Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Рубиновые чувства
Проект “ЗВ”
7 октября 2010 года, 17:16
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Елена ПОПОВА
Воспитанница норильской школы-интерната №2 Екатерина Радюкова никогда не мечтала стать журналистом. Но когда ей предложили участвовать в проекте “ЗВ” “Если бы я был журналистом” – не отказалась. Ехать надо в Талнах. Я объясняю: учащаяся школы №42 Лиза Авдеенко и ее мама Елена должны рассказать нам историю, касающуюся семейной реликвии – перстня с рубином, который хранится в их семье уже очень много лет.
– А что это за история? – спрашивает меня Катя.
– Это нам и предстоит узнать. Будем задавать вопросы. Ты сможешь мне в этом помочь?
Катя неуверенно пожимает плечами. Обычный четырнадцатилетний подросток. В незнакомой обстановке немного смущается. Пока мы едем, я пытаюсь ее разговорить.
– Мне сказали, ты любишь музыку?
– Да, я даже четыре года училась игре на фортепиано. Слушала с преподавателем музыки Вероникой Сергеевной классику. А потом бросила заниматься музыкой, стала петь. Мне нравится выступать на сцене. Я даже в ГЦК выступала… – с нескрываемой ноткой гордости добавляет девочка. – А еще я на настольный теннис хожу.
Машина мчит нас по талнахской трассе. За окном – унылый однотонный пейзаж. Черные скрюченные деревья, покрытые снегом… Такие только в фильме ужасов снимать. В ответ на мои слова Катя смеется. А глаза все равно грустные.
– У нас в интернате много всяких кружков и секций, – возвращается к разговору девочка. – Я раньше в кружок мягкой игрушки ходила, а в этом году записалась на моделирование одежды.
– Кем ты мечтаешь стать? – спрашиваю я, предполагая, что моделирование, возможно, имеет отношение к будущей профессии.
– Педагогом в школе-интернате, – неожиданно говорит Катя.
Я замолкаю. Такая мысль у ребенка может появиться только тогда, когда есть примеры для подражания.
– У нас много хороших воспитателей и учителей, – Катя как будто угадывает мою мысль. – И еще я очень детей люблю.
Голос ее меняется, когда она начинает рассказывать мне про семилетнюю Есению, младшую девочку из своей группы: “Она меня мамой называет…” Я не знаю, что на это сказать.
 
Откуда родом рубин?
В вестибюле 42-й школы шумно. Уроки у первой смены по большей части закончились. Логопед Елена Авдеенко и ее дочь, четвероклассница Лиза, ждут нас. Мы поднимаемся в кабинет. Хорошенькая ясноглазая Лиза не отстает от мамы. Елена объясняет: к сожалению, другого времени встретиться с нами у девочки нет. Ребенка стараются всесторонне развивать. Сначала у дочки уроки в школе, потом – в Талнахской школе искусств. Лиза занимается там уже третий год. Ради художественной школы ей даже пришлось бросить танцы в ансамбле “Вдохновение”. Хотя очень нравилось…
Разрумянившаяся от всеобщего внимания Лиза раскрывает ладошки – и мы с любопытством рассматриваем то, ради чего приехали.
– История этого серебряного перстня с рубином начинается с Пелагеи, – рассказывает Елена.
В каком году точно родилась ее прабабушка Пелагея, логопед 42-й школы сегодня сомневается. В 1891-м? Или несколькими годами позже? Известно точно только то, что жила Пелагея в Лысьве Пермской области. И что прабабушкин муж был человек богатый. Возможно, именно он и подарил Пелагее рубин, один из наиболее дорогих ювелирных камней. В семье до сих пор спорят о происхождении камня. Родиной самых красивых и крупных рубинов является Бирма. В прежние годы их также добывали в Африке, Афганистане и центральной Азии. Может быть, прадедушка был купец и привез камень откуда-то оттуда?
– Увы, точно об этом мы ничего не знаем, – с сожалением качает головой Елена.
 
Камень оказался в Камне
…Зимними вечерами Пелагея доставала тряпицу, в которую был завернут рубин. Вместе с дочерью Анной они любовались переливающимся на свету розовато-красным камнем. Пелагея рассказывала дочери то, что знала: простым людям рубин дает счастье и любовь, защищает от злых духов и волшебных чар, гонит тоску. А самое главное – рубин, изменяя свой цвет, предупреждает хозяина об опасности.
Анна слушала с большим интересом. И верила матери, и не верила. Когда она вышла замуж, Пелагея отдала камень ей. В селе Камень Новосибирской области, куда Анна переехала, началась обычная сельская жизнь: свой дом, дойка коровы, крик петуха по утрам… А когда у нее родилась дочь, Валентина, несмотря на то что лишних денег в семье не было, Анна решила обрамить камень в серебряную оправу. Ювелир в городе сделал красивый перстень. Шел 1938 год... Изменился ли цвет камня, чтобы предупредить хозяйку об опасности, когда началась Великая Отечественная война? Рассказать об этом сегодня некому. Анны уже нет в живых, а Валентина такие детали вряд ли помнит – слишком маленькая была, когда началась война.
– Я сейчас думаю – во время войны у бабушки Анны, наверное, был большой соблазн продать это кольцо, – допускает мысль Елена. – Время было трудное, голод, вскоре пришла похоронка с фронта: погиб муж, а у нее дети. Но… Почему-то не продала бабушка кольцо с рубином! Решила, наверное, передавать его как семейную реликвию по женской линии.
Энергетика веков
Мой “журналист”-помощник Катя и Лиза, склонившись над перстнем, пытаются рассмотреть пробу. Елена продолжает:
– Мама моя, Валентина, носила это кольцо, а сама я надевала его редко. Лиза еще маленькая. Поэтому перстень сейчас хранится у моей двоюродной сестры – Ирины Постаноговой, другой представительницы нашего рода. Она его носит.
– Я когда надеваю кольцо на палец, сразу представляю себе бабушку, прабабушку и прапрабабушку Пелагею, – поднимает голову Лиза. – Даже как будто чувствую их.
Не зря говорят: старая вещь веками может хранить энергетику своих хозяев. Семейную историю, связанную с этим кольцом, мама рассказала девочке, когда та готовилась выступать на конференции дошкольников и младших школьников. Это было в прошлом году.
– Жаль, конечно, что так мало подробностей нам сейчас известно, – переживает Елена. – О том, как жила Пелагея, что она была за человек, кто ее родители, мы, ее потомки, почти ничего не знаем. По папиной линии Лизе сейчас легче восстановить генеалогию и историю своего рода. Там сохранились очень старые фотографии. А по нашей линии ничего, кроме этого кольца, нет.
…Мы стоим на крыльце школы в ожидании машины. Катя задумчиво молчит. Я не спрашиваю, о чем думает эта девочка. Может быть, о том, что у нее тоже когда-нибудь появится своя семейная реликвия? Я желаю ей исполнения всех надежд.
Рубин дает счастье и любовь
Все, что знали, владельцы перстня корреспондентам рассказали
Катя (в центре) берет свое первое интервью
0

Читайте также в этом номере:

Все свое (Виктор ЦАРЕВ)
А где Спасская башня? (Валентина ВАЧАЕВА)
Шашечный паровоз (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск