Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Реформа отвечает содержанию
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
24 мая 2010 года, 11:43
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Александр СЕМЧЕНКОВ
В Норильском следственном изоляторе (СИЗО-4) прошел день открытых дверей. Впервые за историю существования учреждения журналистам разрешили увидеть быт его обитателей. «По ту сторону колючей проволоки» побывал корреспондент «Заполярного вестника».
Когда попадаешь в первое помещение изолятора, испытываешь незнакомое чувство – в атмосфере витают страх, тоска и одиночество.
– Документы отдайте дежурному, – говорит застывшему в проходе журналисту «ЗВ» заместитель начальника СИЗО по кадрам и воспитательной работе Александр Шабалин.
В этот же миг за спиной раздается противный лязг замка – это тяжелые тюремные двери своим металлическим телом разделили реальность на части. Успокаивает лишь мысль о том, что в ту часть реальности, которая осталась за дверью, предстоит вернуться через час после короткой экскурсии по помещениям изолятора. Но корреспонденты – это исключение. Как правило, тем, кто пересек КПП, проделать путь в обратном направлении предстоит нескоро. Либо после того как окончится следствие и осужденного отправят по этапу. Либо когда, как выражаются заключенные, «прозвенит звонок» и вина за совершенное будет искуплена. Это происходит в том случае, если преступник после вынесения приговора изъявит желание отбывать срок в СИЗО, в отряде по хозяйственному обслуживанию.
 
Плюсы и минусы
В хозотряде изолятора условия немного мягче, чем в колониях. Разумеется, и оставляют здесь отбывать срок далеко не всех. Рецидивистов и преступников, по-настоящему опасных для общества, этапирование не минует ни при каких обстоятельствах.
– Хозотряд составляют исключительно те, кто осужден впервые, – говорит начальник отряда Валерий Гребенюк. – Закоренелых преступников в их числе нет. Люди оступились, но человеческое в их сердцах живет, и для социума они еще не потеряны. И отношение к ним соответствующее. Всего у меня числится 37 человек, из них десять – женщины. Все заключенные задействованы в сфере хозобслуживания – это повара, подсобные рабочие и даже одна медсестра.
В комнате отдыха, оборудованной для хозотряда, мы встречаем Александра. Свое свободное время заключенный решил потратить на просмотр телепередач. Уже одиннадцатый месяц он в уме ведет «работу над ошибками»...
– Занимался глупостями, – признает Александр. – Невиновным себя, как некоторые, не считаю, решение суда вполне справедливо. Могло оказаться и хуже. Раскаиваюсь, конечно, но исповедоваться не хочу. Так вышло. Здесь несладко, зачем лукавить. Но все условия для жизни есть. Чем-то напоминает армию. Свои плюсы, свои минусы. Но здесь можно надеяться на амнистию.
 
Еще не виновны, но…
А вот пообщаться с подследственными у журналистов не получилось.
– Вина этих людей еще не доказана, – пояснил начальник СИЗО Олег Шульга. – Возможно, кого-то из них суд признает невиновным и он вернется к нормальной жизни. Наша задача – обеспечение надежной изоляции лиц, находящихся под стражей. Чтобы привлечь их к каким-либо действиям, необходимо разрешение следователя.
Подследственные содержатся в камерах площадью 16 квадратных метров. Согласно закону на одного арестанта приходится четыре. Но сегодня наполняемость СИЗО по сравнению с 2000 годом невысока. Под следствием находится 248 человек, еще десять ожидают этапа. А общий лимит наполнения изолятора составляет 1120 подследственных.  
 
Женское око
За тем, что происходит в камере, можно наблюдать через специальный глазок в двери. В этом журналистам не отказывают. Взгляд сразу же отмечает царящие в помещениях чистоту и порядок. Нарисованная на металлическом столе шахматная доска свидетельствует о том, что арестантам не запрещается играть в шахматы и шашки. Во многих камерах имеется телевизор. Ни к какой трудовой или иной деятельности подследственных не привлекают. Кто-то днями напролет читает книги, кто-то пытается взглядом просверлить потолок. А кто-то, вероятно, напрягает ум, сочиняя реплики для грядущего суда, ведь закон дает человеку право не свидетельствовать против себя. Даже совершивший преступление может искать для себя оправдание.
– Вопреки общественным представлениям, система наказания в нашей стране сегодня достаточно разборчивая, – говорит замначальника СИЗО Александр Шабалин. – Времена, когда за буханку хлеба можно было получить срок, прошли. Да и условия содержания заключенных находятся на высоком уровне. От времен ГУЛАГа здесь даже духа не осталось.  
На осматриваемом нами участке дежурит младший инспектор внутренней службы Елена Тетерина. Со своими неженскими обязанностями женщина справляется без труда. И общество находящихся под следствием Елену не смущает.
– Я работаю в СИЗО уже четвертый год, – рассказывает Елена. – Существует внутренний распорядок, согласно которому подследственным что-то запрещено. Моя обязанность – следить за тем, чтобы порядок соблюдался. Пить чай и общаться по душам мне с арестантами не приходится, а потому не могу сказать, что испытываю какие-то особые ощущения от их соседства. Несмотря ни на что, для меня это в первую очередь люди, которым может вдруг понадобиться помощь. Ведь я наблюдаю также и за тем, чтобы у них все было в порядке.
 
Как все изменится
День открытых дверей для журналистов организовали неспроста. Это свидетельство значительных перемен, которые в скором времени принесет реформа пенитенциарной системы. Согласно ей все исправительные колонии в России преобразуют в тюрьмы. Для лиц, совершивших преступления легкой тяжести, создадут специальные трудовые лагеря, где осужденные будут иметь определенные свободы. А вот закоренелым преступникам предстоит отбывать наказание в тюрьмах общего или усиленного режима – в зависимости от тяжести совершенного преступления. Основная идея реформы заключается в том, чтобы разделить осужденных на категории и не допустить их совместного содержания.
– Ни к чему «первоходам» находиться в обществе рецидивистов, – говорит начальник СИЗО Олег Шульга. – Преступная субкультура – довольно навязчивый элемент, а потому неразумно давать этому явлению распространяться. Нашего учреждения реформа коснется только лет через шесть. На базе СИЗО планируется создать тюрьму усиленного режима. Для содержания подследственных останется одно отделение.
А вот норильской колонии общего режима ОИК-30 тюремная реформа в некоторой степени уже коснулась. Сегодня в ОИК-30 попадают осужденные только по легким статьям Уголовного кодекса. «Тяжеловесы» по мере возможности этапируются в пенитенциарные учреждения Красноярского края. В перспективе в Норильске будет находиться исправительный центр, где будут содержаться только неопасные преступники, которым предстоит трудом искупать свою вину перед обществом. От криминального элемента город будет избавляться.
Таким образом, тюрьмы планируется разгрузить, оставив там только действительно опасных людей. Им придется существовать в жестких условиях. В ходе реформы системы исполнения наказания планируется ввести тюремную систему по западному образцу: под замком будут сидеть матерые уголовники, убийцы и рецидивисты.
– Наше учреждение постепенную переквалификацию переживет безболезненно, – уверен начальник СИЗО. – Главное, что мы понимаем, какие идеи за этим стоят. Любая система должна постоянно совершенствоваться, и система исполнения наказаний – не исключение.
Ждать суда. Иного не дано
Есть время и для отдыха
Собака помогает человеку сторожить... человека
0

Читайте также в этом номере:

Детсадовцев станет больше (Екатерина СТЕПАНОВА)
Многоликая Настя (Елена ПОПОВА)
НИИчего себе студенты! (Юлия КОСТИКОВА)
Таких теперь уж не встречаешь (Наталья БОЯРЧУК, американская норильчанка)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск