Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Поздравляем
Mr.
Рейд в сердце Таймыра. Часть 11
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
17 января 2011 года, 16:12
Фото: Сергей МОГЛОВЕЦ
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Около тысячи километров по выстуженной тундре прошел на вездеходе вместе с опергруппой журналист “Заполярного вестника”, участвовавший в рейде милиции и госохотнадзора по предупреждению на Таймыре браконьерства, изъятию нелегального охотничьего и боевого оружия, выявлению находящихся в розыске лиц и незаконных мигрантов.
Продолжение. Начало в “ЗВ” за 20, 21, 22, 23, 24, 27, 28, 29 декабря, 12 и 13 января
 
Компромат  на администрацию

Места вокруг Усть-Авама холмистые. Их красоту понимаешь даже зимой, успев наскоро оглядеть за два светлых часа окрестности. Поселок и сам стоит на холмах, условно разделяясь на две части – верхний Усть-Авам и нижний. За окраиной дугой изгибается река, на неровных берегах растет частый высокий кустарник. Вид с верхней точки поселка открывается на много километров.
Нижняя часть поселка считается чуть не элитной. Здесь находится школа, больница, детский городок, два магазина и мэрия. На крышах многих домов спутниковые антенны. В верхней части Усть-Авама, как считают местные жители, живут те, кто победнее. Почему так сложилось, кто его знает?
На улице меня останавливает группа молодых людей. Это по городу можно ходить целый день, и никто с тобой не поздоровается, а в селе к каждому новому человеку искренний интерес.
– А вы кто, зачем приехали? – без обиняков интересуется нганасанин.
Объясняю, что я журналист из Норильска, приехал с оперативной группой.
– А я Костеркин, – представляется мужчина, – слышали такую фамилию? Зовут Роман.
Костеркины – известный на Таймыре нганасанский род. Из него вышел последний таймырский шаман, умерший несколько лет назад, многие артисты фольклорных ансамблей. Конечно, фамилию я слышал.
– Жаловаться вам хочу на нашу администрацию, – сразу переходит к делу Роман. – У меня дом рушится, а они не чешутся. Электричество отключили за неуплату, а где денег взять? Хотите, все покажу?
Конечно хочу. Какой журналист откажется от компромата, да еще на администрацию?
 
Шпион в Усть-Аваме
Три брата Костеркиных живут в верхнем поселке. Возле утлого домишки панцирная сетка от кровати (такие есть почти у каждого жилища), через которую просеивают уголь. Кстати, углем жителей поселка снабжают бесплатно, на год полагается по 10 тонн на крыльцо.
– Вот, – Роман показывает на окошко, – стекла нет. Говорю мэру – давай стекло. Не дает.
В двойной раме нет одного стекла с внешней стороны. Ветер в дом не задувает, но при морозах под минус пятьдесят, наверное, жить не сладко.    
Пригнувшись в низком дверном проеме, захожу за хозяином в сени и, еще раз поднырнув под притолоку, в жилую комнату. Братья дома, и у них гость. Запах алкогольного перегара, темнота, в углу мерцает раскаленными углями через щели в кирпичной кладке печь.
– Вот, – Костеркин продолжает обличать. – Печь развалилась совсем. Мэр печника прислать два месяца как обещал. Не прислал!
– А это ты кого привел? – интересуются моей личностью братья у Романа.
– Журналист.
– Пусть удостоверение покажет, если журналист.
Интересная ситуация складывается: удостоверение-то в рюкзаке осталось. А разгоряченные спиртным братья, похоже, подозревают во мне по меньшей мере шпиона. Хотя в пользу кого я могу нашпионить в убогом доме Костеркиных? Но отвечать подвыпившим людям, перекрывшим выход из дома, что-то надо.
– Я с охотнадзором приехал. Виктор Яптунэ знает, что я журналист, он в мэрии сейчас. Можешь пойти спросить.
– А-а-а, ну понятно.
Апелляция к Яптунэ возымела действие. Прежде чем переехать в Волочанку, участковый проработал в Усть-Аваме несколько лет и пользуется здесь безусловным авторитетом.
 
Дети тундры
Братья, перебивая друг друга, начинают рассказывать про свою жизнь.
– Как мама умерла, совсем плохая жизнь стала. Ты нашу маму знаешь? Она народная артистка России, а может быть даже и Таймыра! Вот, гляди.
Мы светим фонариком на стену, на которой висят календари и плакаты.
– Вот наша мама. Она и пела, и танцевала. Она даже во Франции была! – братьям важно, чтобы журналист понял, каким замечательным и значительным человеком была их мама. – Когда мама была жива, нас уважали, дом ремонтировали, деньги были. А сейчас нехорошо живем.
Дети, ну просто дети, которых никто не научил и уже не научит жить. Им всем уже за тридцать. Казалось бы, взрослые мужики. Ну что там отремонтировать печь и вставить стекло? Почему не зарабатывать на жизнь и не платить за свет? Ведь и квартплата в поселке невелика – вместе с электричеством выходит чуть больше четырехсот рублей. Ведь на водку где-то деньги берут?
Почему они так уверены, что все им должны? Такое отношение к жизни встречалось у работяг советской формации: “Я свою смену отпахал, а остальное мне должна дать советская власть!”
Интересуюсь, работают ли.
– Нет в поселке работы, не работаем. Летом баржи разгружаем.
Может, охотятся?
– Нет, не охотимся. Надо удостоверение охотника получать, ружья покупать. На отстреле работаем осенью, оленя шкурим и разделываем. А сейчас нет работы.
Вопрос, на что братья пьют, я позже задал и. о. мэра Светлане Сотниковой. Она прояснила ситуацию. В прошлом году, заработав на отстреле, Костеркины вскладчину купили снегоход “Буран”. А этой зимой пропивают его по запчастям.
 
Дешевая водка
Перевожу с братьями разговор на другую тему.
– А правда, что в Усть-Аваме водка по ночам полторы тысячи рублей стоит?
Они смеются над неосведомленностью журналиста.
– Ты что! Никогда водка столько не стоит. Это только в ночь с воскресенья на понедельник продают по тысяче двести рублей. Потому что все воскресенье магазин не работает, и у всех водка заканчивается. А если среди недели ночью покупать, то по тысяче рублей – это самое дорогое. А можно и по восемьсот взять.
– А почему днем в магазине по четыреста не купить?
– Иногда денег днем нет. Иногда ночью сильно выпить захочется или гости придут.
– А где покупают ночью водку?
– Иногда знаешь, что у знакомых бутылка осталась, идешь к ним. Так покупать дешевле. В поселке есть несколько домов, где водка постоянно бывает. Но там в цене не уступят. Зато могут дать бутылку в долг. Но если деньги не отдашь, пеняй на себя, больше никогда не продадут!
Да как тут не отдать при таких условиях, понятное дело!
 
Продолжение следует
Дым из печных труб поднимается вверх – быть морозу
Роман Костеркин в обиде на администрацию поселка
Уголь разбивают вручную
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск