Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
06:05 Команда КВNN Заполярного филиала победила в турнире «Веселый «Норникель»
15:55 Световым шоу завершился этнофестиваль «Большой Аргиш»
12:05 Якутская варганистка Олена Подлужная приняла участие в «Большом Аргише»
11:30 В кинокомплексе «Родина» показывают фильм «Книга моря»
11:30 Себастиан Агила: «У Таймыра и острова Пасхи много общего»
Все новости
Привычки и заблуждения
Актуальное интервью
29 марта 2013 года, 13:34
Текст: Спрашивала Марина БУШУЕВА
Факты отравления несовершеннолетних алкоголем фиксируются в Норильске постоянно. Возрастная группа экспериментирующих со спиртным – это учащиеся пятого-шестого класса.  Притом пробуют в очень внушительных дозах, которые не всякого взрослого оставят в сознании, – если коньяк, то стакан. “Мое глубокое убеждение, что такое бесстрашие по отношению к алкоголю выработано у детей только примером взрослых”, – говорит руководитель службы профилактики наркомании Елена СЛАТВИЦКАЯ.
– Имеется в виду алкоголизм в семьях?
– Не обязательно. Но если в вопросах профилактики наркомании мы имеем полную поддержку среди родителей, то, к сожалению, по поводу алкоголя такого понимания нет. Сами родители дают детям пробовать алкоголь, угощают за праздничным столом. Известны факты, когда группа подростков с помощью взрослого человека снимает квартиры на вечер и устраивает там праздники с большим количеством спиртного. Я постоянно слышу от родителей: “Пусть лучше пьет, чем употребляет наркотики”. Но большинство преступлений совершается у нас не под наркотическим – под алкогольным опьянением. И отмечаются сильнейшие поражения у новорожденных от матерей-алкоголичек…
– Елена Анатольевна, можно ли сказать, что если родители не пьют, то ребенок не станет выпивать?
– Если в семье ведут трезвый образ жизни, то эксперимент с алкоголем у ребенка, конечно, будет, но дальше все зависит от того, как семья эту пробу отработает, насколько организовано время подростка, сформировано его жизненное ориентирование. Если у подростка много свободного времени, то это, как правило, приводит к тому, что есть время и напиться, и подраться, и сексом заняться. Я иногда спрашиваю у очень благополучных, на первый взгляд, родителей: “Какой у вас совместный досуг?” – и вижу на лицах большую задумчивость.  Потом слышу: “Дети выросли, им с нами не интересно”. А детям по 9–12 лет.
По русской традиции?
– Можно ли при возникновении проблемы записаться на очную консультацию к вашим специалистам?
– У нас действует телефон доверия. По нему можно записаться и на очную консультацию. Прийти в нашу службу, и об этом никто не узнает, потому что мы не спрашиваем имя, фамилию и школу. И никого не берем на учет. Перед консультацией всегда говорим, что вы можете в любой момент встать и уйти. Я здесь, чтобы работать над проблемой, а не воспитывать. Клиент также может попросить для себя другого специалиста.
– И все-таки люди боятся обращаться к психологам.
– Это из-за отсутствия психологической культуры. Ведь если у нас возникли проблемы с физическим здоровьем, то мы идем к врачу. Если происходят психологические проблемы, то русский человек предпочитает напиться. Раньше на Руси была религиозная культура. Обращались к батюшке, беседовали. И это являлось ритуалом психологического очищения. Сейчас все знают, что есть психологи. Но реакция большинства сегодня такая – “я не псих”. Люди даже не понимают различий между психологом, психотерапевтом и психиатром.
Несколько снизился уровень предвзятости, когда ставки психологов были введены в школах. И я думаю, что поколение сегодняшних подростков, которые имели опыт общения с психологами, став взрослым, будет спокойно обращаться за консультацией. А вот поколение их родителей, к сожалению, имеет большой уровень настороженности.
– Есть ли обращения по поводу алкоголизма?
– Это тема лидирует по количеству обращений на телефон доверия. Звонят родственники и сами пьющие. У нас правило не консультировать людей в состоянии алкогольного и наркотического опьянения. Но бывает, человек боится звонить в трезвом состоянии, а чувствует, что уже допился до ручки. И тогда мы работаем с ним, объясняем, что лечение можно начать анонимно в диспансере. И что даже один день без алкоголя – это очень важно. Мотивируем людей на то, чтобы они изменили свою жизнь. И, конечно, работаем с родственниками. Объясняем, какие услуги есть в Норильске, которые помогут справиться с проблемой.
– На территории Красноярского края существуют реабилитационные центры для алкоголиков?
– Надо признать, что реабилитационных государственных центров как таковых нет ни для взрослых, ни для подростков. Но люди ищут какой-то выход, и на сегодня наиболее доступный вариант – религиозные общины, которые принимают этих людей и помогают им справиться с зависимостью. Но там нет заборов и охраны и все строится на желании самого человека, поэтому даже в очень сильных центрах эффективность примерно такая же, как по отказу от героина. Из сотни обратившихся полный курс реабилитации проходят пять-шесть человек.
В Норильске есть такие организации. С медицинской точки зрения это, конечно, нельзя назвать реабилитацией, лицензии они не имеют, но заполняют ту нишу, на которую пока не хватает ресурсов у государства.
Покурим-ка
– Проходят ли школьники тестирование на табакокурение?
– А смысл? Предположим, тестировали, выявили. Из 25 старшеклассников 13 курят. Даже если мы поставим профилакта на каждый класс, не сможем кардинально изменить ситуацию. Потому что у большинства юных курильщиков курят родители. А мы не можем говорить детям, что их родители практикуют саморазрушающее поведение. Поэтому, с одной стороны, нужно дать им понять, насколько это вредно, а с другой стороны, не расстроить тем, что их мамы и папы убивают самих себя.
– И как оградить ребенка от этой пагубной привычки?
– Мы с позиции профессиональных знаний объясняем детям, что с ними произойдет, если они будут курить, употреблять алкоголь, принимать наркотики. Причем используется не внушение, а реальные факты. Специалисты по профилактике развеивают мифы, такие как, например, что с сигаретой ты выглядишь эффектнее. И конечно, на это должен работать закон. Не зря уже во всем мире введены жесточайшие ограничения. У предпринимателей навсегда отбирают лицензию за продажу сигарет несовершеннолетним. Табачные изделия настолько дорогие, что недоступны детям.  
– Но даже курящие родители вряд ли хотят, чтобы их ребенок курил.
– К сожалению, в этом вопросе мы также не имеем существенной поддержки в лице родителей. Бытует мнение, что мы такие странные люди, которые пытаются запугать молодежь, а на самом деле ничего страшного в этом нет. Есть! И самое страшное в том, что последствия курения, в отличие от последствий наркотиков, не проявляются сразу, а отсрочены во времени, но фатальны по ущербу – рак, ампутация рук, ног.
– Можно ли говорить, что курят какие-то определенные категории подростков?
– Можно наблюдать тенденцию, что девочки курят больше, чем мальчики. Посмотрите на табачную витрину сегодня и сравните с той, что была 15 лет назад. Тогда дамских сигарет было два-три вида, сейчас – половина. А ведь девочки – это репродуктивный ресурс страны.
Вы представляете, что будет с ребенком, который в семь лет начал курить? У нас был случай: 20 лет девушке, а у нее 13 лет стажа курения! Это либо вообще отсутствие репродуктивной функции, либо развитие тяжелых патологий у новорожденного. При этом бросать курить во время беременности рискованно, так как синдром отмены может привести к выкидышу.
– Сегодня в школах запрещено курить?
– Никогда и не было разрешено. Но проблемы с соблюдением этого закона действительно существовали. Но хочу сказать, что к чести педагогов и администраций учебных учреждений год от года все больше школ, где мы вообще не отмечаем нарушений. Дети себя ведут так, как позволяют им взрослые. Если ты закурил в школе и это считается грубым нарушением установленных правил, тут же собирают комиссию и вызывают родителей, то ребенок больше никогда не закурит в школе. А если он стоит на крыльце, а директор, проходя мимо, вздыхает: “Когда же ты, Петров, бросишь курить”, то в этом случае Петров будет продолжать курить. И может быть, уже не на крыльце, а в тамбуре или школьном туалете.
Безопасные стратегии
– Если относительно влияния на организм алкоголя или курения многие родители заблуждаются, то по поводу наркотиков, считаю, двух мнений нет. Как ведется работа по профилактике наркомании?
– Наша служба существует уже 13-й год. Каждый специалист отдела профилактики обслуживает четыре школы. По согласованию с администрацией образовательного учреждения мы ведем усиленную работу в классах, где находятся подростки группы риска. Например, кто-то из ребят совершил правонарушение. И это может повлечь социальное заражение, то есть такое поведение может показаться привлекательным для остальных учеников этого класса. Поэтому мы, не указывая на него пальцем: “Сидоров напился пива, ай-ай-ай!” – со всем классом прорабатываем тему экспериментов с алкоголем.
– Если говорить о наркотиках, что употребляют подростки?
– У молодежи сегодня популярны курительные смеси, которые активно пропагандируются и продаются через Интернет. Есть “энтузиасты”, выращивающие дома коноплю. Почему-то курить анашу запрещено, а заказать по Интернету семена – это пожалуйста. Люди не понимают, что, как только они взяли эти семена и посадили их в землю, своими действиями они заинтересовали и Госнаркоконтроль, и полицию.
Периодически фиксируются случаи токсикомании. Это не имеет тотального характера, но даже те единичные случаи, которые мы знаем, тщательно отрабатываются наркологами. Потому что токсикомания приводит к необратимым поражениям головного мозга.
Несовершеннолетних, потребляющих психоактивные вещества внутривенно, на сегодняшний день нет.
– Почему?
– На дорогие наркотики денег у них нет, как и открытых предложений об их приобретении. Например, зачем в Норильск везти кокаин, если здесь нет рынка его сбыта. Это очень дорогостоящий наркотик, и те, кто может его купить, могут также позволить себе слетать на выходные туда, где его можно употребить. Героин тоже не дешевый. Кроме того, в Норильске весьма эффективно работают наркополицейские, они пресекают каналы поставки, что еще больше повышает цену, и наркотик становится недоступен для молодежи.
– Если родители подозревают, что ребенок находится в неадекватном состоянии, стоит ли идти в наркологию?
– Конечно. Притом анализ крови может не показать, что ребенок употреблял курительные смеси. И часто подростки, накурившись, с легким сердцем идут в наркологию. Но они не понимают, что по косвенным признакам нарколог все равно определит состояние наркотического опьянения.
– В целом какова тенденция по Норильску?
– В части наркомании хочу сказать, что за 12 лет  существования нашей службы Норильск существенно оздоровился. Оздоровился прежде всего двумя путями. Один из них страшный – многие погибли. Но уже выросло целое поколение школьников, которые не имеют отношения к этой проблеме. Это хорошо. Но мы по-прежнему стараемся приложить все силы, чтобы дать им навыки отказа и защиты. Даже если ребята не сталкиваются с наркотиками в Норильске, то, как правило, выпускники школ поступают в вузы в мегаполисах, которые насыщены наркотиками, и ребята должны быть вооружены безопасными стратегиями поведения.
 

0

Читайте также в этом номере:

Все еще впереди (Лариса ЛИПСКАЯ)
Хорошей лыжни! (Евгения СТОРОЖКО)
Ностальгия по настоящему (Евгения СИДОРУК, главный специалист Норильского городского архива)
Ценно живое общение (Валентина ВАЧАЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск