Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:50 Завтра в некоторых домах Норильска снизят параметры отопления
14:15 Пятеро работников Надеждинского металлургического завода получили награды федерального уровня
13:30 На Надеждинском металлургическом заводе обновили трубопровод оборотного водоснабжения хвостохранилища
12:05 NordStar проводит распродажу авиабилетов на рейсы из Красноярска в Санкт-Петербург и Пекин
11:35 «Норникель» рассказал об «интеллектуальном хвостохранилище» и волонтерстве
Все новости
Проверка на зимнике
СПЕЦИАЛЬНЫЙ РЕПОРТАЖ
9 марта 2011 года, 11:14
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Велика тундра, но проскочить по ней незамеченному удается редкому промысловику. Маршруты доставки в Норильск оленины и рыбы хорошо известны, один из самых оживленных – зимник Талнах – Волочанка – Хатанга.
О времени, когда предприниматели-тундровики повезут в город продукцию с отдаленных промыслов, сотрудникам Таймырского территориального отдела Службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания Красноярского края РФ (в просторечии – госохотинспекции) и Таймырского ЛОВД становится известно из оперативных источников с точностью до нескольких часов. Облегчает проверку и то, что перевозки осуществляются в подавляющем большинстве случаев автоколоннами. Рисковать пересечь Таймыр по диагонали на одиночном вездеходе желающих практически нет. Даже если документы на рыбу и оленину не в полном порядке. Лучше быть задержанным охотинспекцией и уплатить штраф, чем застрять в черную пургу в отдаленной тундре, рискуя замерзнуть.  
 
Оперативники уходят в ночь
В этот раз сигнал о приближении к Норильску нескольких автоколонн из Усть-Авама, Волочанки и Хатанги, везущих оленину и рыбу, пришел поздно вечером. Оперативники вышли на “Трэколе” в тундру в ночь. В составе оперативной группы – руководитель Службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Анатолий Николайчук, ведущий специалист службы Константин Бабашкин, и. о. начальника МОБ Таймырского ЛОВД капитан милиции Сергей Слезкин, майоры милиции Михаил Ярмолинский и Артур Чернышев. Позже к группе присоединились журналисты “Заполярного вестника” Николай Щипко и Сергей Могловец.
Ночь прошла в ожидании. Расчетное время прибытия первой автоколонны уже прошло, а зимник был пуст. “Уралы” появились на снежной равнине, вынырнув из редколесья, только к двенадцати часам дня. Один грузовик, сломавшийся в дороге, тянут на жесткой сцепке. В этом причина задержки. Проверка машин не занимает много времени. Сразу выявлены нарушения.
– Оленина промысловых хозяйств “Антур” из  Волочанки и “Пясино” из Усть-Авама доставляется с нарушениями санитарных норм, – комментирует результаты проверки Константин Бабашкин. – Борта грузовиков не обшиты изнутри фанерой, как предписано правилами транспортировки, а перевозимые оленьи туши не укрыты брезентом. Также на оленину отсутствуют ветеринарные документы.  
Составив протоколы о нарушениях, оперативная группа выдвигается в тундру навстречу автоколонне, которая вышла из Хатанги. По оперативным данным, семь “Уралов” с продукцией промысла из Хатанги находятся сейчас километрах в тридцати.
 
Оленьими тропами
Пополнив запасы питьевой воды из речки Северный Талнах – она не замерзает даже в сильный мороз – оперативная группа на “Трэколе”, съехав с зимника, занимает позицию в просеке среди редких деревьев. Отсюда дорога просматривается на несколько километров. Ожидание колонны занимает более трех часов. Наконец из-за холма появляются машины. Четыре “Урала”, один из них тащит за собой сани с грузом.
– Странно, где еще три машины? Должно быть семь, – рейдовая группа слегка озадачена, оперативники обладают точной информацией о следующем по зимнику транспорте. “Уралы”, проехав мимо оперативников на изрядном расстоянии, скрываются за поворотом.
– Успеем догнать? – интересуются журналисты. “Урал” по твердому зимнику идет быстрее “Трэкола”.
– Мы оленьи тропы знаем, – отвечает руководитель группы Анатолий Николайчук. – Догоним.
Колесный вездеход охотнадзора разворачивается и по просеке уходит от зимника в сторону гор.
– Так мы несколько километров срежем, – говорит Николайчук. – Перехватим колонну на выезде из леса.
 
Опасная самоделка
Выезжаем на зимник, и только минут через десять появляются грузовики. Вопреки ожиданиям все документы у водителей, перевозящих оленину и рыбу, в порядке. Груз укрыт брезентом, ветеринарные паспорта в наличии. Но при проверке салонов машин сотрудниками милиции обнаружен самодельный нож. Инспектор по лицензионно-разрешительной работе Таймырского ЛОВД Артур Чернышев настаивает на другой формулировке:
– Обнаружен и изъят из незаконного оборота предмет кустарного производства с явными признаками холодного оружия, – заключает он. – Признать данный предмет ножом, отнесенным к холодному оружию, можно только после проведения экспертизы.
С владельца ножа берут объяснения и составляют протокол. Сейчас на законных основаниях в охотничьих магазинах можно приобрести самое разнообразное холодное оружие, но страсть к самоделкам не оставляет охотников. Для некоторых это предмет гордости: “У меня клинок из тепловозного клапана!” Но владение подобным оружием чревато большими неприятностями. Изготовление и хранение самодельного холодного оружия преследуется законом.
 
Работа для семижильных
Азербайджанец Алеко Шамхалов, водитель одного из “Уралов”, на вопрос о национальности называет себя… долганом:
– Я в Хатанге 37 лет живу, с двадцати одного года. А в России – с шестнадцати лет. Для меня теперь Таймыр – дом родной.
В Хатанге живут и его дети, дочь Светлана и сын Эльдар. Дочь, правда, на днях переезжает в Норильск. В санях-волокушах, которые тянет грузовик Шамхалова, нехитрый домашний скарб.
– Трудно стало в Хатанге жить, – вздыхает Алеко. – Цены на продукты очень высокие, а зарплаты маленькие. Десяток яиц стоит у нас 115 рублей, килограмм картошки – 160.  
Шамхалов ходит по зимнику около десяти лет. Это занятие приносит относительно стабильный доход. За один рейс из Хатанги в Норильск водитель, перевозящий продукцию предпринимателей или промысловиков, получает 100 тысяч рублей. Почти половина из них уходит на солярку (стоит она в Хатанге 46 рублей за литр). Но и остается достаточно для безбедной жизни. Вот только трудные рейсы по зимнику с каждым годом даются Алеко, которому через два года исполнится шестьдесят лет, все труднее.
– В этот раз от Хатанги пять суток шли, – говорит он. – Двое суток пробивались по метели.
Водитель другого “Урала” Валерий Мещеряков тоже возит грузы по зимнику более десяти лет.
– Цены за перевозки по зимнику надо поднимать, – считает он. – Доставка одного килограмма самолетом обходится в 90 рублей, а автомобилем – 20. У нас работа трудная и опасная.
В рейсах у водителей никаких удобств. Занятие это для семижильных. Спят в тесных кабинах, здесь же готовят пищу. Почти в каждой машине оборудована подставка для электрического чайника. Без горячего чая или кофе в дороге не обойтись.
 
Пурга меняет планы
Автоколонна уходит в Норильск. Водители объясняют, что три машины остались в Волочанке и выйдут в путь только завтра. Доверяй, но проверяй. “Трэкол” оперативной группы опять занимает позицию около зимника, с которой дорога хорошо просматривается. Руководитель рейдовой группы намерен ожидать оставшиеся машины, даже если придется провести в тундре еще одну ночь. Но уверенности, что это даст результат, нет. Сейчас у многих водителей, совершающих рейсы по зимнику, имеются спутниковые телефоны. Поэтому предупредить товарищей о засаде на зимнике просто.
Живности в тундре несметно. Огромными стаями летают куропатки. Песец, совсем не боясь людей, подошел к “Трэколу” и лакомится колбасными очистками, которые после ужина мы выкинули на снег. Быстро темнеет, и поднимается метель. Фары почти не пробивают снежную пелену. Пуржить может и сутки, и двое. До Талнаха отсюда километров тридцать. Принимаем решение, пока зимник не замело совсем, возвращаться в город. Колонна “Уралов” по такой погоде тоже не сможет передвигаться.
 
Не только карать
Три оставшиеся машины с олениной из Хатанги охотнадзор досмотрел уже в городе через два дня. Сумели отследить приход машин в Норильск. Нарушений выявлено не было, и продукция промыслов скоро поступит в норильские магазины.
Подводя итоги рейда майор милиции Артур Чернышев сказал:
– На органах внутренних дел, проводящих проверки в тундре, лежит не только карательная функция. Часто мы работаем и как спасатели, и как скорая помощь. Сколько раз приходилось нам помогать изможденным в тундре охотникам. Отогревать, тащить на буксире до города. Иногда люди теряют осторожность, а с тундрой шутить нельзя.
Государственный инспектор Таймырского территориального отдела Службы по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира Константин Бабашкин отметил, что тундровая продукция приходит без замечаний с тех промысловых точек, где удается сохранять ветеринарный контроль.
– В Хатанге существует ветеринарный отдел, который возглавляет врач Георгий Панасюк, и результаты мы видим. Продукция оттуда идет высокого качества, все документы на нее в порядке. Но во многих таймырских поселках санитарный контроль не ведется на должном уровне. Отсюда и нарушения. Такое состояние дел необходимо исправлять.
Михаил Ярмолинский и Артур Чернышев составляют протокол
Оленина перевозится с нарушением санитарных правил
“Куда едем? Что везем?”
Охотнадзор проверяет машины тщательно
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск