Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
08:15 Юным норильчанам предлагают участвовать в творческом конкурсе на спортивную тему
08:05 «Норникель» и «Атомфлот» договорились о стратегическом партнерстве
18:25 Владимир Потанин: «В ближайшие десять лет мы планируем вложить почти 2,5 триллиона рублей в наши проекты»
14:05 В Норильске некому вывозить строительный мусор
13:50 Бисерная радуга появилась в Хатанге
Все новости
Рыжий романтик
Наш край
17 декабря 2010 года, 17:10
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
Летом этого года Минкультом Красноярского края совместно с НПО “Северная археология-1” из Нефтеюганска была проведена паспортизация памятника, 30 лет назад появившегося на месте поселения Харитона Лаптева. Инициатором его установки был известный гидрограф, четверть века проработавший в Арктике, – Владилен Троицкий.
О том, что Владилену Троицкому 16 декабря исполняется 85 лет, “Заполярному вестнику” напомнили из Хатанги. Государственный природный биосферный заповедник “Таймырский” издает “Вестник музея”. Ежемесячное издание выходит тиражом в 100 экземпляров и распространяется по хатангским школам и библиотекам. Декабрьский номер посвящен двум исследователям Таймыра – юбилярам. За неделю до юбилея Троицкого коллектив “Таймырского” отметил 75-летие доктора биологических наук Николая Ловелиуса, награжденного по этому случаю почетным знаком Министерства природных ресурсов и экологии “За заслуги в заповедном деле”. “Вестник музея” опубликовал интервью Ловелиуса из газеты “Новый Петербург”, которое ученый дал накануне 65-летия, и сегодняшние материалы.
 
Выбор судьбы
Большую часть юбилейного дайджеста занимает статья Владилена Троицкого, посвященная одной из самых значительных находок на Таймыре – месту зимовки участников Великой Северной экспедиции. 30 лет назад материал под названием “Поселок Харитона Лаптева на реке Хатанга” вышел в журнале “Наука и жизнь”. Тема Великой Северной экспедиции стала главной в творческом наследии кандидата географических наук, автора книг “Диксон”, “Хатанга”, “Записки Харитона Лаптева” и многих научно-популярных публикаций по истории и географии Арктики.
“Рыжий романтик”, как называли полярники Владилена Троицкого, любил историю Арктики, хотя, как никто другой, знал, сколько человеческих жизней положено во имя ее освоения… Он часто говорил, что полярная история, как и вся российская, – в крови первопроходцев…
Его собственная судьба тоже начиналась трагично. В 1938-м, после расстрела отца, 12-летнего Владилена вместе с младшим братом Феликсом отправляют из Москвы в Украину, в детский дом, который после начала войны переводят в Казахстан, куда еще раньше была сослана их мама. В Фергане старший Троицкий оканчивает сначала железнодорожный техникум, а потом эвакуированную из Одессы морскую спецшколу. (Феликса почти сразу же взяли на воспитание в казахскую семью.) Поступая в Ленинградское морское училище, Владилен Троицкий в анкетных данных не написал правду о судьбе родителей, за что был не только отчислен, но и наказан работами по очистке лесополосы от мин. К счастью, не погиб, а вскоре поступил в Высшее арктическое морское училище.  В 1954-м с дипломом инженера-гидрографа (с женой и двухлетним сыном Сергеем) Троицкий отправляется на Диксон, где 12 лет работает инженером, начальником партий, отрядов, экспедиций на гидрографическом предприятии ММФ. В 1975-м, вернувшись ненадолго в Ленинград, он вновь уезжает на Север, но уже в Хатангу, где работает главным инженером гидробазы. (После смерти Владилена Троицкого в 1991 году его место займет сын Сергей.)
Троицкий-старший многое успел сделать за 25 арктических лет. Во время работы в Хатанге при его участии засняты реки Хета и Котуй, составлен атлас и переиздана карта Хатанги. Это помимо книг и множества статей.
По рассказам Троицкого-младшего, чтобы подготовить даже небольшой очерк, отец перелопачивал горы материалов. Домой из ленинградских архивов приходил за полночь. Сына, блестяще защитившего диплом на тему Великой Северной экспедиции, в основе которого лежали скопированные им подлинные журналы Лаптевых, наставлял: “Да, потомок, если ты не сделаешь, будут они еще сто лет лежать, а потом такие бээраны (бараны. – Авт.) народятся, им все до балды будет!”
В 1966-м во время визита в Советский Союз президент Франции Шарль де Голль, встречаясь с ленинградцами, выбрал в толпе Троицкого и пожал ему руку. По словам сына, отец до конца жизни гордился рукопожатием великого француза, считая это выбором судьбы.
0

Читайте также в этом номере:

Счет в пользу хоккея (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Позывные “СЕВЕР.док” (Вера КАЛАБЕКОВА)
Ставки на перемены (Лариса ФЕДИШИНА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск