Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Талнах. 50 лет назад
ДАТА
12 июля 2010 года, 13:48
Отрезок времени с 9 по 13 июля 1960 года – самый важный в истории Норильского комбината. Именно с этого момента ведет  свой отсчет Талнахское месторождение.  Тем жарким летом геологи Виктор Кравцов, Юрий Кузнецов и Василий Нестеровский нашли коренные выходы габбро-диабазовой интрузии, оказавшейся уникальным рудным объектом. До сих пор не затихают споры о том, кто же все-таки первым обнаружил этот бесценный подземный клад. Поэтому редакция “Вестника” решила предоставить слово основным участникам события.
Перед находкой 30 мая 1960 года на заседании НКГРЭ рассматривался отчет Западно-Хараелахской поисковой партии  (ее начальником в 1959 году был Вадим  Бертош, в 1960-м – Валерий Старосельцев), проводившей поиски на Талнахском участке. Из этого документа следует, что в задачу партии входило проведение поисков сульфидных руд с попутным картированием.  Здесь же мы находим упоминание о любопытной находке: “Значительный интерес представляют обнаруженные на этом участке валуны габбро-долеритов и вмещающих пород  с богатым содержанием сульфидов и платиноидов. В этом районе необходимо продолжать дальнейшие поисковые работы и с широкой постановкой геофизических работ”. Из отчета следует, что первый и наиболее богатый валун нашел геолог партии Виталий Гилькин (позднее находили их и другие геологи, как  НКГРЭ, так и СЕВМОРГЕО).
Западно-Хараелахской поисковой  партией в конце 1959-го – начале 1960 года на площади распространения валунов были пробурены несколько скважин (КЗ-1–КЗ-5),  не вскрывшие источника, но показавшие вероятность его нахождения в месте выхода реки Талнах в Норильскую долину, поскольку от нее  и начинается рассеивание валунов на запад по долине.
На отчетной карте маршрутных работ партии видно, что выход источника валунов, найденный позднее, расположился у горы Отдельной, но он попал на угловой штамп этого графического приложения и опоискован не был.
 
Срочно проверить бурением
До сих пор не затихают споры о степени причастности тех или иных людей к открытию Талнахского, как, впрочем, и других месторождений. Разночтения есть уже на самом первом этапе изучения Талнаха. Кто конкретно определил участок поисков? Рано ушедший из жизни Василий Нестеровский в свое время на техсовете НКГРЭ 20 июля 1960 года “Об изменении очередности бурения скважин в районе южного склона горы Отдельной” изложил это так:
“Учитывая разнос рудных валунов, принимая во внимание движение ледников и наличие оруденелых песчаников, коренное залегание рудоносной интрузии, вероятнее всего, находится в поле развития пород тунгусской серии на участке от реки Талнах  до ручья Угольного. Для изучения этого участка и выбора места заложения скважины с целью проверки перспективности района и. о. главного геолога Георгием Масловым были направлены старший геолог геологического отдела Виктор Кравцов, участковый геолог Южно-Пясинской партии Василий Нестеровский и младший геолог Южно-Пясинской партии Юрий Кузнецов. С 9 по 13 июля была обследована площадь с вероятным выходом на поверхность дифференцированных габбро-диабазовых интрузий. В результате проведения этих работ в двух километрах восточнее реки Талнах у подошвы склона горы Отдельной в поле распространения пород тунгусской серии были обнаружены коренные выходы габбро-диабазовой интрузии, которые в виде уступа высотою до 2 м прослеживаются вдоль склона на протяжении 100 м, ширина выхода около 5 м… По внешнему виду габбро-диабазы напоминают верхние дифференциаты рудоносных интрузий норильского типа”.
Техсовет вынес постановление: “Обнаруженный выход габбро-долеритовой интрузии считать заслуживающим внимания для срочной проверки бурением. С этой целью на выходах интрузии пробурить скважину глубиной 400–500 м. В зависимости от результатов бурения этой скважины для выяснения площади распространения задать две скважины по падению и две по простиранию, глубиной от 300 до 500 м”.
 
Есть жильная сульфидная руда!
В “Записках норильского геолога” Виктора Кравцова события изложены следующим образом:
“Десятого июля утром, навьючив лошадку палаткой и другим нехитрым скарбом, с рюкзаками за плечами и с геологическими молотками в руках мы тронулись в путь вдоль подножия гряды Лесной к реке Талнах. Лошадка оказалась на удивление спокойной и как будто знала, куда ей идти. Обнажений коренных пород, подстилающих базальты, которыми сложены все Хараелахские горы, по пути не нашлось. Дойдя до реки, мы решили перейти ее и стать лагерем на берегу вблизи подножия горы Отдельной. Утро вечера мудренее, да и надо, наверное, по пути к ручью детально обследовать площадь между рекой и ручьем и саму гору. Развьючили лошадь, хлопнули ее хворостиной, и она спокойно пошла домой.
Разбив лагерь и приготовив на костре ужин из пойманных тут же в реке хариусов (а точнее сказать, не ужин, а закуску под спиртик, который у нас был), мы расселись у костра. Вечер после внезапной дневной жары за 30 градусов был хорош и располагал к мечтаниям и задушевным беседам. До 12 часов условной (по причине полярного дня) ночи проговорили обо всем, в том числе и о том, что можем ожидать от нашего путешествия. Сошлись на предположении, что сразу же богатую руду (а хотелось бы!) мы вряд ли найдем, но какие-то признаки источника валунов хорошей руды здесь ожидать можно. (Так как этот участок остался последним на площади подножия гор, который еще никем детально не обследовался и не разбуривался.) Я решил, что нам лучше идти в маршрут вместе, иногда рассредоточиваясь для детального исхаживания подозрительных мест, поскольку южный склон гор довольно густо залесен. Утром все-таки сначала двинулись вверх по реке, которая огибает гору Отдельную, так как где-то на ней стояли съемщики Талнахской партии, начальником которой к этому времени стал ее бывший прораб Валерий Степанович Старосельцев.
Мы простукали валуны, осмотрели берега и ничего не нашли. За поворотом реки обнаружили палатки, а в них – повара и одного геолога (Гилькина). Поговорили с ним о ходе работ. “Все в маршрутах, – был ответ, – все идет нормально”. Далее вверх по реке и противоположному ручью Снежному, ее притоку, по сплошному полю базальтов мы перевалили в исток ручья и спустились к подножию горы. Дивное место этот ручей: живописный, хотя и маломощный водопад высотой метров двадцать и озерко под ним на манер Голубого озера в Сочи в окружении отвесных, с красноватым оттенком скал. Но нас больше интересовало обнаруженное на выходе ручья из гор обнажение пород тунгусской серии, которые имелись и среди рудных валунов. Детально осмотрев его на предмет изменений, которые дают около себя рудоносные интрузии, и не обнаружив их, мы пошли на место нашей стоянки по тропе вдоль полосы леса южного склона горы Отдельной. Оказалось, здесь имелся и хорошо протоптанный путь сообщения между базами Западно-Хараелахского участка и Листвянской партии, изучавшей каменноугольное месторождение к востоку от горы. Отсутствие изменений в породах обнажения мы обсуждали по дороге и пришли к выводу, что намеченный профиль скважин бесполезен. Горы сложены безрудными базальтами. Левее тропинки почти сразу же начиналась болотистая местность, где обнажений ожидать не приходилось. Единственным заслуживающим внимания местом была полоса леса правее тропы у подножия горы.
Следующим утром, 12 июля, встав в цепь на расстоянии 30–50 м друг от друга, мы начали прочесывать лесную полосу от реки к ручью Снежному. Передвигались медленно, заглядывая под каждый кустик, раскалывая молотком и внимательно рассматривая любой встречавшийся обломок горной породы. Я шел в середине цепи, продираясь сквозь густой кустарник, и заметил развалы камней, похожих на габбро-долериты рудоносных интрузий. Хотя сказать точно, кто первым на них наткнулся, трудно, так как тут же раздался крик Василия, сообщавшего, что он тоже обнаружил глыбу габбро-долерита. Оказалось, что эти развалы тянутся цепочкой, и мы вышли к ее западному краю, вероятно, практически одновременно. Я крикнул, что это, наверное, обнажение интрузии. Несколько опередивший нас Кузнецов, шедший по краю лесной полосы и тоже забравшийся в гущу, сообщил в ответ, что и здесь есть развалы габбро-долеритов. Длина обнажения составила, таким образом, около ста метров. Сойдясь в его середине, мы начали откалывать от обохренных глыб образцы и через лупы внимательно изучать состав породы в свежем сколе. Пришли к выводу, что это, несомненно, породы, характерные для прикровельной части рудоносных интрузий. Обнаружились в небольшом количестве и мелкие зерна сульфидных минералов, предположительно халькопирита и пирита.
Предупредив Бориса Куликова, что все-таки придется перевозить вышку на Талнах, а точку по затеси на дереве покажет Кузнецов, мы с Василием вернулись в экспедицию. Отдали образцы на изготовление из них прозрачных и полированных шлифов и начали готовить материалы к рассмотрению техсоветом. Описанием пород, кроме нас, занималась петрограф Клавдия  Николаева, а сульфидной минерализацией – Екатерина Суханова. В сульфидах микрохимическим анализом обнаружился никель. 20 июля Василий Нестеровский как геологический хозяин участка доложил на техсовете о результатах маршрутов. Единогласно было решено срочно проверить обнаруженную интрузию бурением.
К 24 августа буровую доставили к горе Отдельной, но поставили не на точку, а вблизи обнажения (выше не смогли затащить). В первые же дни, пройдя наносы, она все-таки зацепила нижнюю часть интрузии с хорошей вкрапленной, медистой в песчаниках и жильной сульфидной рудой”.
Самым же первым документом в истории открытия и освоения Талнахского месторождения можно назвать полевую книжку Кравцова с описанием обнажений коренных пород, найденных в процессе этих маршрутов.
 
День был чудесный, настроение тоже
Полистав книгу Анатолия Львова “Плюс 50 по Цельсию”, можно узнать, как вспоминал те же события еще живой и здравствующий Юрий Кузнецов (на момент издания книги аспирант МГРИ), старший геолог первого в Талнахе рудника, награжденный за участие в открытии Талнахского месторождения орденом Трудового Красного Знамени:
“Вечером 8 июля 1960 года Василий Нестеровский, Виктор Кравцов и я вышли на берег Талнашки и поставили палатку. Когда я утром вышел из нее, город показался мне совсем рядом. Такое бывает очень редко:  палатка стояла не на горе, а на речной терраске, где-то за нынешним зданием гаража Западно-Хараелахской партии. День был чудесный, настроение тоже, хотя предчувствия никакого не было.
Предстояло выбрать место для очередной поисковой скважины согласно проекту в распадке под названием “Угольный ручей”. Разложили карту участка, стали обсуждать маршруты. Решили в первую очередь обследовать залесенную часть склона. Рудные валуны, которые недалеко отсюда обнаружили Валерий Старосельцев и Виталий Гилькин, обработка их материалов позволили сделать вывод, в каких породах можно искать это месторождение. Это могло оказаться рудопроявлением, имеющим чисто научный интерес, а могло… Так или иначе, значение правобережья Норильской долины, перспективность его стала более реальной, конкретной. Появились оптимисты. К ним отнесем в первую очередь Старосельцева и Гилькина.
Норильская долина большая. Был составлен проект. Месторождение могло оказаться покрытым мощным пластом четвертичных отложений. Значит, необходимо бурить скважины. По проекту были намечены наиболее перспективные сечения, в том числе в районе Угольного ручья. Раз рудные валуны нашли, почему здесь не может высунуться кончик рудоносного интрузива? Нас трое. Надо прочесать склон. Разойдемся цепочкой – и вперед. Так и сделали. Идем, перекликаемся. Слева Кравцов, в центре Нестеровский, справа я. Прошли километра полтора-два. И вдруг – увидели… Точку, где искать руду. Установили, где бурить. Когда подняли рудный керн, сообщили об этом в экспедицию. И что такое Талнах, стало вырисовываться с каждым годом, с каждым месяцем, с каждым днем. И началось наступление”.
История открытия Талнаха имела интересное продолжение. В течение последующих лет месторождение приросло еще более мощным Октябрьским, хотя по сути они одно единое месторождение, названное Талнахским рудным узлом. Но это тема отдельной публикации.
 
Виктор КРАВЦОВ, первооткрыватель Талнаха, лауреат Ленинской премии, Санкт-Петербург ,
Татьяна РЫЧКОВА, Норильск

Записи из полевой книжки Кравцова от 12 июля 1960 г. В августе скважиной КЗ-21 у обнажения 7 были вскрыты богатые руды Талнаха
Василий Нестеровский
Юрий Кузнецов
Виктор Кравцов
Талнахское месторождение. Вид из космоса. Точкой показано обнажение 7. Вот откуда прикатились валуны
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск