Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
С верой в «Надежду»
Окончание. Начало в "ЗВ" №37 от 3 марта
4 марта 2009 года, 11:56
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Глотающие лед
Новый тип движителя существенно улучшил и ледокольные качества. Старший помощник капитана Владимир Плехов, которому довелось работать на атомном ледоколе «Ямал», убежден, что в ледовой проходимости «Надежда» ему не уступит.
– Я имею возможность сравнивать, – говорит он. – Атомные ледоколы, несмотря на огромную мощность и вес, остаются судами с классическими корабельными обводами, давящими лед, всплывающий в воде согласно закону Архимеда. Впервые на наших судах ледового класса применен совершенно другой принцип борьбы со льдом.
Двигаясь кормой вперед, «Надежда» (так же как и другие суда арктического флота «Норникеля») создает своим гребным винтом в воде подо льдом мощную струю, разрежение. Фактически лед проваливается в него под собственной тяжестью. Даже столкнувшись с перемычкой из торосов, способных остановить атомный ледокол, контейнеровозы ледового класса выходят победителями. Стоит, упершись в ледовую стену, поводить несколько минут «Азиподом» из стороны в сторону – создать разрежение подо льдом, как он начинает раскалываться, освобождая дорогу дизель-электроходу.
– Атомный ледокол обладает колоссальной мощностью – 85 тысяч лошадиных сил и весом 45 тысяч тонн, – объясняет разницу в принципах работы капитан «Надежды» Николай Дороховец. – Он с разгону заскакивает на лед, и тот раскалывается под его тяжестью. Порой эту процедуру нужно повторить не один раз, прежде чем толстый арктический лед поддастся. Мы, многократно уступая атомным ледоколам в водоизмещении и мощности, легко справляемся с той же работой, так как закон Архимеда – наш союзник, а не противник.
Возможно, будь открыт этот принцип борьбы со льдом раньше, не было бы необходимости создавать супермощные и дорогостоящие ледокольные суда. Решать ту же задачу, оказывается, можно и малой кровью.
 
Ряса или тельняшка?
Батюшки Георгий и Сергий уже не впервые освящают суда ледового класса. Да и в полярных водах они, как выяснилось, не новички. Оба ходили милостью Божьей Северным морским путем. В качестве пассажиров.
– Невероятно велика мудрость человеческая, – делится впечатлениями о плавании в полярных льдах отец Сергий. – Такое чудо мысли человеческой создано – ледокольные корабли. Когда судно идет Севморпутем, воды не видно. По обе стороны и впереди, насколько можно видеть, лед. Кажется, что корабль идет посуху! Мы и белых медведей в бинокль наблюдали, и тюленей. Даже по-хорошему завидуешь команде судна, думаешь: почему я не моряк?
– Церковь тоже корабль, – рассудительно поправляет размечтавшегося коллегу отец Георгий. – У каждого призвание на свое дело.
 
Бывалые люди    
Моряки – люди бывалые. Второй первый помощник капитана Владимир Дрямин в полярные воды попал из экваториальных. Несколько лет ходил под кипрским и голландским флагами – Бразилия, Индия, Китай… Карибский бассейн и Бермудский треугольник знал лучше, чем Северный Ледовитый океан. Сейчас наверстывает упущенное.
– В Российском флоте хорошие тенденции пошли, – говорит он, – возвращают опытных моряков под отечественный флаг. Создают условия для работы на Родине. За границей ты все равно гастарбайтер, только под своим флагом чувствуешь себя человеком.
Капитан «Надежды» Николай Дороховец на флоте уже 35 лет, с января 1974 года. Был капитаном многих судов, в том числе и «Колы», перевозившей грузы «Норильского никеля» по Севморпути. Так что и Енисей, и Дудинку знает замечательно. Все 35 лет флотского стажа проработал в Мурманском пароходстве. Но своим уходом в «Норникель» и назначением на «Надежду» очень доволен. О «высоких широтах» говорит стихами:
– Внизу не встретишь, как не тянись, за всю свою счастливую жизнь, десятой доли таких красот и чудес… Счастлив, что работаю капитаном на таком прекрасном ледобойном судне!
А одним из самых бывалых на «Надежде» оказался… кок – повар-завпрод Алексей Николаев. Четырнадцать раз побывал он в качестве кока на Северном полюсе и восемь раз в Антарктиде. Работал на ледоколе «Ямал», возившем небедных туристов на Северный полюс, и на «Капитане Драницине», возившем столь же небедных туристов в Антарктиду. Туристы, выбирающие такие экзотические маршруты, как правило, уже изрядно постранствовали в теплых странах и повидали немало, да и кухню мировых столиц знают неплохо. Угодить гастрономическим пристрастиям столь искушенной публики непросто. Алексей справлялся. Так что команде «Надежды» в гастрономическом плане можно позавидовать. Меню и класс приготовления на камбузе не хуже, чем в элитном парижском ресторане.
 
Дом и офис на воде
На «Надежде» сделано все, чтобы каждый из 19 членов экипажа чувствовал себя комфортно. У каждого – будь это капитан или матрос – отдельная комфортабельная каюта. Прекрасная столовая на двадцать человек. Здесь обслуживают команду как в ресторане. Стюарт Константин Красков принесет обед каждому на подносе. Сам камбуз сияет чистотой. Даже стены выполнены здесь из пищевой нержавейки! Оборудован камбуз по последнему слову техники.
Имеются на судне тренажерный зал и сауна. И здесь материалы, отделка и оборудование – самые современные и качественные.
Каюты старшего состава совмещены с рабочими кабинетами: все очень удобно. Понимаешь отца Сергия, на минуту соблазнившегося мыслью поменять рясу на тельняшку.
В машинном отделении оснащенные с немецкой скрупулезностью верстаки. Здесь хватает инструментов и оборудования, чтобы произвести несложный срочный ремонт.
На командном мостике помимо современных навигационных приборов большое количество карт.
Второй помощник капитана Сергей Макаров убежден, что никакая спутниковая навигация не заменит хороших лоцманских карт:
– Согласно Международной конвенции на Енисее обязательна лоцманская проводка морских судов. Мы соблюдаем это правило, хотя и сами досконально знаем фарватер.  
Кроме судовых карт помощник капитана отвечает за сигнальные флажки. Полный их набор имеется на «Надежде». Сигнальная азбука изучается в вузах, готовящих моряков. Владеющие этим «морским эсперанто» могут полноценно общаться, не прибегая к речи. Китаец, индус, русский и англичанин поймут друг друга без слов.
 
Тайное имя
И еще одну тайну «Надежды» узнали на ее борту журналисты «ЗВ». «Надежда» не единственное имя, данное новому ледоколу-контейнеровозу. Судно включено в Единый реестр кораблей, ходящих в международных водах, и ему присвоено еще одно название – международное. Это буквенно-цифровой индекс – UBAF8. Оно выгравировано на табличке, установленной на панели управления судном. Но по этому имени судно знают только специалисты. Для всех остальных оно – «Надежда». Символичное имя для корабля, завершившего формирование арктического флота ГМК «Норильский никель». Транспортная независимость компании стала объективной реальностью.  
 
Фото Сергея МОГЛОВЦА и Дениса КОЖЕВНИКОВА
В столовой команду обслужат как в ресторане
В каютах можно не только отдыхать, но и работать
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск