Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
А где Спасская башня?
Символы времени
7 октября 2010 года, 17:15
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Город – понятие архитектурное, считал первый председатель Норильской организации Союза архитекторов (тогда еще СССР) Витольд Непокойчицкий, более трех десятилетий стоявший у архитектурного кормила северного города.
Непокойчицкий приехал в Норильск при Завенягине в 1939-м и вернулся в Ленинград (вернее, под Ленинград, в Сясьстрой) в начале 1970-х. У города, построенного на вечной мерзлоте, во все времена было много проблем. Полвека назад так же не успевали за короткое полярное лето выполнить все запланированные работы по благоустройству. Конечно, авторитет первого (во всех смыслах) архитектора  в те годы был очень весом, но была ли согласована с ним акция водружения габбро-диабазовой глыбы в центре Гвардейской площади – неизвестно. По крайней мере, бывший первый секретарь горкома комсомола  Игорь Аристов в одной из своих постнорильских публикаций вспоминает, что идея установить “каменюку с неким текстом” осенила двух комсомольских секретарей, Аристова и Олега Колесниченко из крайкома.
Произошло это в июне 1966 года, перед приездом в Норильск из Москвы секретаря ЦК комсомола для вручения ордена Трудового Красного Знамени. Праздник, как и планировали, получился на весь город, ну а обещанный обелиск первостроителям в центре Гвардейской, как известно, не появился до сих пор. И многим, в том числе и Игорю Аристову, хочется, чтобы камень продолжал стоять в самом престижном месте Норильска…
За столько лет город успел сродниться с ним. Хотя и в советское время, и в первые перестроечные годы во властных структурах неоднократно обсуждался вопрос о настоящем памятнике на Гвардейской площади. Сначала речь шла об общем памятнике всем, кто строил комбинат и город, как было обещано в 1966-м. Бывшие репрессированные молчали до конца 1980-х, но, когда зазвучали их голоса, выяснилось, что никто из них не желает общего памятника.
Безнравственным такое решение считал и бывший политзека Матвей Дудутис. В качестве одного из аргументов он приводил  факт своей биографии: “После освобождения из лагеря я почти два года скитался по разным квартирам, балкам и даже производственным помещениям. И только в 1956 году я и еще семь человек мне подобных получили ордер на двухкомнатную квартиру в доме, построенном нашими же руками. В сущности, это было общежитие, но поселились в нем только что приехавшие участники комсомольского десанта. Следующий ордер мне дали только через три года.
Среди этого десанта были и достойные люди. Некоторые из них тоже свою оставшуюся жизнь отдали Норильску. Согласен, что они также заслужили памятник, но памятник отдельный, и ставить, наверное, его следует не на Гвардейской площади, а в части города, построенной их вольными руками. Они заплатили за этот город далеко не ту цену, что мы, политзаключенные…”
Вскоре после публикации этого письма Матвей Матвеевич умер. Он простудился во время поминальной церемонии на “Голгофе” в День памяти жертв политических репрессий. Было очень холодно и ветрено, а он, как всегда, стоял с непокрытой головой.
...Сегодня бывших узников Норильлага осталось так мало, что они снова ничего не решают. А город почему-то уверовал, что памятников жертвам сталинских репрессий в Норильске достаточно. Эта мысль прозвучала на встрече норильских архитекторов в канун их профессионального праздника, 1 октября. Озвучил ее начальник одного из управлений администрации. Он вспомнил памятники у музея и “Родины”. Согласно последним планам управления архитектуры и градостроительства на Гвардейской площади на месте габбро-диабазовой глыбы из талнахских недр предлагается установить... часы. “Как символ связи времен...”
Немногочисленные норильские архитекторы, пришедшие в музей 1 октября, идею связи времен не поддержали, назвав часы элементом дизайна, а не памятником. Когда кто-то заговорил про главные часы России на Спасской башне, тут же возник вопрос: а где на Гвардейской Спасская башня?
Чиновникам (в том числе и от архитектуры) пришлось согласиться на пересмотр предложенного ими проекта благоустройства исторической площади. Архитекторы решили объявить конкурс.
Судьбу Гвардейской площади в числе прочих вопросов, связанных с благоустройством Норильска, будут обсуждать на созданном в этом году градостроительном совете при главе города. Его очередное заседание состоится 22 октября.
В свое время Непокойчицкий настаивал на создании, а потом и восстановлении градостроительного совета при главном архитекторе города, состоявшем в основном из архитекторов. В новейшем градостроительном совете из четырнадцати человек градостроителей только трое, включая начальника управления по архитектуре администрации. А если эти трое не сумеют убедить оставшихся членов совета, что часы не памятник?
0

Читайте также в этом номере:

Все свое (Виктор ЦАРЕВ)
Рубиновые чувства (Елена ПОПОВА)
Шашечный паровоз (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск