Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
10:15 Экологические проекты «Норникеля» поддерживают федеральные власти
14:05 В Норильске восстановили мозаичные панно советских времен
13:30 Норильские артисты вошли в состав труппы Новосибирского театра
13:00 Десять тысяч мальков хариуса выпустили в Енисей на Таймыре
11:15 Трудовые отряды школьников закрыли сезон
Все новости
Уйти с такой работы? Ни за что!
Специальный репортаж
25 июля 2011 года, 14:21
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Бригада монтажников Евгения Матыса ремонтно-монтажного участка №3 ШРУ-3 “Норильскшахтсервиса” – одна из лучших в тресте. Отвечает за поддержание в полной боевой готовности стволов рудника “Таймырский”. Лето для бригады – горячая пора, но все же они выкроили для “Заполярного вестника” немного времени.
Работы у бригады Евгения Матыса так много, что вышестоящее руководство соглашается предоставить монтажников в распоряжение “ЗВ” лишь в день прохождения техминимума – после того как они совершили марш-бросок из рудника к запасному выходу, проиграв ситуацию поведения в шахте в случае возникновения ЧП. Такие учения проводятся каждые полгода. В итоге монтажники достались нам не при исполнении – в монтажных поясах и чумазые, а чистенькие, расписывающиеся в журнале ТБ.
Не так давно мы брали интервью у бригадира. Евгений рассказывал про уникальный в истории “Норильскшахтсервиса” прецедент пайки немецкого головного каната, когда ремонт делали на весу, а соседняя подъемная машина из эксплуатации не выводилась. Зафиксировали канат, ослабили, подготовили для спайки-сварки, обработали, спаяли и закончили. Не было трудоемких перемоток, управились за шесть часов. Примерно в это же время бригаде Евгения Матыса было присвоено звание лучшей бригады шахтно-ремонтного управления №3 “Норильскшахтсервиса”.
Лучшие – всегда при деле.
– Сейчас идут внеплановые подготовительные работы к замене головных канатов на КС-3, плановые – на южной подъемной машине СС-3, это за последний месяц уже третья замена головных канатов. Сейчас работы добавилось, начались летние ремонты, надо все успеть до наступления холодов, – рассказывает Евгений о ближайших планах. – Рудник “Таймырский” составляет график, согласно которому мы и работаем.
Скорая дружная помощь
Николай Сызранцев, один из 60 монтажников бригады, видный мужчина с голосом громким и убедительным, коротко характеризует суть своей работы:
– Мы, ремонтники, как скорая помощь для скипового ствола. Вдруг какая поломка – мы тут как тут. У нас коллектив замечательный, дружный, сработавшийся, не один год вместе. Я, например, на комбинате с 1973 года, начинал еще в Норильском шахтопроходческом тресте. Как устроился монтажником, так до сих пор профессии не изменил. Через пять месяцев 60 лет, и дальше собираюсь работать, пока еще чувствую силы. Когда-то со мной нянчились, теперь я с молодыми. И дети у меня работают на этом участке, только сейчас они в командировке. Молодой состав у нас тоже хороший подобрался, все ребята здоровые, крепкие, понимающие, и разряды у них уже выше и выше. Сначала были с третьими, а сейчас уже с четвертыми. Работают – молодцы, любо-дорого посмотреть.
Алексей Ткаченков (в бригаде пять лет) говорит, что дружба в его профессии – качество необходимое:
– Основные, очень сложные работы мы производим в сечении ствола по замене головных и направляющих канатов. Все должны работать дружно и слаженно. Если слаженности в действиях нет, работа не может быть выполнена правильно.
– Я пришел в бригаду около пяти лет назад, тяжело было, работа действительно не из легких, слабым здесь не место, за год, два, три не понять ее, – говорит мастер-бригадир Максим Чмыхун. – Но втянулся, помог коллектив, подсказали, выучили.
На земной шарик должно хватить
Понятно, что без канатов подъемные машины ни горняков на рабочие места, ни руду на-гора не доставят. Евгений Матыс ведет к скиповому стволу №3 (СС-3).
Мы издалека-издалека одним глазком заглядываем в производственное помещение, где “спрятано” сечение ствола. Слышим грохот выгружаемой руды и видим 24 каната, при помощи которых скользят вниз-вверх скипы. На “Таймырском” они уходят вниз почти на 1400 метров, а на “Скалистом” в скором будущем эта “бездна” будет равняться 1700 метрам. Профану со стороны их замена в таких высотных условиях представляется занятием довольно фантастическим и даже жутковатым. Евгений говорит:
– На моей памяти не меньше 10–15 замен было только здесь: восемь проводниковых с одной, восемь с другой и по четыре головных с каждой стороны. Еще такая же беда у нас и на КС-3, клетевом стволе.
В последнее время канаты, применяемые на руднике “Таймырский”, в основном импортного производства, отсюда и определенная материальная ответственность. Ведь комплект головных канатов стоит почти 30 млн рублей.
Скиповой (СС-3), воздухоподающий (ВПС), клетевой (КС-3), породозакладочный (ПЗС), два вентиляционных (ВС-5 и ВС-6) – бригада Евгения Матыса поддерживает работу всех шести функционирующих сегодня стволов “Таймырского”.
– На каждом горизонте бригада занимается еще и ремонтом оборудования внутришахтного транспорта: опрокидов, люковых устройств, дробилок, – дополняет Евгений. – Кроме электровозов и самоходного оборудования, вся техника, которая выдает руду и транспортирует ее на ТО, ремонтируется нами.
– Тяжелая у вас работа.
– Интересная зато. Нет однообразия. Если случается увольнение, то это только на пенсию. Уйти с такой работы, где не сидишь и не засыпаешь оттого, что делать нечего, – ни за что!
– Считали, сколько канатов поменяли?
– Думаю, земной шарик мы бы уже обернули, – улыбается Евгений.
С высотой – на вы
– К физическому здоровью у вас особые требования?
– Ограничения есть, бывает, ребята очень тучные приходят, а у нас таких лючков нет, чтобы с этим парнем работать, и куда-то его послать – не дойдет. По уклонам приходится ходить с горизонта –1400 на –1300-й, оттуда на –1050-й. Курить у нас бросают один за другим, потому что легче чувствуешь себя, со временем и с возрастом начинаешь понимать, что чем здоровее будешь, тем продуктивнее будут труды и, соответственно, поощрение больше.
– Что самое тяжелое для новичков? Высота?
– Борьба с высотой. Ее надо научиться уважать, бояться категорически нельзя, потому что будешь бояться – где-нибудь оступишься. А вот применять средства индивидуальной защиты, то есть монтажный пояс, в котором монтажник должен спать, – нужно.
– Они абсолютно надежные?
– Конечно. Мы их проверяем, сдаем раз в полгода на испытания, потом раздаем каждому работнику под подпись. У нас также обязательно применение обратного провода при сварочных работах, вся керосинорезная аппаратура периодически тоже испытывается. Чтобы что-то не прошло испытаний – такого не бывает. У нас с этим строго.
Главное – отладить систему
– Моя задача – произвести подготовку, спланировать, распределить людей, это самое главное, – рассказывает Евгений. – И помогать всячески, поскольку опыт и мастерство, как говорится, не пропьешь. У нас молодежь пришла уже на отработанную систему, им легче, а вот когда мы только начинали (я – в 1997 году), подгоняли каждую мелочь, что-то убирали, что-то дополняли, тот промежуток времени был тяжеловат. Это сейчас все отлажено, я прихожу: “Ты идешь сюда, выполняешь эту работу, ты отправляешься сюда, выполняешь ту”, а раньше нам пришлось побегать.
– Почему систему не откатали до вашего прихода?
– Купите новую машину, когда вы в нее заглянете в первый раз? При замене масла. То же и здесь: проблемы выявляются при осмотре канатов. В прошлом году, когда на Кольской ГМК машина отходила свой срок, мы, представители четырех подземных ремонтно-монтажных участков треста, ездили туда руководить процессом замены канатов. Кроме как у нас, отработанной системы нигде нет. Совместно с инженерами технического отдела треста мы разработали проект организации работ, изучали все детали, схему замены корректировали уже непосредственно во время работ. Своим опытом делились с ремонтниками Кольской ГМК. Учили, как правильно выдавать наряд, последовательно и четко, без лишней воды. И справились – вместо девяти предполагаемых – суток за шесть.
Коллектив замечательный, дружный, сработавшийся
Сечение ствола уходит вниз почти на 1400 метров. Там они и работают
Евгений Матыс: “Работа у нас интересная”
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск