Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Печальный месяц январь
И не дает забыть, и не дает уснуть…
3 февраля 2011 года, 11:18
Текст: Лариса ФЕДИШИНА 
Сижу и тихо завидую коллегам, разъехавшимся по заданию редактора на репортажи. Там все конкретно: открыли новую столовую, опробуют только приехавшую в город большегрузную технику… А тут чистый лист бумаги – как иногда страшит журналиста этот чистый лист бумаги! – и ни одной оптимистической мысли. “И кончился январь! Засыпано, затоптано, и рад, что пронесло, и жаль, что не вернуть” (Владимир Ланцберг). И ничего не исправить.
В субботу позвонила в Москву Ларисе Пронниковой, хотела уточнить, отправлена ли в Норильск наша книга “75 писем о любви”. После информации в “Заполярном вестнике”, что тираж отпечатан, звонят читатели и спрашивают, где можно купить “75 писем”?  Позвонила и была огорошена: “Едем с похорон Виталика Левинского”.
Начала лихорадочно вспоминать, кто в Норильске еще помнит председателя совета молодых специалистов управления строительства и режиссера потрясающих спектаклей “советчиков”, попасть на которые в восьмидесятые годы считалось большой удачей? На ум не пришло ни одно имя. Да, задержалась я в родном городе…
Жуткий январь! В первый день года тихо ушел журналист Михаил Колпаков. Инсульт. В 60-е Колпаков работал в Норильске и позже много лет писал о нем в центральной прессе. Большую известность имела книга “Формула Завенягина”, написанная Колпаковым в соавторстве с Владимиром Лебединским. Но я, 2 января узнав печальное известие от Игоря Аристова, вспомнила посвященную Завенягину брошюру Михаила Колпакова “Каждый умирает в одиночку”. Название показалось мне символичным…
Я знала о Колпакове только из рассказов старших коллег, работавших с ним в городской газете и теперь разъехавшихся по “странам и континентам”, а Виталия Левинского помню хорошо. Мы, начинающие журналисты, были очень дружны с советом молодых специалистов, обсуждали с ребятами каждый выпуск их страницы “Опус 69” – это был такой норильский вариант полосы юмора “Клуб “12 стульев” в “Литературной газете”, – вместе выступали в капустниках, которые проводились в театральном кафе Заполярного драматического.
В последние годы Виталий жил очень трудно, бедно, в одиночестве. “На что хоронили?” – спросила я Ларису Пронникову. Оказалось, шесть московских норильчан сбросились по 20 тысяч рублей. “Все получилось очень достойно, а Володя Моисеенко написал стихи о Виталии”, – сообщала подробности Лариса Дмитриевна. Разговорились о тех, кто был, как все прошло, каким печальным выдался нынешний январь, и вдруг: “Вот Илюша Матвеев погиб в Домодедово. Сын Иры Афанасьевой”.
Ирина Афанасьева, великолепная актриса, приехала в Норильск из театра на Таганке, несколько сезонов блистала на сцене Заполярного драматического. Запомнилась всем, кто видел Афанасьеву хоть в одном спектакле.
Илья работал в московской фирме, в роковой день 24 января встречал в Домодедово австрийских партнеров. В момент взрыва стоял возле транспортерной ленты, хотел помочь коллегам получить багаж. Илью опознали по табличке, которая на нем была – такой-то встречает таких-то.
Общая трагедия стала чуточку моей.
Видит Бог, не хотелось таким запоминать нынешний январь. Месяц веселых новогодних праздников, завершающихся окончанием полярной ночи и появлением солнца над Медвежкой. Из редакционного кабинета теперь мы видим его каждый день. И это маленький повод для радости.
Хотелось вспомнить, как на старый Новый год в одном из дворов на улице Мате Залки увидела нарядную елку, сверкающую разноцветными огнями. Глазам своим не поверила, даже сфотографировала эту елочку, никем не украденную, не разоренную, скрашивающую существование жителей отдаленного Северного района краевой столицы. Мои красноярские друзья так и не поняли восторга норильской гостьи – не одна такая елка во дворе! “А у вас что, елок не ставят?” Не объяснять же было, что в нашем городе выжило только новогоднее дерево на Театральной площади.
Есть повод порадоваться за норильского фотохудожника, а с недавних пор и собаковода Геннадия Полторыхина. В ноябре весь город потрясла трагедия, случившаяся в устье реки Валек, где охотники застрелили двух его собак породы сибирский хаски. Конечно, Геннадий до сих пор переживает потерю, но не сдался, активно тренирует остальных хаски. На днях собаки демонстрировали умение бегать в упряжке по тундре. Восторгу зрителей не было предела.
Моему восторгу тоже – когда мне подарили буклет, посвященный Норильску. С радостью взяла его в руки, полистала. Посмотрела фотографии, к сожалению, неподписанные и неизвестно кем сделанные. Принялась читать, а почитав, решила убрать книжечку подальше и никому не показывать. Тем более не дарить ее московскому клубу норильчан, что я собиралась сделать вначале, зная, что наши бывшие земляки бережно собирают и хранят все написанное о Норильске. Но это издание образованных, интеллигентных людей, пожалуй, расстроит. По причине небрежности составителей. Как я понимаю, на выпуск буклета была потрачена не одна тысяча рублей. Почему не нашлось еще пары тысяч целковых, чтобы хотя бы корректора нанять?! Тогда бы уж точно в информации, состоящей из шести предложений, не было допущено десять ошибок.  
Впрочем, это всего лишь разочарование января…
0

Читайте также в этом номере:

Большегрузные работяги (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Огни Норильска (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
За любовь к Северу (Лиза КОТИК)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск