Четверг,
27 декабря 2018 года
№51 (4669)
Заполярный Вестник
Налетай! Далее
Если лампочка зажигается… Далее
Десять лет на взлете Далее
Пограничник Далее
Лента новостей
14:45 На Таймыре подвели итоги фотоконкурса на «оленью» тему
14:05 Конкурс по отбору кандидатов на должность главы района состоится 30 мая
13:50 До конца июля норильчане будут спать при свете дня
13:40 Профессиональный баскетбольный клуб ЦСКА стал чемпионом Евролиги сезона-2018/19
12:35 В Норильской драме идет работа над последней премьерой сезона
Все новости
Денис Морозов: «Нам удалось преуспеть в реализации всех планов»
ИЗ ПЕРВЫХ УСТ
28 апреля 2008 года, 15:11
Текст: Вера КАЛАБЕКОВА
Несмотря на драматический раздел активов между двумя крупнейшими акционерами, 2007 год стал одним из самых удачных для «Норильского никеля». Благоприятная конъюнктура цен на металлы весьма позитивно отразилась на его финансовых показателях. Успешные действия менеджмента – в частности, по приобретению зарубежных никелевых активов - не менее существенно упрочили положение «Норникеля» в мировой никелевой отрасли. Капитализация компании увеличилась в два раза, а стоимость акций на протяжении всего года радовала своим ростом их держателей, среди которых много и сотрудников предприятий «Норильского никеля». По убеждению Дениса МОРОЗОВА, в апреле 2007-го возглавившего «Норильский никель», основное достижение команды «НН» заключается в том, что удалось обеспечить полноценную управляемость компанией в очень непростой период  и преуспеть в реализации практически всех планов.
- Можно сказать, что год прошел под знаком развития «Норильского никеля» как в России, так и за рубежом, - отмечает в интервью «Заполярному вестнику» генеральный директор компании Денис Морозов. – Приобретение крупных зарубежных активов - никелевого бизнеса OM Group и компании LionOre - укрепило наши позиции в никелевой отрасли и, надеемся, позволит в 2008 году стать первыми в мире, кто сумеет выйти на уровень производства 300 тысяч тонн никеля в год. Параллельно был запущен ряд крупномасштабных проектов в России. Назову лишь некоторые из них. Строим один из самых современных по оснащению рудник «Скалистый». На Кольской ГМК вступил в строй пусковой комплекс рудника «Северный-Глубокий», он также внесет свой вклад в реализацию наших производственных планов по никелю. Мы продолжаем строительство собственного флота для обеспечения нашей транспортной независимости. В апреле исполнилось два года, как было введено в эксплуатацию первое судно усиленного ледового класса, еще четыре будут спущены на воду в течение года. Серьезные инвестиции были сделаны в российскую энергетику и геологоразведку, что позволяет говорить о продолжающейся диверсификации компании, а подписание соглашения с Федеральным агентством железнодорожного транспорта не только обеспечивает дополнительное финансирование наших проектов в Читинской области из  Инвестиционного фонда РФ, но и позиционирует «Норильский никель» как лидера в области государственно-частного партнерства. Не забываем и о реализации важных социально значимых проектов. Как известно, недавно открыли новый аэропортовый комплекс «Алыкель», которому могут позавидовать города-миллионники. Делаем все для того, чтобы компания сегодня и в перспективе эффективно работала и развивалась.
- 2007-й был чрезвычайно насыщенным для «Норильского никеля» – трудно назвать какую-то другую компанию, которая столь часто попадала бы в центр всеобщего внимания.
- В целом год прошел в нормальной рабочей обстановке – компания, как мы видим, плодотворно развивалась в России, за рубежом. Хотя, несомненно, некоторую неопределенность и даже нервозность привносила ситуация с вероятным изменением структуры акционеров компании. Как следствие, не удалось привести к логическому завершению проект по выделению непрофильной энергетики, над реализацией которого мы долго работали. Как известно, проект был заблокирован в декабре на внеочередном собрании акционеров.
- Сожаление есть по этому поводу?
- Сожаление, конечно, есть: в энергетический проект вложено очень много сил, времени и денег. Мы по-прежнему считаем, что лучший способ создания дополнительной стоимости для акционеров – выделение энергетической компании по аналогии с «Полюс Золото». То есть наши акционеры, а среди них много и работников предприятий «Норильского никеля», получили бы дополнительно акции новой энергетической компании с хорошим потенциалом роста стоимости. Тем не менее теперь мы вынуждены рассматривать  другие, альтернативные варианты работы с энергоактивами, включая их продажу.
- То есть первоначальная идея выделения «ушла» безвозвратно?
- Безвозвратно ничего не уходит. Жизнь показывает, что коррективы вносятся постоянно, и все может не раз измениться.
- Это к ответу на вопрос, насколько обстановка, сопровождающаяся домыслами и слухами, способна отразиться на функционировании компании.
- Такая ситуация не может не отразиться. Понятно, что она создает нездоровый фон. Всеобщее внимание больше было сконцентрировано на теме, скажем так,  «развода» крупных акционеров, нежели на успехах самого «Норильского никеля». Хотя компания в этих непростых условиях работала довольно эффективно, однако акценты, к сожалению, сместились в другую сторону. Особого позитива это, естественно, не добавляло.
- Проявлял ли беспокойство иностранный топ-менеджмент «Норильского никеля» –  руководство приобретенных за рубежом активов?
- Ситуация беспокоила всех руководителей, не только иностранных. Причина очевидна: изменения в структуре акционеров могут повлечь изменения в системе управления. Это в свою очередь может повлиять на деятельность конкретных менеджеров компании – прежде всего с точки зрения реализации проектов, которые они ведут, и выполнения поставленных перед каждым задач. В конце концов, люди элементарно думают о том, что будет с ними в случае кардинальных управленческих изменений. И такая неопределенность, как я уже сказал, позитива отнюдь не добавляла. Всегда хочется работать в стабильных условиях, понимая, какие стратегические задачи стоят перед компанией, а также насколько велика вероятность их коррекции. Это необходимо для того, чтобы  четко выстраивать работу по их достижению.
- В связи с закрытием на минувшей неделе сделки по приобретению «Русалом» блок-пакета акций «Норильского никеля» можно ли говорить о том, что период неопределенности завершился? Как вы оцениваете это событие?
- Во-первых, надо сказать, что ничего неожиданного для нас не произошло - руководство «Норильского никеля» работает в нормальном, спокойном режиме. Мы были готовы к такому развитию событий еще с ноября прошлого года, когда «Русал» объявил о своих переговорах с «ОНЭКСИМом». И тот факт, что произошла сделка со столь крупным пакетом акций «Норильского никеля», в очередной раз свидетельствует об инвестиционной привлекательности нашей компании и хороших перспективах дальнейшего развития. Менеджмент «Норильского никеля» в свою очередь намерен управлять компанией в интересах всех ее акционеров.
Можно говорить о том, что с завершением сделки закончился определенный период – прежде всего, участия группы «ОНЭКСИМ» Михаила Прохорова в капитале «Норильского никеля». Таким образом, на сегодняшний день у нас есть две группы крупных акционеров – это холдинг «Интеррос»  и объединенная компания «Русал». Период неопределенности, несомненно, завершился: мы понимаем, в какой системе координат находимся, какова структура акционеров компании, и в зависимости от этого готовы двигаться дальше. Понятно, что теперь нам необходимо уточнить дальнейшие намерения «Русала» в качестве акционера «Норильского никеля». В течение всего предыдущего периода «Русал», заявляя о своих громких планах по слиянию с «Норникелем», не детализировал их. Эта ситуация нас, конечно, волновала. И, несмотря на наши попытки вступить в диалог с «Русалом», для того чтобы уточнить их дальнейшие планы, они на этот диалог не шли. По-видимому, «Русал» предпочел сначала приобрести блок-пакет, стать акционером «Норникеля» и только после этого уточнить свои намерения.
- Но теперь есть все условия для начала диалога?
- Мы официально обратились к «Русалу» с предложением о встрече, в ходе которой наш новый акционер мог бы детализировать свои намерения. «Русал» подтвердил свою готовность встречаться, обсуждать с нами свои планы по участию в капитале «Норильского никеля» и вырабатывать взаимоприемлемые решения. Также мы позитивно оцениваем тон, в котором было объявлено о закрытии сделки: «Русал» заявил о том, что видит серьезные перспективы развития «Норильского никеля», готов активно участвовать в реализации стратегии развития нашей компании, обязуется действовать в интересах всех акционеров «Норильского никеля» и одним из приоритетов работы в составе Совета директоров рассматривает защиту прав и законных интересов всех акционеров, включая миноритарных. Не может не радовать, что «Русал» публично взял на себя такие обязательства.
Так что в целом ситуация под контролем, никаких неожиданностей не произошло. Период неопределенности завершился, и наша задача – обеспечить дальнейшее нормальное управление компанией, уточнить планы нового акционера, понять, насколько они реалистичны и соответствуют интересам «Норильского никеля», интересам его акционеров и работников. Мы готовы к диалогу, такое же намерение демонстрирует «Русал», что, несомненно, вселяет оптимизм.
- К вопросу о четком понимании «сценарных» условий. По вашему мнению, насколько выгодно с экономической, управленческой точек зрения объединение в какой бы то ни было форме крупных компаний, таких как «Норильский никель», «Русал», «Металлоинвест»? Наверняка существуют определенные риски?
- Риски, безусловно, присутствуют. Для того чтобы ответить на этот вопрос, нужно по отдельности проанализировать деятельность каждой и понять, что будет представлять собой укрупненная компания. Можно только предположить,  что синергетический эффект от объединения был бы минимальным - компании работают на различных рынках. Тем не менее подобное развитие событий вполне укладывается в логику  процессов, происходящих сегодня в мировой горно-металлургической отрасли.  На первом плане здесь такие факторы, как выход на новые рынки, расширение перспектив развития и повышение конкурентоспособности укрупненной компании, большая диверсификация ее деятельности, возможность реализовать крупные инвестиционные проекты и так далее. Однако дать конкретные ответы на эти вопросы можно только после проведения детального анализа.
- Вы в любом случае остаетесь принципиальным сторонником того, чтобы какие бы то ни было объединения, даже если они стопроцентно соответствуют мировой логике, происходили исключительно на базе «Норильского никеля»?
- Наша задача при рассмотрении возможных комбинаций «Норильского никеля» с другими компаниями заключается в том, чтобы любые сделки и объединения происходили именно на базе «Норникеля». На сегодняшний день это единственный возможный вариант. «Норильский никель», в отличие от частных «Металлоинвеста» и «Русала», - это публичная компания с большой историей и хорошей репутацией, это российский налогоплательщик и один из лидеров в области корпоративного управления и раскрытия информации, имеет серьезный опыт работы на фондовом рынке. Список можно еще долго продолжать. Любые объединения, по нашему убеждению, должны отвечать в первую очередь интересам «Норникеля» - эту точку зрения мы будем отстаивать. Интересам его акционеров, трудовых коллективов, регионов хозяйствования – тех территорий, где находятся наши производственные предприятия. Главный критерий – перспективы роста для компании и успешная реализация планов развития. Говорить о слиянии на базе  «Русала» можно лишь тогда, когда «Русал» станет публичной компанией.
- Если судить по итогам состоявшегося  8 апреля внеочередного собрания акционеров, в этих намерениях вас поддержали?
- В течение всего прошлого года мы очень плотно работали с акционерами, находились в постоянном диалоге с крупными иностранными инвесторами, фондами: убеждали в том, что руководство компании будет заботиться о соблюдении их интересов и прав, что интересы компании - основной приоритет в нашей деятельности. Итог этой работы – уверенность и западных, и российских акционеров в том, что менеджмент «Норильского никеля» в достаточно непростой ситуации действует профессионально, грамотно и будет отстаивать их интересы.
- Видимо, во многом благодаря этому ажиотаж вокруг «Норильского никеля» не обернулся негативными потрясениями для компании. К примеру, стоимость его акций росла и, наверное, будет еще расти?
- И капитализация «Норникеля», и стоимость акций не просто не упали, но значительно выросли. При этом очевидно, что компания до сих пор остается недооцененной. Наши зарубежные конкуренты, для сравнения, торгуются по более высоким мультипликаторам. Так что потенциал для дальнейшего роста рыночной капитализации «Норильского никеля», несомненно, просматривается. Эти перспективы видят и крупные инвестиционные банки, фондовые аналитики, дающие рекомендации по акциям «Норникеля». Их прогнозная цена в среднем намного выше сегодняшней. Скажем, максимальная оценка, которую дают банки, – 450 долларов за акцию. В общем, потенциал роста есть.
- Итоги собрания акционеров вы оценили положительно. Ничего экстраординарного, вопреки ожиданиям многих, не случилось. Вы предвидели такой поворот событий?
- Его итоги, действительно, оцениваются положительно: акционеры поддержали и менеджмент, и совет директоров в этой непростой ситуации. Новый состав будет избран в июне, на общем собрании акционеров.
- Кандидатуры уже известны?
- Да, по закону списки кандидатур в Совет директоров должны были быть поданы до 30 января – в них значатся представители менеджмента «Норильского никеля», «Интерроса», «ОНЭКСИМа», независимые директора. Номинированы также и представители «Русала».
- 8 апреля, в день проведения общего собрания акционеров, в Москве открылась международная конференция «Евроникель». Она имела чисто имиджевый характер или существенную практическую значимость? Кстати, даты совпали случайно?
- Случайно, конечно. Конференция «Евроникель» была запланирована гораздо раньше, а собрание акционеров в соответствии с требованиями законодательства необходимо было проводить в определенный срок с момента получения требования о его созыве. Таким образом даты совпали. Ввиду чего пришлось очень плотно поработать. Мы рады, что впервые международная никелевая конференция прошла в Москве. Это свидетельствует о все большей интеграции в международное экономическое пространство и в целом очень позитивно сказалось на имидже и России, и «Норильского никеля» в частности. На форум приехали представители металлургических компаний, состоялся ряд рабочих встреч, на которых были определены перспективы дальнейшего сотрудничества - к примеру, с BHP Billiton. Так что конференция, несомненно, имела практическую пользу.
- Наверняка участники конференции обсуждали и состояние рынка металлов. Сегодня все чаще говорят о стабилизации и прогнозируют последующее снижение цен на металлы. Насколько такие прогнозы обоснованны? И с какой долей вероятности их вообще можно делать?
- Действительно, произошла некоторая коррекция с прошлогодних высоких уровней, когда максимальная цена достигала 50 тысяч долларов за тонну никеля. Сегодня она находится в районе 30 тысяч, и в целом можно говорить о стабилизации цен, что является позитивным фактором. Так, наши покупатели могут прогнозировать  объемы и целесообразность потребления никеля на среднесрочную и даже долгосрочную перспективу. Мы в свою очередь можем рассчитывать на стабильность рынка нашей продукции также в долгосрочной перспективе.  Насколько это важный фактор, понятно на примере ситуации,  сложившейся с палладием в 2001 году. Цены тогда резко выросли, спрос, соответственно, уменьшился: потребители попросту стали замещать палладий платиной. В итоге цены  сильно упали и какое-то время находились на довольно низком уровне. Кстати, сейчас ситуация на этом рынке тоже стабильно хорошая. Спрос вырос - во многом по причине того, что южноафриканские производители платиноидов, имея определенные проблемы, снизили в 2008 году плановые объемы производства. Это в свою очередь привело  к росту цен на платину и палладий.
- Самым перспективным потребителем наших металлов по-прежнему считается Китай? Чем обусловлен повышенный интерес к этой стране?
- Интерес к Китаю обусловлен в первую очередь тем, что эта страна демонстрирует очень высокие темпы экономического роста, чего не скажешь о мире в целом. Большими темпами растет и потребление никеля – благодаря активно развивающейся сталелитейной промышленности, в том числе производству нержавеющей стали. И в перспективе азиатский рынок будет иметь для нас все большее значение, несмотря на то что исторически и логистически Европа все же ближе, металл туда продавать проще. Мы внимательно следим за тем, что происходит в Азии и, в частности, в Китае. Для установления долгосрочных отношений с потребителями нашей продукции создали торговую компанию в Гонконге, представительство в Пекине. В ближайшее время создадим специальную торговую компанию в Шанхае. И, конечно, используем любые возможности, для того чтобы укреплять уже сложившиеся отношения. Китай для нас – очень перспективный рынок, обещающий существенное увеличение спроса на никель.
- В Норильск вы прилетели прямо из Китая. Результатами поездки довольны?
- В Китае я принимал участие в мероприятиях, посвященных 10-й годовщине Ассоциации производителей нержавеющей стали. Это была  хорошая возможность встретиться с руководством ассоциации, понять тенденции, сформировавшиеся в отрасли: перспективы потребления никеля - в частности, в китайской сталелитейной промышленности, и риски – например, замещения никеля на другие металлы и так далее. Также это была хорошая возможность встретиться с крупными потребителями нашей продукции, определить перспективы развития наших отношений, уточнить планы работы на китайском рынке. В целом поездка получилась насыщенная, интересная, результаты очень хорошие.
- Кстати, о результатах. Нынешняя зима выдалась необычайно сложной для Норильска. Единственный плюс от нее – обозначились провалы  в работе, что называется, ответственных служб. Вы, как опытный управленец,  на какие слабые места особо обратили бы внимание?
- Понятно, что погодно-климатические условия в Норильске непростые, а события нынешней зимы и вовсе носили чрезвычайный характер: количество осадков превысило норму почти в три раза. Заранее подготовиться к этому довольно сложно. В целом, как мне кажется, отработали неплохо, был создан штаб, который решал нештатные ситуации в оперативном режиме. Вместе с тем были выявлены проблемы, которые будут решаться, в частности это касается обеспечения снегоуборочной техникой. Были сделаны выводы относительно организации и координации действий всех служб, и, думаю, в дальнейшем мы будем лучше готовы к подобным катаклизмам.
- Не всегда снег – в тягость. Примером тому «Лыжня «Норильского никеля». Как вы лично относитесь к спорту, какими видами увлекаетесь?
- «Лыжня» - это один из ключевых и, как уже показывает пятилетний опыт, популярных проектов компании. Сам я на лыжах не хожу. Надеюсь эту ситуацию исправить. Хотел в этом году встать, но нагрузка на работе была такая, что пока, к сожалению,  не получилось. Вообще, свободного времени очень мало, конечно, но спортом занимаюсь при любой возможности – хожу в бассейн, в зал, такая больше общая физическая подготовка, иногда - сноуборд. А какие-то серьезные увлечения и спортивные достижения остались в юности, когда профессионально занимался плаванием и водным поло.
0

Читайте также в этом номере:

Сиреневый рейс (Юлия КОСТИКОВА)
Горькая дата (Татьяна РЫЧКОВА)
10 лет на раздумья (Полина ИВАНОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск