Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Привет всем норильчанам
К 120-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ НИКОЛАЯ УРВАНЦЕВА
20 декабря 2012 года, 13:47
Публикацией глав из новой книги Сергея ЩЕГЛОВА-НОРИЛЬСКОГО “ЗВ” открывает рубрику, посвященную Николаю Урванцеву, человеку, чей 120-летний юбилей Норильск отметит 29 января 2013 года. Один из первостроителей северного города, член Союза российских писателей, председатель Тульского отделения общества “Мемориал” Сергей Щеглов общался с Николаем Урванцевым  на протяжении сорока лет – до самых последних дней великого землепроходца  и первооткрывателя норильских богатств. Значительное место в книге занимает переписка автора с Николаем Николаевичем.
Дважды легендарный
Осенью 1946 года, когда горняки Норильска, в их числе и я, непосредственный участник трагедии, еще находились под ужасающим впечатлением от преждевременного взрыва оксипатронов в скважинах рудника “Угольный ручей”, довелось мне присутствовать на одном из совещаний в управлении горно-металлургического комбината. Обсуждалась проблема дальнейшего развития буровзрывных работ в карьерах рудника. Вел совещание заместитель начальника комбината по горным предприятиям Игнат Васильевич Усевич. Возник какой-то вопрос в связи с геологическими изысканиями. Выслушали всех, к решению не пришли.
– Надо с Николаем Николаевичем посоветоваться, – предложил главный инженер горного управления Марк Давыдович Фугзан.
Пригласили Урванцева. Он работал в геологическом отделе комбината, в бараке позади конторы Норильлага на Заводской улице, в нескольких минутах ходьбы от управления комбината. В зале появился высокий человек в длинном кожаном пальто коричневого цвета, такие носили тогда начальники и виднейшие специалисты Норильска. Взоры всех с уважением обратились к вошедшему. Сняв шапку, Урванцев присел к столу.
Все знали, что он вышел из лагеря год назад. А первые исследования в Норильске провел в далеком девятьсот девятнадцатом. Потому имя Урванцева было овеяно двойной легендой – как политического зека и как первопроходца Арктики. Мое личное преклонение перед подвигом и мужеством этого человека зародилось задолго до того, как я его увидел. Рассказы лагерников о путешествиях Урванцева по просторам Белого безмолвия возвышали эту фигуру до уровня Фритьофа Нансена и Георгия Седова.
С тех пор мне часто приходилось встречаться со знаменитым человеком. Но были те встречи мимолетны и не оставили заметных воспоминаний.
Прошло десять лет. Времена изменились. Норильск отчасти рассекретили. Урванцева реабилитировали. О нем появилась большая уважительная статья в центральной газете “Труд”. Пошли публикации и в других газетах и журналах. Однажды в солнечный день я пришел к Николаю Николаевичу. Пришел не как горняк, а как самодеятельный журналист – взять интервью. После обстоятельной беседы написал очерк. Так началось наше многолетнее личное общение. Когда он уехал из Норильска и вернулся к работе в Институте Арктики и Антарктики в Ленинграде, завязалась переписка.
 
“Пока лишь небольшой оазис”
В 1957 году в журнале “Сибирские огни” была напечатана моя статья “Столица Енисейского Севера” под рубрикой “Города родной Сибири”. (Норильск тогда уже получил статус города.) Естественно, там много было сказано и об Урванцеве.
Я отправил ему этот номер и получил ответ.
 
11 февраля 1958 года.
Многоуважаемый тов. Щеглов!
Простите, что не знаю вашего имени-отчества. (Забыл Николай Николаевич о нашем общении. – С.Щ.) Прошу сообщить в следующем письме, если доведется писать. Большое спасибо за присланный журнал. Я с удовольствием прочел в нем статью о Норильске, написанную вами. Никаких промахов и ошибок там нет. Все правильно. Вы верно отметили, что Норильск пока лишь небольшой оазис среди пустынной и почти безлюдной до сих пор тундры. Однако это долго не продлится. Выявляются все новые и новые объекты полезных ископаемых, которые могут стать в ряд с Норильском.
В связи с промышленным освоением Сибири вообще и Красноярского края  в частности они скоро будут втянуты в общую промышленную орбиту Советского Союза. На Курейке, по-видимому, выявляются перспективные месторождения норильского типа. То же имеет место и в бассейне реки Кулюмбе и Горбиачин. В районе Котуя весьма перспективно  месторождение редких элементов и слюды. Возобновляются поиски и разведки нефти на Хатанге и в низовьях Енисея. Сегодня как раз у нас в институте план этих разведок разбирала специальная комиссия, в которой и я принимал участие. Несомненно, очень скоро Норильск станет не единственным, а лишь первым среди многих культурных и промышленных центров таймырского Севера. Я всегда это утверждал и счастлив, что моя мечта сбывается. Рад и счастлив, что здоровье и силы еще позволяют мне не один год поработать над разрешением этого вопроса.
Жму вашу руку и желаю здоровья и всемерных успехов в работе.
Привет всем знакомым норильчанам.
Н.Урванцев

 
В том же году в Красноярске была издана написанная мной и Алексеем Бондаревым книга “Город Норильск”. То был первый краеведческий очерк о нем. Я послал книгу Николаю Николаевичу. Ответом было благодарственное письмо с положительной оценкой книги.
 
6 марта 1959 года.
Приношу свою глубокую благодарность за присланную книгу “Город Норильск”. Она хорошо написана, вполне справедливо отражает основные этапы развития Норильска. Я ее прочел с удовольствием.
Как вы там живете? Наш институт нынешним летом будет вести широкие работы в пределах Норильска для составления кондиционной государственной геологической карты в масштабе 1:200 000 (то есть 2 км – 1 см). Такой карты Норильский район до сих пор не имеет, а между тем именно она должна служить базой для планирования поисков и разведки новых рудных месторождений, особенно богатых. Мы имеем целью создать подобные карты для всего правобережья реки Енисей к северу от Полярного круга. Два южных листа (к югу от Хантайки) уже готовы, приняты Министерством геологии и сданы в печать. Два других листа делаются. Редактирую листы я.
Кроме того, сейчас я закончил сводку всех материалов реки Енисей к северу от Полярного круга и составил обобщающую карту в масштабе 1:500 000 (5 км – 1 см). Сейчас она находится в оформлении.
Летом думаю проехаться по нашим съемочным партиям от Курейки через Норильск до Таймыра. Работы много – интересной, творческой. Здоровье пока в порядке, и мне хочется облететь побольше и на многое старое взглянуть новыми глазами, в свете современных данных геологической науки.
Привет всем. Жму крепко руку.
Н.Урванцев

 
“Благодаря стараниям Воронцова…”
Урванцев не был врагом советской власти. Но поскольку вел исследовательскую работу при Колчаке, рассуждали его обвинители, стало быть, сотрудничал с ним, то есть был колчаковцем.
Дважды удавалось Николаю Урванцеву опровергнуть надуманное обвинение. В результате третьего ареста (много лет спустя после гражданской войны) ему все же присудили длительный срок заключения. Хорошо еще, что не расстреляли, как многих. А ведь он за прошедшие годы проявил себя талантливым ученым, героическим полярником, трудился на благо советской страны и науки, в интересах советской власти. Приписали же ему совсем иное – будто бы вредил он ей, скрывал от нее запасы полезных ископаемых.
Такова была обстановка в стране в середине тридцатых годов XX века, когда Сталин со своими клевретами развязал невиданный произвол, уничтожая троцкистов, причисляя к ним миллионы людей, большинство которых и понятия не имели о троцкизме.
Николай Николаевич Урванцев, как и многие, оказался жертвой политического террора, впоследствии осужденного самой же советской властью. Был оправдан, реабилитирован.
 
22 ноября 1964 года.
Глубокоуважаемый Сергей Львович!
Большое спасибо за присланное поздравление. В свою очередь желаю вам хорошего здоровья и всяческих успехов во всех ваших делах. Перед праздниками вернулся из Норильска, где провел более месяца. Там теперь организована постоянная научно-исследовательская экспедиция нашего института.  Я ездил принимать материалы полевых работ нынешнего лета. Материалы очень интересные. Летом поеду, вероятно, опять.
Как вы живете? Что поделываете, чем занимаетесь? Есть ли связь с Норильском?
Пока, всего лучшего. Жму руку. Н.У.

 
27 ноября 1969 года.
Уважаемый Сергей Львович!
Посылаю вам по вашей просьбе дополнение к списку моих печатных работ после 1965 года.
Надо иметь в виду, что 1967-й и 1968 год выпали из-за моей серьезной болезни – спазмы мозговых сосудов, – которая вынудила меня более полугода провести в больнице. Так что только сейчас начал входить по-настоящему в свою рабочую научную колею. В голове много планов статей и на научные, и на научно-популярные темы. На днях, вернее в прошлом месяце, послал в “Заполярную правду” статью на подвал “Норильск – потомок Мангазеи”. Ответа пока нет. Может быть, не подойдет по стилю и содержанию, а может быть, благодаря стараниям Воронцова моя фамилия  стала для них одиозной и они не рискуют ее напечатать. Тогда возьму статью обратно и пошлю в какой-либо журнал.
Пока, всего лучшего. Жму крепко руку.
С уважением, Н.Урванцев

 
Опасения Николая Николаевича оказались напрасны: статья “Норильск – потомок Мангазеи” в “Заполярной правде” была опубликована. Надо отдать должное журналистам, работавшим там: они не побоялись напечатать произведение автора, на которого сыпались обвинения со стороны некоторых видных норильчан.
 
Окончание следует
0

Читайте также в этом номере:

Спасли всех (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Схема собрана (Андрей СОЛДАКОВ)
Фундаментальные затраты (Марина БУШУЕВА)
У меня получится! (Андрей СОЛДАКОВ)
Бывших чекистов не бывает (Лариса СТЕЦЕВИЧ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск