Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Человек имеет право на жизнь
Специальный репортаж
19 августа 2010 года, 15:16
Фото: Татьяна РЫЧКОВА
Текст: Татьяна РЫЧКОВА
Ежегодно 5 августа в урочище Сандармох – месте массовых расстрелов политзаключенных в Республике Карелия – отмечается Международный день памяти жертв большого террора 1937–1938 годов. Нынешним летом на печальную церемонию была приглашена делегация общественных объединений “Защита жертв политических репрессий” Норильска и Дудинки. Из Карелии автобусом и катером норильчане и таймырцы добрались до Соловецких островов, где приняли участие в Днях памяти жертв политических репрессий на Соловках. Именно здесь начала формироваться система ГУЛАГа и два года просуществовал СЛОН – Соловецкий лагерь особого назначения. Незабываемая поездка состоялась благодаря помощи “Норильского никеля”.
Из Петербурга поездом норильчане добрались до Медвежьегорска, более известного современникам не как одна из столиц ГУЛАГа, а тем, что здесь, на берегу Онежского озера, снимался фильм “Любовь и голуби”. В поезде я познакомилась с петербурженкой Анастасией Дмитриевной Вяльцевой, полной тезкой своей известной родственницы – королевы цыганского романса, чайки русской эстрады конца XIX века. От нее я услышала историю о репрессированном дедушке. Простой портовый грузчик был арестован как “организатор зиновьевско-троцкистской группы” и сгинул в застенках ГУЛАГа.
Поездом Петербург – Мурманск в Сандармох следовали представители различных городов и стран: Норильска, Дудинки, Украины, Литвы, Германии. Поляки приехали прямо к церемонии на мотоциклах. Практически у каждого из делегатов была своя, похожая по нелепости обвинений и с трагичным концом, история гибели родных в эпоху большого террора.
В Петербурге к нашей делегации присоединился Вячеслав Блохин – составитель карты Норильлага (ее, кстати, почти полностью раскупили в городских книжных киосках), год назад перебравшийся в Северную столицу на постоянное место жительства.
Заселением в медвежьегорскую гостиницу, как и всеми перемещениями (на поездах, автобусах, катерах и пешими), командовала Татьяна Моргачева, заместитель директора петербургского научно-информационного центра “Мемориал”, по приглашению которого норильчане и оказались в Карелии, а затем на Соловецких островах.
Время приближалось к 12 ночи. По улицам Медвежьегорска, уже месяц изнывающего от аномальной жары, пролетела пыльная буря, но самые смелые из делегатов после нестерпимой жары в поезде с удовольствием окунулись в воды Онежского озера и немедленно заснули.
Утром норильчане и дудинцы посетили Медвежьегорский музей и были приятно удивлены наличием в нем постоянно действующей экспозиции по ГУЛАГу. Автобус, предоставленный медвежьегорской администрацией, повез гостей города в Сандармох.
 
Люди, не убивайте друг друга
О чудо! Наше транспортное средство оказалось с кондиционером. За несколько десятков метров до пункта назначения пассажиры нескольких автобусов высадились на дороге и пошли к урочищу крестным ходом. Православные батюшки, хоругви, святая вода, молитва “Святые новомученики российские, молите Бога о нас” – все было в наличии. Впереди, в сосновом бору, заливаемом беспощадным солнцем, показались часовня и многочисленные памятники расстрелянным здесь людям.
Чуть позже на Соловках, когда мы шли от Секирной горы до Савватьевского скита, Татьяна Моргачева рассказала, как двадцать лет назад питерский “Мемориал” нашел Сандармох. Сначала место вычислили по архивным данным, потом вместе с исследователями из Петрозаводска вскрыли захоронение. Нашли останки людей, изъяли часть для экспертизы, вызвали прокуратуру, она дала заключение. Дальше копать не стали, просто посчитали ямы-впадины на месте общих могил и поставили памятные знаки. За двадцать лет в урочище появились десятки, даже сотни именных памятников. Родственники расстрелянных вели собственные многолетние расследования, которые указали на Сандармох.
Резанула глаз надпись на камне: “Люди, не убивайте друг друга”. Митинг начался. Глава администрации Медвежьегорского района Николай Тихонов назвал годы репрессий преступлением власти против своего народа. Депутат Верховной рады Украины Ярослав Кендзьор призвал представителей всех стран сделать все возможное, чтобы кровавый режим не повторился. Торжественно, с богослужением на карельском и русском языках, был открыт новый памятник – карелам, расстрелянным в Сандармохе.
Отдельные памятники-надгробья карелам на мемориальном кладбище уже поставлены родственниками. Смотрят с фотографий шофер Петр Кузьмин и колхозник Михаил Митрофанов, а также швед Оскар Фредерик, финн с длинной фамилией, трое братьев Самойловых… Многие жители Петербурга потеряли здесь своих родственников, покоится в урочище и прах строителей Беломоро-Балтийского канала.
 
Рукопожатие консула
После торжественной части приехавшие со всех концов света родные расстрелянных в Сандармохе разбрелись по могилам предков, понятно, обозначенным лишь приблизительно. Поляки собрались около памятника своим землякам, украинцы – своим.
Научный сотрудник норильского музея Татьяна Рубин и дочь спецпоселенцев на Таймыре Людмила Реннер вступили в беседу с консулом Литовской Республики в Петербурге Тамошюнасом Робертасом и даже обменялись с ним на прощание рукопожатием.
– Это был плохой этап нашей истории, – сказал консул об эпохе репрессий. – “Мемориал” и Центр геноцида в Литве не позволят его забыть.
Как рассказали Татьяна и Людмила “Заполярному вестнику”, им понравилось, как консул расставил в своем выступлении акценты, заявив, что горе и трагедия были общими. Для сравнения: некоторые члены украинской делегации утверждали, что существует некий мировой заговор против уничтожения именно украинского народа. Члена норильской делегации Галину Мусатову, отец которой отбывал срок в Норильлаге, зацепила надпись на памятнике евреям: “Мы едины в таком горе”.
– Как здесь тихо, – удивилась вдруг Татьяна Рубин. – Тут даже птицы не поют.
Над Сандармохом стояло солнце жаркого лета 2010 года. Потрескивали под ногами сухие сосновые шишки и иголки. Если бы не кресты-памятники, ни за что не поверилось бы, что не так давно здесь расстреляли девять тысяч невинных людей.  
 
Вышли на международный уровень
После митинга мы заехали на первый шлюз Беломоро-Балтийского канала. Здесь погибло много людей, канал же не оправдал возлагаемых на него надежд, сообщила экскурсовод.
Несколько часов на автобусе, еще несколько по Белому морю на катере “Александр Шабалин”, набитом людьми, – и вот уже замаячили впереди купола знаменитого монастыря.
Соловецкий архипелаг – место в нашей стране уникальное, по своей истории, экзотичности и природе не сравнимое со многими иностранными государствами, которые стремятся посетить граждане России. Сразу завораживают огромные камни, из которых сложены древние монастырские стены и башни. Во дворе пахнет свежей монастырской выпечкой, которая расходится влет. После эпохи атеизма монастырь вновь заселили строгие монахи и потянулись паломники из разных городов. Кто-то едет на Соловки как турист в надежде поглазеть на белух, лапландских оленей и каменные лабиринты эпохи неолита. На сельских пыльных дорогах даже появилась пара джипов и квадроцикл для соловецких сафари, выстроены миленькие гостиницы в деревенском стиле со стоимостью одного номера от пяти до девяти тысяч рублей. Нас поселили в скромную “Петербургскую” гостиницу.  
Делегаты пришли в себя после долгой дороги и на следующий день отправились на митинг у Соловецкого камня, 22-й по счету. Уже столько лет он проводится 7–8 августа научно-информационным центром “Мемориал” совместно с Соловецким государственным историко-архитектурным и природным музеем-заповедником.  
– До приглашения “Мемориалом” в Сандармох и на Соловецкие острова мы и не знали, что существует такая международная дата, – рассказала председатель норильского общественного объединения “Защита жертв политических репрессий” Елизавета Обст. – Привыкли отмечать День памяти жертв политрепрессий России – 30 октября.
С нынешнего лета Норильск и Дудинка вышли на международный уровень.
 
(Продолжение следует)
В 1937-м в Сандармохе расстреляли 1111 политзаключенных соловецкой тюрьмы
Юные участники крестного хода не скоро поймут, что такое ГУЛАГ
В Андреевском скиту размещался женский штрафной изолятор СЛОНа
0

Читайте также в этом номере:

Все силы на ТЭЦ (Виктор ЦАРЕВ)
Статус-кво (Евгений МИХАЙЛОВ)
Реальная помощь (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Бойтесь кустов и колодцев (Ольга ПОЛЯНСКАЯ)
Возвращение домой (Варвара СОСНОВСКАЯ)
Город готовится к Дню горняка (Татьяна ЕРМОЛАЕВА)
Лекарство от депрессии (Валентин ПЕТРОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск