мы работаем почти 10 лет. С художником спектакля Николаем Чернышевым, сейчас он главный в новосибирском “Красном факеле”, я начал ставить еще в 2006 году.  Именно с ним мы в свое время сделали два спектакля по Гольдони.
Художник по костюмам – замечательная Ника Велегжанинова, с которой, по-моему, мы сделали все, что мне пришлось ставить в разных уголках земного шара. Это ее первый приезд в Норильск. Для меня она больше чем художница. Из ничего она может сделать конфетку. Из конфетки – тортик.
На особом месте в команде Баргмана хорошо знакомый норильчанам хореограф Николай Реутов. Режиссер относит его к категории серьезных театральных мыслителей:  
– Без него мне скучно, грустно, неуверенно, хотя были спектакли и без него. Но с Реутовым всегда лучше. И умнее. И глубже. И тоньше.
Началось с Маврикиевны
Александр Баргман начинал как актер. Родился в Душанбе в семье журналистки и экономиста. Еще до школы стал заниматься пародированием артистов. Судя по всему, успешно, так как юный пародист не оставался после выступлений без призов. Вскоре стоять на табуретке и изображать Маврикиевну молодому дарованию надоело, и он увлекся театром.
– В Душанбе была очень хорошая драма с сильной труппой. Увлечение театром продолжилось в Ленинграде, где я доучивался в школе. Вернее, не столько учился, сколько занимался спектаклями, КВН и еще бог знает чем. В моей школе работал драмкружок, в котором был замечательный преподаватель. Он меня и подготовил в институт. В 16 лет поступил на курс Игоря Олеговича Горбачева. После окончания ЛГИТМиКа на восемь  или девять лет остался играть в Александринском театре, как раз в это время вернувшем свое историческое имя. Коля Реутов поставил удивительную пластику в моем первом “Гамлете”, где я играл Клавдия.
Эта роль была названа лучшим дебютом на конкурсе “Актер-92”. До начала режиссерской карьеры артист Александр Баргман побывал многократным лауреатом высшей театральной премии “Золотой софит”, Российской Национальной “Золотая маска”, международных и российских фестивалей и даже лауреатом Государственной премии РФ.
А через какое-то время стал “сочинять спектакли” в “Таком Театре”, организованном с подачи Натальи Пивоваровой.
– Сначала это было шалостью, хулиганством, а потом стало делом жизни.
Поле доверия
Второй сезон Александр Баргман – главный режиссер театра имени Комиссаржевской. В конце прошлой недели в этом Санкт-Петербургском государственном академическом театре прошла премьера спектакля по Григорию Горину “Дом, в котором живет Свифт” в постановке главного режиссера. По словам Александра Баргмана, для него нет большой разницы между тем, где ставить, – везде это “испытание и мука”.
– Но в родном театре, где я работал десять лет как актер, мне особенно необходимо поле доверия, которое, кажется, уже возникает на всех возрастных ступенях.
По тому, какие пьесы выбирает Александр Баргман, можно предположить, что он не боится сравнений. Ни с Марком Захаровым, ни с Витторио де Сика, снявшим знаменитый “Брак по-итальянски”.  
– Спектакли по Горину  и Эдуардо де Филиппо – абсолютно независимое высказывание, – утверждает режиссер. – Есть мое безмерное уважение к Захарову. Я понимаю, какую роль Горин играл в Ленкоме и насколько важен был этот тандем для него. Если говорить о театре Комиссаржевской, то почти весь Горин был поставлен и там. Это и “Тиль”, и “Забыть Герострата”, и “Шут Балакирев”, и “Мюнхгаузен”, и “Кин”. В год 75-летия драматурга мы решили продолжить диалог. Мне кажется, что у нас получился очень личностный спектакль. И для меня, и для труппы.
Норильскую “Филумену Мартурано” с Ниной Валенской и Сергеем Ребрием в главных ролях зрители увидят 5 декабря. Остались последние штрихи к еще одному независимому и очень личностному высказыванию режиссера Александра Баргмана, для которого Норильск, по его признанию, стал серьезным испытанием.
– И дело совсем не в климате, а в том, что ты здесь, на краешке земли, вдруг остаешься  один на один со своими проблемами. Здесь снятся странные сны и воскрешаются воспоминания. И мне показалось, что это не только мое состояние. В диалоге с самим собой здесь находятся многие.
 
Справка “ЗВ”
Александр Львович Баргман окончил ЛГИТМиК. Многократный лауреат и номинант высшей театральной премии Санкт-Петербурга “Золотой софит”, Российской Национальной театральной премии “Золотая маска”, лауреат престижных международных и российских фестивалей, лауреат Государственной премии РФ. В качестве актера играл в спектаклях Александринского, “Такого”, “Белого” театров, “Приюта комедианта”, Театра комедии им. Акимова, Театра на Литейном, Театра им. В.Ф. Комиссаржевской и других. Сотрудничал с режиссерами Ю. Васильевым, Г. Козловым, А. Галибиным, В. Фильштинским, А. Морфовым, В. Крамером. Поставил свыше 30 спектаклей в России и за рубежом. Снимался в фильмах и сериалах. В 2002 году с группой единомышленников создал “Такой Театр”. В театре им. В.Ф. Комиссаржевской поставил спектакли: “Ночь Гельвера” И. Вилквиста (спектакль – лауреат “Золотого софита” в двух номинациях, участник “Маски плюс”, международных фестивалей), “Графоман” по произведениям А. Володина (спектакль – лауреат “Золотого софита”). В 2014 году приглашен на пост главного режиссера Театра им. В.Ф. Комиссаржевской.
Снимается в кино с 1990 года. Официальный голос Джонни Деппа.
0

Читайте также в этом номере:

Яркая ночь (Ольга ЛИТВИНЕНКО, Марина БУШУЕВА)
Самая глубокая в Евразии (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Тепло без потерь (Вера КАЛАБЕКОВА)
Экономить придется (Лариса ФЕДИШИНА)
Слесарных дел мастер (Елена ПОПОВА)
Опытным путем (Елена ПОПОВА)
Персональный подход (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Храброе сердце (Татьяна РЫЧКОВА)
Добрые самаритяне (Иерей Сергий АНДРЕЕВ, председатель епархиального отдела по социальному служению и благотворительности Норильской и Туруханской епархии)
Сам себе автор (Юлия ГУБЕЛАДЗЕ)
Я памятник воздвиг (Валентина ВАЧАЕВА)
Белые одежды (Евгений КЛИМОВ, главный врач городской больницы в 1972–1994 годах, почетный гражданин Норильска:)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск