Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Хорошая профессия
Человек и его дело
13 октября 2010 года, 13:52
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Плавильщик Дмитрий Цыба не из тех, кто ищет легкие пути. У настоящего мужика профессия должна быть серьезной, считает он.
Он гордится своей работой. Плавильщик – это звучит гордо! Гордится своим заводом. Никелевый – это сила!
– Ни на минуту не пожалел, что пятнадцать лет назад, после окончания школы, пришел работать в обжиговый цех, – говорит Дмитрий. – Кому-то, может быть, и водопроводчиком в ЖЭКе хорошо. Каждому свое. А я считаю, что если ты пошел в рабочий класс, то должен выбрать себе самую серьезную специальность и работать на самом серьезном предприятии. Важно самому себя уважать. Моя работа мне это позволяет.
В Норильск Дмитрия привезли в девять лет.
– Родители приехали на “жигули” заработать, – смеется он. – Здесь я школу окончил. А поскольку тяги к наукам не имел и сидеть у родителей на шее не хотел, пошел в рабочие. Раньше звание плавильщика как знак качества было. Впрочем, я и сейчас этого мнения придерживаюсь. Да и платят у нас не так, как в “ооошках”. Конечно, не бога за бороду ухватили, но достойно. Хорошо работаешь – хорошо получаешь.
 
Творческий процесс
Работу свою Дмитрий Цыба считает творческой. Полагает, что душу металла понял и мастерство приобрел. А это для самоуважения веские основания.
– Процесс плавки до сих пор не автоматизирован, – говорит он. – Какой металл на выходе получится, от старшего плавильщика во многом зависит. Почему у одной хозяйки борщ получается, а у другой нет? Тут и чутье нужно, и опыт, и любовь к своему делу. И хотя технологический процесс варки металла мы ведем на глазок, разве качества своей продукции комбинат стыдится? А это во многом и наша, плавильщиков, заслуга. В плавке мы доводим до ума то, что до нас упустили. Бывает, и калорийность угля не та, и огарок не очень хорош, даже погодные условия влияют на плавку. Но мы в любом случае аноды сварим так, что переделывать за нами не придется. Это наша работа.  
 
Команда в цехе
Варка металла – командный процесс. Успех зависит от общих усилий всей смены, от слаженности действий. Недаром хорошая смена годами срабатывается.
– Тут как в футбольной команде, – рассуждает Дмитрий. – Каждый должен на своем месте хорошо отработать. Даже от крановщика многое зависит: попадется нерасторопный – и дело уже идет не так споро. Поэтому в смене мы друг друга ценим и знаем, кто чего стоит. Сейчас к нам много молодежи приходит, но далеко не все в дело годятся. У многих представление, что они сюда случайно попали. А настоящая жизнь – в офисе, где сидишь, а булки с маком на тебя сами сыплются. Такие у нас больше трех-четырех месяцев не задерживаются. И, к сожалению, таковых среди молодежи половина.  
 
Температура на глаз
Технологический прорыв – переход с чугунных изложниц на медные, принесший значительную прибыль компании, плавильщикам сложностей прибавил. Особенно на первых порах. Никель приваривался к медным формам, и приходилось отбивать металл ломиками.
– Поначалу очень трудно было, пока руку не набили, – говорит Цыба. – Тут дело в том, что при разливе в медные изложницы металл нельзя перегревать. Если раньше при плавке мы температуру в полторы тысячи градусов держали, то теперь оптимально – тысяча четыреста. Температуру мы, кстати, тоже на глазок определяем. Численность персонала у нас впритык. Если кто-то на больничный уходит, приходится вертеться вдвое больше.
 
Еще один повод
Есть у Дмитрия Цыбы и еще один повод гордиться собой. Правда, сам он это поводом не считает. После развода вот уже много лет воспитывает сына один. Младшему Цыбе, Василию, сейчас четырнадцать.
– Это я поначалу думал, что отец-одиночка – что-то исключительное. А потом посмотрел по сторонам – нас таких много. Бывают и среди женщин плохие матери, так же как и среди мужчин – плохие отцы. Все, что в моих силах, я сыну даю. Разве в этом большая заслуга? Это же мой сын.
Кем станет сын после школы, Дмитрий не задумывается. Считает, что каждый человек должен принимать такие решения самостоятельно.
– Любой его выбор приму. Я доверяю сыну, и он меня пока не подводит. Захочет в институте учиться – пожалуйста, захочет работать на заводе – тоже хорошо. Он не лентяй, а значит, и в нашей бригаде приживется. А плавильщик – хорошая профессия!
Дмитрий о проблемах говорит откровенно
0

Читайте также в этом номере:

Экологическая защита (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Дом, где чистые стены (Марина БУШУЕВА)
Закономерный результат (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Коробка с карандашами (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск