Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Экстрим по душе Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Гуд кёрлинг! Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Долгий ящик
СИТУАЦИЯ
23 октября 2012 года, 15:49
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Ольга ЛИТВИНЕНКО
Окончание. Начало в №199 за 22 октября
Сегодня мы продолжаем разговор о том, почему Норильский почтамт не соблюдает сроки доставки газет, не справляется с нагрузкой в целом и можно ли вообще что-то изменить в работе “Почты России”.
“Почта России”, как всегда, в ударе – одно окно и сто человек”, “Посылка идет из Питера уже 2,5 месяца. Спасибо тебе, “Почта России”, “Уже 11 дней статус посылки – покинула место международного обмена – и тишина”, “Получил три посылки с винилом, все три вскрыты”. Это лишь небольшая часть сообщений на странице “Почты России”  в “Твиттере”. В августе на этом ресурсе у предприятия появилось аж четыре официальных аккаунта, и все они уже забиты жалобами – дай бог, если на несколько десятков негативных комментариев приходится одна благодарность.
То есть низкие зарплаты, нехватка персонала и, как следствие, низкое качество почтовых услуг –  проблема не только норильских отделений связи. И улучшений, кажется, не предвидится: рабочих рук больше не станет, национальный почтовый оператор “Почта России” – один из самых непривлекательных работодателей в городе.
Руководитель Норильского почтамта Оксана Загуменнова считает, что главная причина – в низкой оплате труда. К примеру, почтальоны на Таймыре получают от 16 тысяч рублей в месяц. Для сравнения: в Москве зарплата почтальона составляет 15 тысяч, в Питере – 12 тысяч рублей.
– Мы даем объявления во все СМИ, тесно общаемся с центром занятости, но к нам не идут, – сетует Оксана Загуменнова. – Хотя социальный пакет не самый плохой: мы оплачиваем дорогу к месту проведения отпуска раз в два года, частично – санаторно-курортные путевки, платим все сверхурочные. Но вакансии не заполняются, все упирается в зарплату. А я как руководитель не могу обещать людям больше того, что могу сделать.
По той же причине у Норильского почтамта нет водителей. В автопарке пять уазиков-“буханок”, но задействован только один автомобиль, поскольку в штате пять единиц водителей, но работает один – четыре места вакантны.
Сейчас численность персонала Норильского почтамта составляет 487 человек. Для сравнения: в 2008 году в штате было 584 человека на те же 42 отделения связи, в том числе в Снежногорске, Диксоне, Хатанге и во всех Таймырских поселках.
– Ситуация с кадрами очень тяжелая, и текучесть растет, – говорит Оксана Загуменнова. – Сейчас такая тенденция: человек приходит, работает около месяца и увольняется. Участки голые, народу не хватает. Новичку и так-то сложно освоить все тонкости работы, плюс это  физически тяжелый труд, и мы еще возлагаем на него дополнительный участок. Конечно, человек задыхается от такой нагрузки и просто уходит. Те же почтальоны работают на пятидневке, формально по 7,2 часа в день. Но фактически они вовремя, как положено, с работы не уходят, весь персонал перерабатывает.
Очевидно, что вся сеть “Почты России”, а это 40 000 отделений по всей стране, нуждается в радикальном реформировании. Многие методы работы здесь попросту устарели. Например, почтовые операторы не перестают изумляться: зачем нужно заполнять пресловутые извещения формы 22 к каждому заказному письму, которых только в Норильск приходит почти 600 тысяч в год? Лишняя бумажная работа отнимает львиную долю рабочего времени.
Зачем, в самом деле, заполнять столько бумаг? При такой нагрузке на персонал не лучше ли как-то усовершенствовать производственный процесс?
– Конечно, некоторые элементы вполне возможно автоматизировать, а что-то совсем исключить, – отвечает на наши вопросы Оксана Загуменнова. – Тогда значительно ускорился бы процесс обработки заказных писем, если бы, к примеру, была электронная база по Норильску и можно было бы, просто набрав штрих-код, сразу получать извещение. Это очень разгрузило бы почтальонов. Или вот когда вы заполняете бланки экспресс-почты, то на одном пишете, а еще на двух эта запись копируется. Если бы все наши бланки были такими, было бы очень удобно – на каждом этапе обработки просто отрывали бы эти уже заполненные корешки.
– Но ведь это элементарная вещь. А можно вообще исключить заполнение всех этих многочисленных почтовых бланков вручную?
– От этого пока никуда не денешься, это заведено порядком, и не мы вводим эти правила. Но надеюсь, что вот-вот появятся какие-то новые программы, которые позволят хотя бы извещение формы 22 брать из адресной базы, чтобы не заполнять от руки, потому что это действительно занимает очень много времени.
Впрочем, от части документооборота норильские почтовики скоро избавятся – больше не будет бумажных ведомостей на получение пенсий.
– С августа мы внедряем новый электронный документооборот при выплате и доставке пенсий, – рассказывает Оксана Загуменнова. – Раньше каждый пенсионер, который получал пенсию, расписывался в ведомости Пенсионного фонда и получал образец платежного поручения. Сейчас будет проще. Мы открыли информационно-выплатной центр, у нас теперь есть электронная база Пенсионного фонда, каждое отделение связи получает платежные поручения в электронном виде. Затраты времени каждого оператора снизятся – набрал имя-фамилию в базе, и все. В августе, сентябре и октябре была опытная эксплуатация этой системы, с 1 ноября внедрение закончится и начнется промышленная эксплуатация. Мы к этому уже готовы, в отличие от других краевых подразделений.
 
Воз и ныне здесь
Год назад в “Вестнике” вышло интервью с руководителем краевого филиала ФГУП “Почта России” Олегом Бобневым, который тогда приезжал в Норильск. Он говорил в том числе об автоматизации производства на Норильском участке: “Здесь я, к примеру, увидел, что не хватает сканеров для считывания информации, где-то стоят еще слабые компьютеры. Вопросы мы решим за две-три недели, доведем техническое перевооружение этого участка до конца”.
Что значит “до конца”, не совсем понятно. Но к настоящему времени компьютеров у Норильского почтамта существенно не прибавилось.
– Мы регулярно составляем заявки на поставку новой оргтехники, отправляем их в Красноярск, и постепенно парк обновляется, – поясняет Оксана Загуменнова. – Кое-какие отделения, крупные, мы будем уплотнять, ставить там новые компьютеры. Два мощных компьютера уже установили, сейчас пришла еще одна партия. Специалисты собирают информацию, где стоят старые компьютеры, будем обновлять.
Стоит вспомнить и некоторые другие моменты, о которых шла речь в прошлогоднем интервью. Так, Олег Бобнев подчеркнул, что с 1 октября 2011 года в норильских отделениях связи приняты новые стандарты обслуживания клиентов: “Обязательно улыбка, “здравствуйте”, “пожалуйста, возьмите”, “извините”. Никаких чашек с чаем на столе, швабр и домашних тапочек в обозримом клиентом пространстве не должно быть. Форма для операторов стандартная, обязателен бейдж”.
Насчет обязательных улыбки и “пожалуйста, возьмите” придираться не будем – не до жиру. А вот униформу на почтовиках мы так и не увидели.
– Униформа есть, – поясняет Оксана Загуменнова. – Отделения связи второго и третьего класса обеспечены ею на сто процентов. Но есть же индивидуальные особенности  телосложения – форму-то мы выдали, но она не всем подходит.
– Ваш руководитель из Красноярска говорил и о том, что к концу года в Норильске должна заработать система электронных меток на почтовых отправлениях. Такие метки позволят быстрее находить и сортировать отправления. Она заработает?
– Электронные метки скоро войдут в промышленную эксплуатацию, но до нас эта система пока не дошла.
 
Убытки по плану
Нам было любопытно разобраться и с финансовыми возможностями Норильского почтамта: способны ли наши отделения связи приносить хоть какую-то копеечку? Об этом мы тоже поговорили с  Оксаной Загуменновой.
Общее состояние предприятия зачастую можно оценить уже на входе. На первом этаже норильского почтамта висит предупреждение: “Уважаемые клиенты! “Почта России” является стратегическим объектом”. При этом вахта на стратегическом объекте пустует с 1 января.
– К нам эта вахта отношения не имела, – рассказывает Оксана Загуменнова. – У нас долевое здание, не только мы его собственники. “Ростелеком” решил, что ему не нужна вахта. А мы, к сожалению, такие затраты нести не можем.
– К слову о здании. В сентябре счетная палата опубликовала результаты проверки “Почты России”. Выяснилось, что права на 36% объектов этого предприятия до сих пор юридически не оформлены. То есть это федеральное имущество за “Почтой России” попросту не числится. В Норильске нет такой проблемы?
– Слава богу, нет. У нас все имущество оформлено должным образом.
– Оксана Викторовна, “Почта России” – вторая организация в стране по численности персонала. Это действительно одно из крупнейших предприятий. В последние два года расходы “Почты России” превышают выручку, но чистая прибыль растет – в прошлом году она составила почти 800 миллионов рублей. Значит, почта все-таки может зарабатывать?
– Смотря по каким позициям. Вот у нас есть услуга – продажа авиабилетов. Везде по Красноярскому краю эта услуга показывает  неплохие результаты, почти каждое отделение успешно торгует железнодорожными и авиабилетами. У нас, в норильских отделениях, не продано ни одного. Предлагаем, рекламируем – нет, в авиакассе людям привычнее.
– Тогда что хорошо продается на почте?
– Продажа государственных знаков почтовой оплаты – марок, конвертов – у нас идет очень неплохо.
– Значительную часть доходов дают услуги собственно почтовой связи: в прошлом году 25% выручки “Почта России” получила только за доставку писем и бандеролей…
– Смотрите, из-за того, что мы в Норильске не можем сами разработать тарифы, которые окупали бы все наши затраты,  мы несем определенные потери. Даже если взять обычное простое письмо – что на материке цена, что здесь. При этом наши авиаперевозки встают в копеечку, но это никто не учитывает. Поэтому мы – планово убыточное предприятие.
– То есть вы хотите сказать, что мы, потребители, за почтовые услуги здесь платим меньше, чем они стоят?
– Да. Тарифы на простую и заказную письменную корреспонденцию утверждены в Москве и одинаковы для всех.
– А непрофильные услуги насколько востребованы и выгодны? Хотя бы та же торговля спасает положение? По общей статистике, продажа товаров в почтовых отделениях дает около 13% выручки.
– Почтовые отделения Красноярского края торгуют всем, начиная от бытовой химии и заканчивая продуктами питания. У них прибыль колоссальная по сравнению с нашей, на этом они в самом деле зарабатывают достаточно много. А мы – нет, хотя ассортимент идентичен, у нас централизованные закупки, за исключением продуктов питания.
– То есть норильчане предпочитают стиральный порошок покупать в хозяйственном магазине, а не на почте?
– Именно так.
– А по каким показателям Норильск в лидерах?
– Мы впереди всего края по отправлениям первого класса: за девять месяцев года отправили на материк 31 756 писем, в прошлом за этот же период – 29 120. Вообще все профильные услуги почты – подписка, доставка – остаются востребованными. Очень хорошо нас выручают организации – они как подписывались, так и подписываются, а некоторые стали даже и больше выписывать газет и журналов, профессиональных периодических изданий вроде “Главного бухгалтера”. По подписке у нас тоже один из лучших показателей в крае.
– Насколько я знаю, большой популярностью у норильчан пользуется Express Mail Service?
– Да, по Красноярскому краю, исключая Красноярск, он все-таки миллионник, у нас у единственных такой объем EMS-отправлений. Люди много выписывают товаров из-за границы по Интернету, те же сотовые телефоны из Гонконга.
– В начале этого года был очередной скандал с задержкой EMS-отправлений, когда какой-то интернет-аукцион отказался работать с “Почтой России”. Тогда проблема была в Московском сортировочном центре: посылка из-за границы в любом случае идет через Москву, порой делая хороший крюк по стране. Был ли смысл создавать эти сортировочные центры? Они облегчили работу?
– У нас тоже было много жалоб. Но на данный момент сервис работает хорошо, EMS-отправления из США, к примеру, идут быстрее, чем по России. Международные отправления приходят уже без таких опозданий.
– Вы наверняка слышали о том, что “Почта России” собирается развивать финансовые услуги, чтобы зарабатывать еще на чем-то кроме профильных услуг. В частности, планируется создать почтовый банк. По-вашему, продажа доли “Почты России” частному инвестору как-то спасет предприятие?
– Мне сложно ответить на этот вопрос. Но я согласна, что из нынешней ситуации, в которой оказалась “Почта России”, предприятие должно как-то выходить.
 
Дорога ложка к обеду, а газета – к завтраку
Недавно глава Минкомсвязи Николай Никифоров сообщил, что скоро “Почта России” вновь повысит тарифы на почтовые услуги, чтобы поднять зарплату своим работникам. Многие полагают, что на качестве работы почтовиков это никак не скажется. Что касается собственно тарифов, то они и так выше европейских, и “Почта России” закономерно теряет клиентов – россияне уходят к альтернативным почтовым операторам. Так, в 2009 году “Почта России” пересылала 95% посылок, сейчас – лишь около половины.
Судя по числу звонков в редакцию с жалобами на нерегулярную доставку газет, могут пострадать и объемы подписки. Многие читатели “Вестника” высказываются в том духе, что не намерены платить за некачественную почтовую услугу – газеты должны попадать в ящик ежедневно, а не раз-два в неделю.
В свою очередь мы просим наших читателей сообщать в редакцию конкретные адреса, по которым не вовремя доставляют газеты. Звоните в “Вестник” по номеру 46-60-56 или автору этого материала – 8-906-902-27-15.
 
Что касается тарифов, то они выше европейских, и “Почта России” закономерно теряет клиентов – россияне уходят к альтернативным почтовым операторам. Так, в 2009 году “Почта России” пересылала 95% посылок, сейчас – лишь около половины.
Оксана Загуменнова: “Для Норильска не существует специальных тарифов, которые позволяли бы окупать все наши затраты”
0

Читайте также в этом номере:

В двух метрах от земли (Андрей СОЛДАКОВ)
За детей страшно (Николай ЩИПКО)
Есть первая победа (Андрей БИТОВ)
За достойную жизнь (Татьяна РЫЧКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск