Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
С мечом в руках Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Мечты сбываются. И не только в книгах
Гость “ЗВ”
25 марта 2011 года, 14:06
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Текст: Валентина ВАЧАЕВА
В программе десятых Таймырских чтений, прошедших в Норильске в начале марта, имя кандидата исторических наук Ольги Хакимулиной в списке членов организационного комитета стоит первым, а рядом уточнение – г. Смоленск. Если бы летом прошлого года доцент НИИ не поменяла место жительства, в 2011-м она могла бы отметить свой личный юбилей – четверть века в Норильске.
Сегодня гордиться тем, что долго живешь на Севере, вроде бы не трендово. Пожалуй, только бывшие норильчане, сбивающиеся в стаи по всему миру, ностальгируют по городу своего детства, юности, а то и всей жизни, любя по прошествии лет и Норильск в себе, и себя в Норильске. Теперь уже бывшая норильчанка Ольга Хакимулина считает 24 года жизни в северном городе сбывшейся мечтой и не жалеет, что после  аспирантуры в Ленинграде вместо университетской кафедры в родном Саратове оказалась на должности младшего лаборанта в  Норильском индустриальном институте.
 
Красного чума не досталось
В свое время она мечтала повторить путь легендарной Амалии Хазанович, познакомившей нганасан с грамотой и книгой. Прочитав книгу “Мои друзья нганасаны”, студентка четвертого курса исторического факультета Саратовского университета даже слетала в Магадан и попросила местное облоно через год отправить ей вызов на работу “где-нибудь в тундре”... Без пяти минут педагогу тут же нашли место, предложив доучиться в университете заочно, а вот послать вызов в Саратов, увы, было нельзя. Когда дипломированный историк через Министерство просвещения добилась направления на работу в Ненецкий национальный округ, мода на красные чумы уже прошла. Архангельский Север продержал молодого специалиста положенные три года, но Север Хазанович продолжал манить к себе. Случившийся по воле обстоятельств Норильск и стал осуществлением мечты. Так бывает не только в литературе, но и в жизни.
– Приехала в 1986-м, уехала в 2010-м. Немножко не дотянула до 25 лет на Севере, любовью к которому меня заразила Хазанович. Она не прошла и сейчас. Если бы все начать сначала, я все сделала бы так же. Во-первых, потому что встретила здесь свою судьбу. Саша был яркой личностью, очень разносторонней и увлекающейся. Это нас и объединило. Он рано ушел из жизни, но двенадцать лет счастья – это немало.
Добавим, что, во-вторых, доцент кафедры гуманитарных наук НИИ (последнее название – философско-исторических и социально-экономических наук) создала в очень короткие сроки практически на пустом месте новый курс культурологии и авторскую программу “Культура, традиции и обычаи коренных народов Таймыра”. Как следствие – появление в институте международного конкурса-семинара “Таймырские чтения”. Уехала Хакимулина из Норильска не только с материалами для докторской диссертации, но, и это важнее, с учебным пособием для старшеклассников по истории и культуре коренных  народов Таймыра. Презентация учебника стала центральным событием прошлогодних Таймырских чтений.
– Ольга Николаевна, ваш учебник есть в норильских школах?
– Весь тираж пришел в Дудинку. Права на учебник у издательства “Просвещение” на пять лет. Переиздать его можно будет только в 2014 году.
 
Все исследователи Таймыра
– В Дудинке и для Дудинки издается много из того, о чем в Норильске узнают случайно.

– К счастью, в Таймырских чтениях все десять лет принимают участие сотрудники Таймырского дома народного творчества, окружного музея, городского центра народного творчества. На семинар приезжают и высылают статьи практически все известные исследователи Таймыра. И не только из Дудинки.
– А кого вы относите к самым авторитетным исследователям истории и культуры коренных народов Таймыра?
– Здесь я не оригинальна. Эти имена известны всем, кто интересуется этнокультурой Таймыра. Миддендорф, Долгих, Попов, Грачева.
– Знаю, что Галина Николаевна Грачева много сотрудничала с Дудинским музеем, а незадолго до своей трагической гибели приезжала в Норильск. В городском музее даже хранится ее книга с автографом.
– Она и еще семь ученых погибли в авиакатастрофе на Чукотке в 1993 году. Это была большая потеря для Музея антропологии и этнографии Академии наук и для науки вообще. Грачева много сделала для того, чтобы были опубликованы труды ее учителя Андрея Андреевича Попова. Нечто подобное сейчас делает Оксана Добжанская по отношению к своему учителю  и коллеге Казимиру Лабанаускасу, таймырскому исследователю языков и культуры самодийских народов. На прошедшей конференции Оксана Эдуардовна представила доклад, посвященный Лабанаускасу. Между прочим, Лабанаускас с Грачевой окончили один университет – Ленинградский.
Серьезные этнографы – Юрий Симченко и Людмила Хомич. И, конечно, автор пособия для учителей по основам истории культуры малочисленных народов Таймыра Маргарита Попова. Они вместе с мужем, переводчиком Евангелия на долганский язык, много сделали для развития научных знаний о языках и культуре коренных народов Таймыра, становления самосознания аборигенной интеллигенции. К сожалению, ни книг Поповой, ни Лабанаускаса, а также всех, кого я перечисляла, в Норильске практически нет. При большом желании можно найти один-два экземпляра в библиотеках.
 
“Очень-очень болезненная тема”
– В этот раз вы организовывали чтения, так сказать, дистанционно. Какие выводы можно сделать по итогам юбилейного форума?

– Прошлым летом, еще представляя НИИ (и на средства института, за что ему отдельное спасибо), я вместе с Оксаной Добжанской побывала в Венгрии на очередном конгрессе финно-угорских и самодийских народов. Было очень интересно. Там мы познакомились со многими исследователями, которые заинтересовались нашими чтениями. Думаю, в будущем они станут гостями Норильска. В сборник этого года уже получены две статьи от участников конгресса.
В Венгрии нас с Оксаной опекала Жужа Варнаи, научный сотрудник Института языкознания Академии наук, член оргкомитета Таймырских чтений. Вот говорят, что на Западе сплошные прагматики. Не все. Есть и такие, кто готов ради идеи на край света. Например, как Жужа. У нее чудесные дети, которые воспитываются в очень доброй и, я бы сказала, интеллектуальной атмосфере.
Что касается чтений, то десять лет назад они задумывались с целью воспитания в молодежной среде  патриотизма и толерантности. Последнее сегодня оказалось особенно актуальным. Столько в людях накопилось ненависти, на первый план вышли понятия “свой – чужой”. Считаю, что над этими вопросами надо работать тщательнейшим образом. Да, всем надо есть, одеваться, путешествовать, но еще надо уметь уважать то “свое”, что есть у каждого человека. Даже если тебе это “свое” не нравится. Это очень-очень болезненная тема.
На  конференции напрямую этнических конфликтов не касались, в одном из докладов шла речь о правовых аспектах темы. Думаю, что это правильно, так как к серьезной теме следует подходить не с позиции “жареных” фактов, как это происходит в некоторых телевизионных программах. Гораздо продуктивнее спокойный разговор, в котором следует руководствоваться не эмоциями, а знаниями.
– Мне показалось, что со временем среди участников  конференций стало меньше студенческой молодежи.
– Действительно, в первых чтениях их было больше. Конечно, научная студенческая работа не приносит особых дивидендов – ни моральных, ни материальных. Сегодня, как известно, чтобы хорошо зарабатывать, совсем не обязательно быть хорошо образованным, культурным и тому подобное, поэтому молодежь  и не стремится к этому. Ситуация усугубляется всеми этими реформами, которые проводят чинуши, никогда ничего не преподававшие или делавшие это мало и непродуктивно. В который раз мы наступаем на те же грабли.  Не знаю, к чему мы придем в конце концов.
 
Норильск-2
– Ольга Николаевна, в Смоленске вы еще не работаете?

– Планирую заняться поисками места. Пока занимаюсь обустройством квартиры: еле-еле разместила библиотеку, развесила привезенные из Норильска пейзажи, портреты. Получился мини-филиал картинной галереи.
– Известно, что в Норильске вы не только учили, но и учились. Декоративно-прикладному искусству.
– Иголку в руки я взяла после знакомства с Леной Сотниковой. Она мне подсказывала узоры, фактуру, сочетание цветов. Под ее руководством я сшила несколько долганских нагрудников. Кроме них у меня есть парка, а к ней шапка и муфточка из меха песца, подаренного Татьяной Семеновной Ереминой. На Рождество я в этом наряде ездила в Таллин и без преувеличения была в центре внимания. Со мной даже фотографировались…
– А почему вы выбрали для жизни после Севера Смоленск, а не столичные центры, где в почете этнографические науки?
– Мы выбирали место, где было бы комфортно в смысле климата и человеческих отношений. Я люблю Питер, училась там в аспирантуре, часто ездила в командировки, но климат города на Неве не для меня. В Смоленске все сошлось. К тому же там живут друзья из Норильска – Николай Данилович Шкляров, один из любимейших деканов НИИ, и его жена, Надежда Константиновна Данилова, Татьяна Анастасьева, Варвара Михайловна Гросич. Для меня это такой Норильск-2. А наукой можно заниматься не только в столицах.
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск