Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Молчание – золото
Для кого мы пишем?
17 марта 2008 года, 16:38
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Иногда с ностальгией вспоминаю времена «застоя», когда, как принято сейчас думать, журналисты работали под железной пятой цензора.
Как бы не так! Конечно, если говорить о «высоких сферах», цензура была. Даже не цензура, а железный занавес внутри страны. Нельзя критиковать партию, строй, органы госбезопасности и первых лиц. Хотя первых лиц нельзя было трогать с определенной оговоркой. У каждой газеты был свой ранг, свой, так сказать, уровень компетенции. Районная газета не могла тронуть секретарей райкома, но председатели колхозов и совхозов, руководители различных организаций и ведомств были в зоне критики. Зато областная или краевая газета вполне могла «покушаться» на районных царьков. Не говоря уже о газетах центральных. Визит в областной центр спецкора «Правды», «Известий» или «Труда» приравнивался местной властью к приезду ревизора из гоголевской пьесы. И на производственном и социально-бытовом уровне для журналистов почти не было запретных тем. А главное – ограничения доступа к информации.  В ее сборе помогали газетчику и милиция, и ОБХСС, и всяческие партийные и комсомольские органы. Попробуй директор завода или председатель райисполкома не дать журналисту интересующие сведения! Конечно, если они не составляли гостайну. Хлопотно это было. Проблем потом не оберешься. И резонанс от газетных статей был очень заметный. Подтвердятся факты, изложенные в публикации, – чиновника могли и с работы снять. Правда, что совершенно справедливо, и на журналисте лежала не меньшая ответственность. Передернул факты, приписал что-то для красного словца, допустил неаргументированные публичные нападки – могли и от газеты отлучить. Знаю все это не с чужих слов. В 1981 году, то есть в самый разгар «застоя», начинал работать  в воронежской областной газете. И по моим статьям – а было мне тогда чуть больше двадцати – объявляли выговоры и снимали с работы, и меня таскали по большим кабинетам за то, что переврал букву в фамилии критикуемого чиновника. Чуть из газеты не выгнали. Обошлось.
Сейчас критиковать «больших» людей может любой. Но велика ли ценность в какой-то момент гласно сказать: наш президент (мэр, губернатор, глава района) дурак? Думаю, что нет, если вместе с этим мы не имеем возможности критиковать тех, кто сидит пониже, и от действий которых мы зависим каждый день и в гораздо большей степени. В самом деле, часто ли нарушителями наших прав или обидчиками выступают президенты и губернаторы? Зато в ближнем нашем окружении таких примеров хоть отбавляй. Но попробуй получить информацию у официальных лиц на предприятии, в организации!  Столкнешься с круговой обороной и кучей согласований.
Возродили недавно в «Заполярном вестнике» хорошую традицию – освещать проводимые каждый вторник в подразделениях Заполярного филиала дни техники безопасности. Как это выглядит? Журналисты за неделю, а то и за месяц согласовывают день своего визита на предприятие. Чинная делегация, включающая представителей управления промышленной безопасности, первых руководителей подразделения и журналистов, обходит цеха в определенной последовательности. Везде чистота и порядок, везде полное соблюдение всех мыслимых и немыслимых СНиП. Ведь, куда «нельзя», журналистов не поведут. Даже автослесари известного автохозяйства на одном из таких рейдов ходили в желтых новеньких касках с застегнутыми шейными ремешками. Правда, матерились при этом. Перекусив после рейда в производственной столовой, я ради интереса заглянул в гараж спустя час. Есть ли у кого сомнения, что ни одного человека в каске там не нашел? Неудобно это, крутить кардан под машиной в пластмассовом шлеме…  
В «застойные» времена журналисты, обэхаэсэсники и тэбэшники частенько проводили совместные рейды, главным фактором которых была внезапность. И столько всего удавалось «нарыть»! И представить после такого рейда объективную картину – с нарушениями, виновными, очковтирательством. Вспомнив «комсомольскую юность»,  недавно предпринял попытку уйти от парадной показухи. В один из вторников попытался с утра договориться о внезапном рейде с руководителями служб промбезопасности сразу на шести предприятиях. Просился поучаствовать вместе с фотокорреспондентом в дне ТБ. И везде получил отказ. На предприятиях просили уславливаться с ними за месяц либо согласовывать и договариваться с управлением промбезопасности ЗФ. В управлении отказывались брать с собой, так как привозить журналистов на предприятия, не предупредив последних, по их мнению, не этично.
Об участии журналистов в днях ТБ в итоге договорились. И теперь график таких поездок, согласованных с руководителями подразделений, размечен на месяц вперед. Все знают, когда ждать журналистов. И, конечно, все на предприятиях будут в касках…
Тогда вопрос: для кого мы пишем?
0

Читайте также в этом номере:

Телевидение в газете (Ирина Золина)
Интерес (Евгений МИХАЙЛОВ)
Все ниже и ниже (Елена ПОПОВА)
Многогранник в шаре (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск