Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Ирония судьбы
Штрихи к портрету
27 января 2010 года, 13:48
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Елена ПОПОВА
Человек – сам творец своей судьбы? Или все предопределено свыше? Заместитель генерального директора – главный инженер ООО «Норильскникельремонт» Евгений Домбровский не готов дать однозначный ответ на этот вопрос. И тем не менее, анализируя факты своей биографии, теперь уже бывший норильчанин находит некоторые по меньшей мере удивительными…
Почему березы карликовые?
С Норильском Евгений Домбровский, родившийся в Луганской области, впервые познакомился в 1975 году. Было это так. На уроке географии пятиклассникам предложили несколько тем для реферата. Домбровский выбрал романтическую – про Север… Тогда никто из его одноклассников, даже родители Жени, не знали, где находится загадочный Норильск. Мальчишка тщательно изучил географическую карту, проштудировал газетные и журнальные вырезки, с любопытством читая о строившемся в то время заводе с красивым именем «Надежда»… Загорелся так, что самому во что бы то ни стало захотелось увидеть этот город, полярную ночь и северное сияние…
– На уроке я рассказывал всему классу про Норильск… – вспоминает Домбровский. – Мол, численность – 120 тысяч человек, полезные ископаемые – почти вся таблица Менделеева. В тундре растут карликовые березы. Причем я тогда был искренне убежден, что так они называются потому, что где-то рядом или живут, или когда-то проживали карлики…
Всю серьезность заместителя генерального директора ООО «Норильскникельремонт» как рукой сняло. Поддавшись воспоминаниям, он весело, почти по-мальчишески смеется… Потом снова настраивается на серьезный лад:
– Через три месяца отец неожиданно уехал работать в Норильск. До сих пор не пойму, что это было: провидение? случайность?
На следующий год начали собирать вещи в Норильск и Женя с мамой. Свои первые впечатления от той поездки к новому месту жительства Домбровский запомнил навсегда. Ноябрь. Норильск не принимал – нелетная погода. В Москве в аэропорту некуда было даже присесть, столько народу… В Алыкеле волновался отец. Ждал их больше суток. Не дождался – пора было ехать на смену на «Надежду», где он работал водителем. Теоретически Домбровские, конечно, знали, как добираться… Сначала сесть в электричку, доехать до Кайеркана… Потом найти нужный адрес. Они оказались в растерянности: темно, на улице метель…
– Мне все было в диковинку… – признается сегодня Евгений Домбровский. – Я ведь до этого всю свою жизнь прожил в селе. До тринадцати лет дальше Луганска никуда не выезжал, а тут сразу такие перемены! Норильск показался мне ярким, красочным… Позже я с отцом на машине по всему НПР поездил. Когда впервые «Надежду» увидел, впечатления были особенно сильные! Я тогда еще подумал: вот бы и мне здесь поработать…
Евгений Домбровский тогда и не догадывался, что эта его мечта, как и многие другие, тоже когда-нибудь сбудется.
 
Начал строить… карьеру
После школы он поступил в Норильский вечерний индустриальный институт на специальность «промышленное и гражданское строительство».
– Родители считали, что строители всегда будут востребованы – говорит Домбровский. – Хотя, если честно, я об этой специальности особого представления не имел. И сейчас о том, что именно так сложились обстоятельства, нисколько не жалею.  Я благодарен родителям…
Он хорошо помнит свою производственную практику на втором курсе.
– Первым моим объектом была гостиница «Норильск», – рассказывает Домбровский. – Бригадир дал нам с однокурсником кувалды, и мы целый месяц загибали петли на плитах перекрытия. Одна такая петля стоила пять копеек. Поэтому пришлось очень сильно потрудиться, чтобы заработать на костюм…
В списке на распределение по окончании вуза он оказался третьим.
– В Норильске студентам могли предложить всего три-четыре места. «Надежда» уже была почти достроена, других объектов в НПР возводить не планировалось… Меня уговаривали поехать в Санкт-Петербург, в «Гипроникель».
Зарплата в сто рублей и место в общежитии молодого норильчанина тогда не прельстили. В то время как большинство парней уехали работать во Владивосток, Благовещенск, Красноярск, Домбровский выбрал Норильск, но – ирония судьбы? – через год все-таки оказался в Норильском филиале «Гипроникеля».
 
«Я благодарен всем!»
– Вы в разговоре часто подчеркиваете, что вам по жизни всегда везло с людьми…
– Безусловно! – соглашается Домбровский. – Я благодарен всем, с кем сталкивала меня судьба… Первому моему бригадиру Георгию Гросулу, начальнику участка Валерию Шурчилову… Я буду с теплотой вспоминать начальника СМУ «Металлургстрой» СУС НГМК Бориса Смирнова. Ему было дело до всего. Хороший специалист и отличный организатор, он помимо этого и просто добрый человек. До сих пор вспоминаю историю с дубленкой… На мой рост (196 см. – Авт.) подобрать спецодежду было сложно. Что ни надену – коротко. Я тогда работал мастером, большую часть времени – на улице. Достраивали мы в то время вторую очередь «Надежды», расстояние между объектами большое… Какие свои связи использовал Борис Михайлович, мне неизвестно, но дубленку неожиданно нашли. Будто под меня сшитую…
– А почему все-таки ушли из СМУ?
– Уже через год работы на стройке я стал понимать, что знания, полученные в институте, – это одно, а реальное производство – это другое. Между ними – пропасть. Мне, молодому специалисту, не хватало технической подготовки. Нередко возникали проектные нестыковки в документации. А для меня в то время главное было – реализоваться в профессии, изучить ее вдоль и поперек… Я был нацелен на то, чтобы работать сутками. Денежный вопрос в 23 года меня особо не интересовал… Начальник филиала «Гипроникеля» на НМЗ Леонид Поздняков взял меня инженером в отдел по проектированию железобетонных конструкций. Я был счастлив: у людей, которые работали тогда в «Гипроникеле», многому можно было поучиться. Один только Виктор Васильевич Власенко чего стоил! За плечами у него уже были проектные организации и промышленные объекты  в Казахстане, в Москве… Он заставлял нас думать, не зацикливаться на каких-то вариантах, подходить к решению вопросов творчески, с экономической и эстетической точек зрения. И это, кстати, к чему угодно можно отнести. Взять те же ремонты…
 
Эволюция ремонтной отрасли
Заместитель генерального директора – главный инженер ООО «Норильскникельремонт» сегодня уверен: ремонтная отрасль, выделенная несколько лет назад в самостоятельную «дочку» компании, должна еще будет пройти определенные этапы развития.
– С одной стороны, требуют от нас эффективности. А как ее измерить? Ремонт – это то, что не поддается четкому планированию. Можно лишь с той или иной степенью вероятности его прогнозировать, – высказывает свою точку зрения Евгений Домбровский. – Обслуживание – противоположное ремонту мероприятие, направленное как раз на то, чтобы ремонта избежать. Поэтому объединять данные направления деятельности надо было только под эгидой сервисного обслуживания, где критерием ремонтной организации должно стать не количество выполненных ремонтов, а надежная работа оборудования, исполнение сметы затрат, удовлетворенность заказчика и высокое качество работы. «Норильскникельремонт» готов меняться и совершенствовать организацию ремонтов, но для этого нужны совместные действия всех: заказчиков, технологов и ремонтников.
Такое видение дальнейшего развития ремонтной отрасли в Заполярном филиале сложилось у Домбровского после одиннадцати лет работы в «Норильскремонте». Кстати, новый поворот в карьере сотрудника Норильского филиала «Гипроникеля» в свое время тоже произошел не случайно.
– Я помню, когда в 1997 году случилась авария аспирационного газохода на «Надежде», – вспоминает заместитель генерального директора, – мы ночью, буквально с колес, делали проект, утром отдавали все это в штаб, а ремонтники во главе с Константином Шанаевым занимались уже непосредственно восстановлением. Я видел, как проходили планерки… Мне очень понравились деловые и человеческие качества Константина Камболатовича. Уже тогда фамилия Шанаева была у всех на слуху – ведь практически ни один ремонт не обходился без ТНРМ. И у меня появилось желание, можно это назвать и мечтой, поближе познакомиться с этим человеком, с его делом. А тут еще обстоятельства сложились так… Время было для комбината трудное. Субподрядным подразделениям по полгода не выплачивали зарплату. Поэтому я долго не выбирал… Десять лет работы в «Гипроникеле» сформировали меня как специалиста. К тому времени я уже чувствовал, что могу сам что-то предложить в решении тех или иных задач. В 1998 году я перешел работать технологом в «Норильскремонт»…
 
Питерская мечта
Глядя на молодого питерского актера Владимира Крылова, утверждающего с норильских рекламных баннеров: «Мечты сбываются!», Евгений Домбровский готов с ним согласиться.
– О карьере я никогда не думал, – признается руководитель. – Целенаправленно ни на одну должность, как говорится, не метил. При этом практически все, о чем я мечтал сбылось. Все, что задумывал, произошло.
Сегодня у Евгения Домбровского, по его признанию, есть еще одна нереализованная мечта.
– У нас, норильчан, это часто бывает… Кажется, вот там, где-то на материке, проходит настоящая жизнь… Теперь появилась и у меня возможность этой «другой» жизни попробовать. Мы долго с супругой лелеяли эту мечту – поработать и пожить, пока позволяет возраст, на материке.
Все предпосылки у Домбровских для этого есть. В Питере несколько лет назад они купили квартиру. В этом году в Северную столицу уехал учиться их сын.  
На ум почему-то приходит распределение Домбровского в институте… Его тогда зазывали в Питер, а он…
– А я в итоге, через столько лет, все равно туда еду? – не сдерживает улыбки Евгений Домбровский. – Ирония судьбы? Не исключаю, что в Северной столице я буду связан именно с «Гипроникелем»… Хотя конкретно пока с будущим местом работы не определился. У меня есть несколько вариантов, но решение я буду принимать уже по приезде в Санкт-Петербург.
С собой он увозит многочисленные фотографии – друзей, коллег, необыкновенных северных пейзажей… Но самое главное – добрую память о многих своих друзьях, коллегах, сослуживцах, с кем пришлось жить и работать в Норильске эти 32 года.
– Большое всем спасибо!!! – говорит на прощание Евгений Домбровский.
0

Читайте также в этом номере:

В добрый путь (Виктор ЦАРЕВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск