Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
С мечом в руках Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Экстрим по душе Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
МЕДНЫЙ ЦАРЬ УХОДИТ НА ПОКОЙ
Человек и его дело
26 марта 2008 года, 13:23
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Инна ШИМОЛИНА
Он девятнадцатилетним ушел из дому, почти сорок лет мотался по миру, а сейчас возвращается в отчий дом на Кавказ. Сегодня у заместителя начальника сушильного цеха медного завода Валерия Ахметшина последний рабочий день.
– Если бы заранее знал, что вы придете, то сбежал бы на очистные, – смеется Валерий Фаятович.
Его о нашем визите, оказывается, предупредили минуту назад. Статья в газете – это сюрприз от коллег, которые однажды признали его своим царем, вручив бумажную корону. И Ахметшин – а куда ж ему было деваться – радушно приглашает нас в свой кабинет. Там уже наготове деревянные ящики.
– Вот начал потихоньку собирать свои вещи, – объясняет будущий пенсионер. – Команда обучена, замена подготовлена – можно спокойно уезжать на материк.
– Что мне нравится в Ахметшине? – размышляет начальник сушильного цеха Юрий Сапегин. – Армейская выправка, дисциплина, аккуратность, умение слушать и слышать, правильно понимать поставленные задачи и всегда отлично их выполнять. У него все получалось великолепно: организовывать работу производства, субботники и культурно-массовые мероприятия. И ему самому нравилась эта работа.
Начальник и его заместитель знакомы со студенческих времен: оба, с разницей в один год, окончили Северо-Кавказский горно-металлургический институт. Только Сапегин уехал в Норильск сразу же после защиты диплома, а Ахметшин – спустя несколько лет. Где и в каких краях только он ни работал до этого!
 
Чем холоднее, тем лучше
  – После учебы мне очень хотелось поехать в Норильск, но помешали семейные обстоятельства, – говорит Валерий Фаятович.
Его мечту осуществил младший брат Фарид, тоже выпускник Северо-Кавказского горно-металлургического института, который первым уехал на Крайний Север и первым устроился в плавильный цех медного завода. Они еще поработают вместе в Норильске. Но впереди у Валерия Фаятовича были медеплавильный завод в Узбекистане, завод твердых сплавов во Владикавказе и неожиданно… военно-промышленный комплекс и двухгодичная спецкомандировка в сирийскую армию, в Дамаск.
– Там была температура плюс 50 градусов и выше, а в Норильске – минус 50 градусов и ниже, – рассказывает Валерий Фаятович. – У меня за четыре года произошла смена температурных параметров в сто с лишним градусов. Я пережил это спокойно. Норильская зима более благоприятна для моего здоровья, нежели весна или лето. Чем холоднее, тем лучше. Даже в морозы всегда одеваюсь очень легко и не представляю, как можно здесь замерзать.
В Норильск Ахметшин приехал в 1992 году. И только потому, что вдруг осознал: а чем он хуже других?
– Один из моих  хороших знакомых-норильчан прилетел в отпуск и в беседе сказал, что его, непрофессионала, человека с неметаллургическим образованием, хотят поставить старшим мастером отражательных печей. Меня это сильно задело, потому что на таких печах я работал в Узбекистане. Просто стало обидно, и я решил поехать в Норильск, – говорит Ахметшин.
 
Место, где «куются» металлурги
Валерия Фаятовича готовы были взять на любой завод, но он выбрал медный, плавильный цех.
– Я пошел на медь, потому что знаю ее с шестнадцати лет. Когда наша семья переехала на Кавказ, там только-только открылся Урупский горно-обогатительный комбинат. И я три года до поступления в институт отработал в его ремонтно-механических мастерских. Я был любознательный, побывал на всех переделах – руднике, карьере, обогатительном участке, и изучил все досконально.
В первые дни работы в плавцехе, по словам Ахметшина, он с большим трудом охватывал объемы производства: только одних плавильных печей было пять, а конвертеров – семь. Сейчас цех работает совершенно на других объемах, а продукции дает больше. Валерий Фаятович считает его кузницей кадров для всех металлургов.
– Металлургия меди – это очень красивый и завораживающий процесс. Путь от концентрата до готового металла составляет всего 18 часов. Это скоротечная технология – что плавильный процесс, что конвертирование, что анодное рафинирование. Я прошел все эти участки, знаю до получаса, что, где и как происходит. И это очень помогает в работе, поскольку мы все в одной связке, – объясняет Валерий Фаятович.
Он отработал в плавильном восемь лет. В 2000 году директор медного завода Александр Рюмин вызвал его к себе и сказал: «Собирайся в сушильный цех». Его в тот момент как раз расширяли за счет присоединения серного цеха, и требовался заместитель по производству. Сушильный цех, по словам Ахметшина, оказался самым сложным по технологии, технологическим параметрам и энергоемкости, что только прибавляло азарта в работе.
Его никогда не застанешь врасплох, потому что он всегда уверен в надежности своего производства. Однажды ему пришлось сопровождать проверяющего чиновника из Москвы на очистные сооружения и рассказывать о технологическом процессе очистки промышленных стоков.  Чиновник спрашивает: «А какой здесь раствор?» Валерий Фаятович обмакнул в жидкость палец, попробовал на язык и сказал: «Обычная вода. Вам принести стакан?». «Нет, нет», – замахал рукой проверяющий.
– У меня есть один документ, на который приятно смотреть, – говорит Валерий Фаятович, доставая бумажки. – Здесь отражено производство серы за последние десятилетия. С 2000 по 2006 год мы увеличили его почти в два с половиной раза. Мне не стыдно, что я отдал эти годы сушильному цеху.
 
Перевод на домашнее хозяйство
Он уезжает в поселок Медногорск (Карачаево-Черкесия), где сорок лет назад купили дом его родители.
– Самая главная причина моего отъезда – забота о маме, хочу, чтобы она подольше пожила, – говорит Ахметшин. – Если бы не это обстоятельство, поработал бы еще год-два.
Валентина Андреевна всю войну отработала на металлургическом заводе по производству броневой стали на Урале, а в мирное время трудилась в общепите и торговле. Сейчас ей 81 год. Она еще с увлечением разгадывает кроссворды и читает романы про любовь, но совсем не может ходить. Конечно, вокруг нее много родных – сын, две дочери, внуки… Однако Валерий Фаятович сам хочет провести эти годы рядом с мамой. Когда умер отец, он служил в Сирии, ему даже не сразу об этом сообщили, не говоря уже о том, чтобы отпустить на похороны.
– Почти сорок лет меня носила нелегкая по миру – хватит, поеду домой, буду вести домашнее хозяйство.
Хозяйство большое – дом, сад, огород. В Норильске Валерий Фаятович купил два ружья, мечтает на досуге поохотиться на зайцев. Здесь-то здоровье не позволяло забираться далеко в тундру, а на Кавказе давно приметил лучшие места. Он еще не улетел, а тоска, признается, уже гложет.
– Буду скучать по коллективу, друзьям. Мне их будет очень не хватать, особенно первое время, – сокрушается Валерий Фаятович. – Да и привычки остаются: утром встать, узнать погоду, позвонить на завод, даже в выходной.
Но в Норильск, говорит, он еще прилетит. Потому что на медном заводе пока остается работать его супруга Любовь Викторовна. Потому что он еще хочет сходить в новый спортивный комплекс, который строится на площади Металлургов. И потому что хочет посмотреть, как без него изменится город.
0

Читайте также в этом номере:

Юбилей скважины (Юлия КОСТИКОВА)
Не чихайте на чахотку! (Валентина ВАЧАЕВА)
Вечерний гол (Елена ПОПОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск