Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Нет проблем
17 июля 2009 года, 16:51
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Когда попадаешь на производство и начинаешь разговаривать с ремонтниками, тем для обсуждения возникает немало: запчасти, кадры, оформление сотен бумаг – одним словом, есть на чем заострить внимание. А вот на участке №9 ПО «Норильскремонт» ООО «Норильскникельремонт», где занимаются сервисным обслуживанием оборудования участка разделения файнштейна (УРФ), больше говорят не о проблемах, а о нововведениях. Тем более, что проблем здесь практически нет.
Вообще-то проблемы на участке разделения файнштейна  когда-то были. Давно, когда он назывался цехом (ЦРФ). О них вспоминает работник никелевого со стажем, энергетик участка разделения файнштейна обжигового цеха Василий Яковлев:
– В трудные 80-е начальство и ремонтные бригады не вылазили из ЦРФ ни ночью, ни вечером, ни днем.
Исполняющий обязанности начальника участка №9 Александр Бочегуров объясняет, как было раньше:
– Механослужба занималась техническим обслуживанием  и текущими ремонтами, а ТНРМ  (трест «Норильскреммонтаж». – Авт.) отвечал за капитальные и текущие средние ремонты. В 1998 году  директор ТНРМ Константин Шанаев  по распоряжению генерального директора РАО «Норильский никель» Джонсона Хагажеева  решил объединить все звенья  в единое предприятие. Заводская механослужба вошла в состав ТНРМ, который потом был преобразован в ПО «Норильскремонт».
Бочегуров объясняет, в чем главный смысл нововведения:
– Нам отдали все материалы. Мы, подрядчики, участок №9 по сервисному обслуживанию участка разделения файнштейна, сами формируем заявки на завоз запасных частей. Сами их  закупаем, сами анализируем весь процесс ремонта, состояние оборудования, высчитываем, сколько средств нам надо вложить в  обслуживание и ремонты, чтобы цех работал без авралов.
Единственный в своем роде
Александр Васильевич поясняет, что участок №9 в НПР единственный в своем роде:
– Все местные ремонтники работают по-другому – на материалах заказчика, хотя уже тогда, десять лет назад, было ясно, что ремонтники сами должны закупать себе материалы.
Бочегуров детально объясняет почему. Потому что практики, эксплуатирующие оборудование, лучше знают, какой неснижаемый аварийный запас им нужен, что необходимо заранее завезти в навигацию, а что заказать на своем механическом заводе. При таком раскладе все необходимое для ремонтов всегда под рукой.
Что именно необходимо, просчитывается каждый месяц.
– Мы согласовываем остановку оборудования на планово-предупредительный ремонт, производим его и делаем  «дефектовку» на следующий месяц, – рассказывает Бочегуров. – Что-то идет на техническое обслуживание агрегата, что-то – на текущий, средний или капитальный ремонты. Сами составляем перечень работ и материалов на производство ремонта, с заказчиком только оговариваем время остановки оборудования. Допустим, завтра у нас ремонт шаровой мельницы МШР №2. Мы уже заранее знаем, что будем на ней делать: менять вал-шестерню. Она у нас в наличии, пришла в этом году. Дорогая, но необходимая для выполнения плановых показателей.
«Ни на что не жалуемся, потому что у нас сервис»
Старший смены УРФ Эрнест Юсупов, работник никелевого (то есть из «партии» заказчиков), поясняет, в чем преимущества такой работы подрядчиков:
– В техобслуживании. Раньше у нас оборудование работало, пока не сломается. Сломалось, тогда делаем. Сейчас у них обязанность раз в месяц разбирать его и проверять. Меньше поломок. Поначалу у нас было много претензий друг к другу. У каждого свой взгляд на проблемы, у нас – технологический. Потом друг к другу притерлись.
– Услышали друг друга, – заключает Бочегуров.
Александр Васильевич перечисляет плюсы сервисного обслуживания:
– Повысилось качество ремонтов, увеличилась производительность оборудования. Ушли от аварийных остановок. Снижение затрат на техническое обслуживание и ремонтный цикл.  Гарантированная оплата труда… Мы безаварийно отработали, завод нам перечисляет деньги. Смета годовая просчитывается, подписывается заводом, потом Заполярным филиалом, заключается договор. Закрываемся в упрощенном варианте, никаких лишних бумаг, ежемесячно составляем акт выполненных работ, подписываем его на никелевом заводе и у нас. Внешних подрядчиков не пускаем, за все отвечаем сами и гарантируем безаварийную работу оборудования.
Исполняющий обязанности начальника участка разделения файнштейна Вячеслав Новиков говорит, что к подрядчикам претензий никаких:
– У нас все  ремонтируется вовремя.  Я не знаю, что такое сотни бумаг, просто ставлю на договоре три подписи.  Все отлично! Если какие-то сбои происходят, проблему решаем не через переписку, а моментально, спокойно по телефону вызываем людей.  Мы ни на что не жалуемся, потому что у нас сервис.
«На них все держится»
На первом этаже УРФ рабочие из цеха №9 ПО «Норильскремонт» собирают камеры флотомашины. Бочегуров поясняет:
– Готовим на замену флотомашину №11.
Электрогазосварщика Сергея Заругаева  с участка №9 устраивает, как отлажен трудовой процесс:
– Хорошо, что в одном цехе работаем, не бегаем никуда с баулами. Пришел на работу, знаешь свой объем, какие предстоят  плановые работы. Знаем, что делать завтра и послезавтра. Нет неуверенности в завтрашнем дне.
Александр Бочегуров рассказывает о еще одном плюсе  сервисного обслуживания – прозрачности:
– Когда ремонтники были свои, они подчинялись начальнику цеха, он мог отправить их снег убирать или подметать двор,  а как я отправлю квалифицированных людей на такие работы, если отвечаю за качество ремонта? Я морально к этому не готов.   Должен быть уверен, что оборудование будет работать до следующего ремонта, а не от аварии до аварии. Раньше это могло проскочить: где-то что-то скрывали, останавливали, а сейчас автоматизация, на экране монитора сразу видно, что мельница стояла. И мы фиктивно не можем подписать, что ее отремонтировали.
В операторной УРФ на экранах действительно видно: все крутится-вертится, работает как положено. В комнату заходит технолог Римма Бабакова – оттуда, из цеха, с «передовой» –  руки  в грязных разводах. Технологи отвечают чисто за производственные процессы,  хорошо, когда при этом отлажено оборудование.
– Замечательные у нас ребята! – говорит Римма Михайловна про ремонтников. – За ними как за каменной стеной. На них все держится.
0

Читайте также в этом номере:

Вера в «Надежду» (Андрей СОЛДАКОВ)
“Заполярье” обновляется (Беседовала Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Чтобы руководить, нужен опыт (Сергей ЛОГИНОВ, начальник плавильного цеха №2 Надеждинского металлургического завода имени Бориса Колесникова)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск