Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
09:15 Актер Норильской драмы стал героем документального кино
19:05 Стратегию развития самого северного вуза представили в Норильске
15:10 Три норильские НКО получили президентские гранты
15:10 На рудниках Заполярного филиала завершается обновление вагонного парка
15:05 Рудники «Норникеля» переходят на эффективные электровозы компании Ferrit
Все новости
История двух операций
Репортер идет по промплощадке
9 марта 2011 года, 11:15
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Когда говорят: “Нервы как стальные канаты”, это означает, что очень крепкие. Однако надежность стальных канатов весом в восемь тонн, поднимающих 20-тонные скипы, может нарушить обрыв одной-единственной проволоки, спаять которую не так-то просто. Целый консилиум инженеров принимает решение: “Нужна операция”. Ее впервые в НПР год назад успешно провели в тресте “Норильскшахтсервис” на волгоградском канате. Совсем недавно повторили на немецком и получили благодарность от рудника “Таймырский”.  
Исполняющий обязанности главного инженера треста “Норильскшахтсервис” Александр Кулешов вызывает машину, и мы отправляемся на рудник “Таймырский”, то место, где, собственно, совсем недавно и происходила пайка немецкого каната фирмы “Брайдон”, – на подземный ремонтно-монтажный участок №3 третьего шахторемонтного управления треста “Норильскшахтсервис”.
Казалось бы, удивить их чем-нибудь трудно, это же ПРМУ-3. Здесь ремонтируют все: опрокиды, рудоспуски, дробилки, ПДК, сосуды-скипы, подъемные машины, меняют направляющие и головные канаты. Работают в сечении ствола глубиной 1400 метров. Находясь на стволовой армировке или откидной площадке, смотрят вниз и не видят дна. Говорят, это успокаивает, вид с крыши копра намного неприятнее.
Они, монтажники, всегда немного чумазые, обязательно в монтажных поясах (“Монтажник спать должен в монтажном поясе!” – шутит Кулешов, сам вышедший с такого же участка). Когда экипируются в шахтный ствол, их вообще не узнать. Не монтажники, а спецназ какой-то: поверх спецодежды прорезиненный костюм, фонарь, самоспасатель, монтажный пояс, каска, очки, кувалдочки, скобочки. Бригадирская полегче, а обычную скобу одной рукой от стола, однако, не оторвать. Весит пять килограммов.
 
Уникальный случай
Вот такие люди, но даже для них ремонт немецкого каната – нечто удивительное, говорит бригадир монтажников Евгений Матыс.
– В нашей практике это уникальный случай, – рассказывает он и объясняет почему: – Первый ремонт мы производили на еще не смонтированном направляющем канате, там было попроще, а этот, считайте, делали на весу, демонтаж не производили. Просто зафиксировали канат, ослабили, подготовили для спайки-сварки, обработали, спаяли и отдали в работу, не было ни перемоток, ни какой другой лишней работы. Если вести работы с демонтажом каната, то потребовалось бы двое суток, а так в десять утра начали, в два часа отдали.
Для аргонной сварки требуются определенные присадки. Подробности операции в исполнении сварщика Виктора Сивова в изложении Евгения Матыса выглядят так:
– Разделали концы проволоки, заточили для пайки под специальным углом. Поставили плашковые жимки с двух сторон для фиксации и оставили небольшой зазор между жимками для пайки. Материалы для спайки – борная кислота и латунный припой. Профиль проволоки тонкий, Витя ее горелкой нагревает, насыпает борную кислоту и добавляет припой. Масса образовалась как шишечка, а мы уже ее обработали и зашлифовали, чтобы канат гладкий был.
Не просто операция, а еще и косметическая.
 
Ягодки-цветочки
Стальные многотонные канаты в разрезе похожи на снежинки. Или на цветочки. Александр Кулешов показывает нам графические схемы и проводит небольшой ликбез по проводниковым и головным канатам, затем переходит к предыстории вопроса, поскольку прежде немецкого пришлось ремонтировать волгоградский канат:
– Когда шла модернизация ствола ВПС рудника “Таймырский”, мы занимались стволовой оснасткой, для которой волгоградский канатный завод – ООО “СПКЗ” – поставил проводниковые канаты диаметром 45 миллиметров. При монтаже произошел обрыв одной пряди и выход ее из замка. Отдали края лопнувшей проволоки на химический анализ, который показал заводской брак в месте пайки. Была проведена претензионная работа, приехали представители завода, привезли своих специалистов и предложили нам свою технологию пайки канатов.
Технология не противоречила официальной инструкции по эксплуатации стальных канатов. Менять новый канат на другой было невыгодно обеим сторонам. Решили пойти по пути экономии времени и ресурсов – ремонтировать.
– Руководители обсудили технологию, механоэнергетический участок предоставил электрогазосварщика, ацетиленовую горелку, ПРМУ подготовил канат: провели “обезжирку”, удалили воздействие пламени от ацетиленовой горелки на рядом находящиеся проволоки, электрогазосварщик Виктор Петрович Сивов запаял концы оборванных прядей. Направляющий канат был смонтирован и успешно эксплуатируется до настоящего времени.
Это были цветочки, ягодками стал немецкий канат.
 
Гитарист играть не разучится
Опыт пригодился вновь в конце января 2011 года, когда аналогичная ситуация на руднике “Таймырский” повторилась с головным канатом фирмы “Брайдон”, установленным на подъемной машине ствола ВПС в период модернизации в марте прошлого года. Снова обрыв наружной проволоки, и вновь экспертная комиссия выявила заводской брак. В эксплуатации канат находился девять месяцев, по инструкции его срок службы – четыре года. Менять на новый рано. И опять понадобилась помощь “Норильскшахтсервиса”.
– Мы с Михаилом Григорьевичем Почетновым, главным механиком рудника “Таймырский”, обсудили технические стороны вопроса, приняли решения по применению уже опробованной технологии и решили работать по схеме “канат немецкий – технология волгоградская – руки наши”, – вспоминает Александр Кулешов.
Кулешов ведет нас на механоэнергетический участок треста “Норильскшахтсервис”, где начальник этого участка Евгений Ерощев представляет нам того самого сварщика Виктора Сивова, выполнившего две уникальные пайки канатов, позволившие сэкономить время на переустановку, а также несколько миллионов рублей.
– Опыт работы у человека очень большой. Ему можно доверить такие вещи, которые не всегда доверишь молодым и неопытным.
– Сварочные работы – они все сложные, – отвечает на вопрос о сложности операций по пайке фасонных проволок волгоградского и немецкого канатов Виктор Сивов. –  Газосварщиком я стал с 15-летнего возраста, а, если с малых лет что-то привык делать, руки разве забудут? Гитарист играть не разучится, то же и с газосваркой.
Виктор Петрович уверяет, что ничего особенного в его работе нет, но Ерощев вносит существенную поправку: в тресте в основном сварщики специализируются на ручной электродуговой сварке, а тут газоацетиленовая пайка. Так что Сивов – “хирург” редкой специализации. Не говоря уже о качестве работы.
Работе блестящего “хирурга-исполнителя” предшествовало ответственное инженерное решение. Поскольку “болезнь” столь молодых канатов в НПР – явление редкое, добро на пайку давал целый консилиум. А начальник ПРМУ-3 Андрей Лазуков организовал для этого весьма квалифицированную бригаду ремонтников: замначальника участка, механик, генеральный бригадир, звеньевой.
Технические руководители со стороны рудника и треста вели надзор за выполнением данных работ и стали свидетелями удачного завершения.
Газосварщики – те же хирурги на производстве
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск