Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Настоящее чудо
Семейная реликвия
28 февраля 2011 года, 11:53
Текст: Екатерина СТЕПАНОВА
Коренная норильчанка Альбина Кузина уверена: все святые иконы уникальны. Они помогают, даже если мы не видим их помощи. В 1947 году старинная копия чудотворной иконы Божьей Матери, случайно попавшая в руки ее матери, несколько раз спасала им жизнь.
Стена
История ее семьи похожа на миллионы других таких же историй. Похожа, но неповторима. До 1930 года дед и бабушка Альбины Кузиной жили на Кавказе. В тот роковой год всю семью сослали в Тюменскую область, в небольшой поселок со странным названием Стена. Чтобы попасть в эту глухомань, нужно было от Тюмени ехать до Тобольска, а потом еще километров 300–400 в Вагаевский район.
...Семья прибыла туда поздней осенью. Первая проблема, с которой столкнулись, – где взять продукты? Выручил дед, знавший технологию производства кирпичей. Он нашел песок, нашел глину, и вся его большая семья превратилась в артель.
– Вскоре родственникам привезли сахар, муку, крупу, – рассказывает Альбина Кузина. – Представляете, в глухой сибирской деревне, где все строения были из дерева, впервые появился кирпичный маслозавод! Местные нарадоваться не могли.
Деда расстреляли в 1937-м.
– Его обвинили в шпионаже в пользу англо-японской разведки, – Альбина Кузина, пытаясь справиться с волнением,  ненадолго замолкает. – Это в глухой-то деревне! Мой безграмотный дед…
Слезы на глазах. Норильчанка достает из конверта пожелтевшие от времени фотографии с обтрепанными уголками. Вглядывается в родные лица. Вот это бабушка. Это дед. На фотографиях они совсем как живые. Они почти осязаемы.
Бабушки не стало в 1945-м.
 
Неслыханное богатство
В наш век компьютерных технологий и мобильной связи почти невозможно представить себе, что пришлось пережить людям в войну. Спустя годы Альбина Кузина называет это настоящим чудом – в 1945-м они с матерью, сосланной после расстрела деда в Норильск (она родилась уже там), через залитые от дождей леса смогли добраться до Стены. Ей было пять лет. Мать надеялась застать бабушку в живых. Но не застала…
– Обратно мама решила меня не брать, – рассказывает норильчанка. – Побоялась. И, наверное, не зря. В Норильск она смогла добраться только через полгода. А ведь за это могли и срок дать тогда…  
Мать вернулась за Альбиной только в 1947-м. При виде дочери не сдержалась, заплакала: истощенный ребенок не выглядел на свой возраст. И это при том, что семья брата держала хозяйство: корова, телята, куры.
– Все, что сварит, жена дяди Пети отдавала своему ребенку, – рассказывает норильчанка. – Обо мне и о тете Гале – маминой сестре, которая тоже жила с нами и на которой, собственно, и держалось все хозяйство, обычно не вспоминали. А потом и вовсе сказали тете Гале убираться – зачем им лишний рот? Мама была потрясена. Денег нет. Норильск – город закрытый. Как везти туда тетю Галю?
Дядя Петя все-таки заставил жену дать им с собой в дорогу муки, а соседи – и это до сих пор трогает ее до слез – принесли ведро топленого масла. По тем меркам, голодного 1947 года, это было неслыханное богатство! Провожала их вся деревня. Кто-то протянул матери Альбины эту самую иконку. Люди верили: она оградит женщин от бед и поможет им в самых безнадежных ситуациях.
 
“Спаси и сохрани”
Добирались до Вагая трудно – кругом вода, все разлило. Неожиданно слегла мать. Тетя Галя прижимала к себе девочку и плакала: “Алла, по миру мы с тобой пойдем”. Но наутро случилось чудо: мать пришла в сознание и даже нашла в себе силы подняться, чтобы идти потом тридцать километров пешком. Машины в послевоенное время были редкость…
Там же, в Вагае, случилось еще одно чудо. Мать неожиданно встретила знакомого, который был на моторке и предложил их “подвезти”. Они сели в прицепленную к моторке лодку.
Детские воспоминания отрывочны, но очень ярки: Альбина смотрит на сменяющие друг друга  деревни. Серые покосившиеся домишки, где только изредка можно увидеть птицу или скотину… В одном месте моторка резко повернула,  и их лодка встала почти вертикально на бок. Перед глазами оказалась темная, холодная вода. Секунда, чтобы попрощаться с жизнью. Никто так и не понял, как это произошло – лодка с трудом, но все-таки вернулась в нормальное положение. “Спаси и сохрани!” Всю дорогу она слышала шепот матери…
– Мы давали людям муку, – продолжает рассказывать норильчанка. – Две коврижки они пекли на дорогу нам, одну оставляли себе. Так и расплачивались. Когда мука закончилась, мама начала продавать одежду. Снимала с себя, с меня… А с тети Гали и взять было нечего.
 
Все ехали в Норильск
В Новосибирске женщины с ребенком узнали: билетов до Красноярска нет. Проблему мать решила благодаря топленому маслу. Но зато денег теперь на продукты взять было неоткуда. Отчаяние…
– И снова произошло чудо – в Красноярске мама увидела знакомого из Норильска, они вместе работали, который ей сказал: “Маруся, у меня есть лишний талон на питание”. Тогда была такая система: работникам Норильского комбината, у кого был билет на теплоход, давали талоны. Когда же и мама взяла билеты, мы вообще были счастливы! Норильск людям давал такую стабильность! Несмотря на то что город закрытый, народ  туда толпами ехал. На теплоход до Дудинки вообще было невозможно попасть.
Вспоминая все, что произошло тогда, более шестидесяти лет назад, Альбина Кузина поражается. Словно действительно кто-то помогал им всю дорогу. Ну разве не чудо, например, что на теплоходе смогли потушить сильный пожар? А ведь они уже в который раз попрощались с жизнью… Разве не чудо, что на том самом теплоходе оказался начальник отдела кадров комбината со своей молодой женой? Узнав об этом, мать решилась пойти к нему по поводу тети Гали. Захлебываясь слезами, рассказала о своей ситуации. И получила разрешение на ее въезд в Норильск! Разве не чудо, что в первом же доме в Дудинке, куда они постучались, сойдя с трапа теплохода, оказались знакомые и, значит, им  было где остановиться на ночлег? А на другой день они встретили материного знакомого, передавшего им деньги от отца.
– До сих пор помню, – рассказывает Альбина Кузина, – что на эти сто рублей мама купила хлеба и тюленьего жира. Тетя Галя наесться не могла, до того наголодалась…  
Мамы давно уже нет в живых, нет тети Гали… Теперь Альбина Кузина, хранительница памяти ушедших предков, жизнь которой оказалась тесно переплетена с Норильском, рассказывает своим внукам необыкновенную историю про икону Божьей Матери. И про человеческую доброту.
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск