Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
С мечом в руках Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
А Долгих сказал – “Комсомольский”!
Юбилеи
25 марта 2011 года, 14:07
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Александр СЕМЧЕНКОВ
В апреле 1965 года шахтное поле рудника “Маяк-2” приказом директора комбината переименовано в рудник “Комсомольский”. Войдя в состав одноименного рудника, шахта не только сохранила название, но и не утратила своего значения.
– Если говорить о значении шахты для рудника, то “Комсомольская” – это основные объемы вкрапленных руд, – говорит главный инженер шахты Александр Рамонов. – Рабочий план по добыче на 2011 год составляет 
3,5 миллиона тонн. В 2012-м эта цифра увеличится еще на 200 тысяч. Ежесменно на наших горных участках работают 16–17 буровых машин. Столько же единиц задействовано на отгрузке отбитой руды, не считая различное вспомогательное оборудование. Всего на шахте “Комсомольская” трудится около 1400 человек.
– Люди и есть наше достояние, – добавляет главный инженер. – Мы гордимся специалистами всех профессий, задействованных на предприятии. Цифры, фигурирующие в планах, – это результат их слаженного, добросовестного труда.
 
Знакомые все лица
В числе ожидающих клети, к своему удивлению, обнаруживаем немало знакомых. Некоторые рабочие здороваются просто так, признавая в нас соратников по горняцкому делу. Заместитель главного инженера шахты Александр Кесаев, согласившийся провести журналистов по основным объектам шахты, советует не удивляться:
– Не так много людей встречается под землей. Насколько мне известно, на “Скалистую” вы добирались с нашего горизонта. Вот вам и знакомые: раз виделись, значит, свои.
Здесь же встречаем Сергея Белькова, главного инженера “Скалистой”. Передаем с ним привет героям репортажа со “Скалы”.
– Вам же оставили координаты, – бросает Бельков на прощание. – Звоните, не стесняйтесь.
 
За транспортом обращаться сюда
Отправная точка под землей – так называемый пассажирский вокзал, расположенный на горизонте –471. Пятнадцать минут на поезде, и мы на подземном участке эксплуатации и обслуживания самоходного оборудования (ПУЭОСО). Здесь систематизированно производится техническое обслуживание и ремонт всего автопарка шахты.
– Незначительная часть техники числится за горными участками, – говорит бригадир ПУЭОСО Юрий Степанов. – Также мы не заведуем буровыми машинами. Остальная техника, что встретится вам по пути, прописана на нашем участке.
 
Руда не лежит и не стоит
Пассажирский автобус держит путь до ближайшего забоя очистного участка №5.
– Объем работ очень большой, – рассказывает и. о. заместителя начальника участка Дмитрий Лопатин. – Для наглядности можно задержаться возле участкового рудоспуска. Отбитую породу собирают одновременно в нескольких точках, а потому груженую ПДМ нам долго ждать не придется.
За десять минут на наших глазах разгружается три машины. Таких рудоспусков на участке несколько.
 
Чем сложнее, тем интереснее
В одном из забоев пятого участка бурит шпуры рабочий участка №8 Сергей Хлызов. Его стаж по профессии “бурильщик” – четыре месяца.
– До этого работал проходчиком, – говорит Сергей. – Но устраивался на шахту с прицелом на то, что в итоге обязательно пересяду на технику. Недавно отучился на бурильщика, тут же прошел практику. В общем, все идет по плану.
За плечами у Сергея и четыре года работы на угольной шахте “Коркинская”, что расположена в Челябинской области. Но на “Комсомольской”, уверен, закрепится надолго. Цели импровизировать исчерпаны.
– С детства люблю технику, – говорит бурильщик, бросая взгляд на свою внушительных размеров самоходную бурильную машину Boomer – “бумер”, как называют ее горняки. – Чем она сложнее, тем интереснее.
 
Опасное место
По пути к опрокидывателю проезжаем шахтную камеру. На расстоянии в бездне ничего толком не разглядеть, но слышно, что внизу ведутся какие-то работы. Приметив наш интерес, Александр Кесаев просит водителя повернуть влево, чтобы подъехать к камере с другой стороны.
– Одна из основных систем отработки руды на “Комсомольской” – камерная, – рассказывает он. – Держитесь меня. Близко к камере подходить нельзя: это самое опасное место шахты.
Неконтролируемая кровля камеры, которую с трудом нащупывает взгляд, выглядит устрашающе.
– Работающие в камере машины управляются пультом, – говорит Иван Гаглоев, бригадир пятого участка. – Людям появляться там строго запрещено. После того как руду из камеры заберут, ее закроют от выработки специальным ограждением – закладочной перемычкой, а в кровле камеры пробурят небольшую скважину-отверстие, через которую подадут закладочную смесь.
 
Четыре сердца
На горизонте –471 расположено четыре круговых опрокидывателя. Чуть ниже опрокидывателей монтированы дробильные установки, где руда измельчается до необходимой фракции, после чего на конвейерах отправляется в дозаторную. Во время нашего визита процессом опрокидывания заведует оператор Намиг Адымов. Из 18 лет под землей 12 Намиг отработал на опрокиде.
– Поток руды бывает разный, в зависимости от добычи, – говорит он. – В среднем за рабочую смену я разгружаю около 50 составов. Немало времени уходит на обслуживание механизмов.
 
Вертикальный путь к свету
Руда шахты “Комсомольская” подается на поверхность двумя скипами с откаточных горизонтов –471 и –580 метров. На отметке 26 башенного копра скипового ствола корреспондентов встречает и. о. начальника участка скипового подъема Владимир Петухов.
– Путь добытой руды на поверхность обеспечивается за счет работы 54 человек – столько числится у нас по штату, – говорит он. – Это такие профессии, как машинист конвейера, машинист подъема, дробильщик и стволовые. Чтобы понять детально, как работает подъем, вам лучше заглянуть в машинное отделение. Женщины-операторы покажут вам все на экране.
 
Женская аккуратность к месту
Машинист Галина Танаева внимательно следит за тем, что показывает монитор. Скип с рудой в данный момент находится на поверхности. Разгрузка автоматизирована. На ремонте во втором разгрузочном бункере задействованы люди. С руководителем ремонтных работ машинист общается по радиосвязи: постоянный обмен информацией – необходимое условие.
– Чтобы осуществлять какие-либо действия, оператор должен убедиться, что в районе механизмов отсутствуют люди, – говорит оператор Раиса Сивенко. – Соответственно, мы постоянно связываемся и с горизонтами. Под нашим управлением находятся также конвейеры, по которым руда подается в скипы и дробильные установки.
Работа машинистов подъемной принципиально изменилась в 2007 году, когда на шахте “Комсомольская” было установлено импортное оборудование. Но женщины быстро освоились и сегодня без проблем справляются со своей задачей.
– Первое время скорость движения скипа по стволу не превышала трех метров в секунду, – говорят машинисты. – Сегодня этот показатель составляет 14 метров. Полная потенциальная мощность подъемника – 8,5 миллиона тонн в год.
– Конвейер выведен из ручного режима, – доносится из рации Раисы Сивенко. Это докладывают с откаточного горизонта.
– Люди на безопасном расстоянии? – спрашивает машинист у абонента. И только получив утвердительный ответ, принимается за управление. Минут через десять очередная партия результата слаженной работы горняков “Комсомольской” отправится на-гора.
Главный инженер Александр Рамонов: “Нам есть чем гордиться”
Юрий Степанов: “За технику отвечаем”
Орудие труда Сергею Хлызову по душе
Александр Кесаев о шахте знает все
Опрокидыватель отправляет руду в дробилку
Намиг Адымов смены не считает
Раиса Сивенко чувствует ответственность
0
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск