Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Лента новостей
15:50 Завтра в некоторых домах Норильска снизят параметры отопления
14:15 Пятеро работников Надеждинского металлургического завода получили награды федерального уровня
13:30 На Надеждинском металлургическом заводе обновили трубопровод оборотного водоснабжения хвостохранилища
12:05 NordStar проводит распродажу авиабилетов на рейсы из Красноярска в Санкт-Петербург и Пекин
11:35 «Норникель» рассказал об «интеллектуальном хвостохранилище» и волонтерстве
Все новости
Александр с участка “стволовиков”
Человек и его дело
18 мая 2011 года, 15:32
Фото: Николай ЩИПКО
По диплому он горный инженер, по должности слесарь дежурный и по ремонту оборудования треста “Норильскшахтсервис”. Сейчас исполняет обязанности механика ПРМУ-2 шахтно-ремонтного управления №2. По итогам первого квартала 2011 года Александр КОТОВ удостоен звания “Лучший молодой рабочий”. Хороший повод для интервью.
– Александр, пожалуйста, в нескольких словах: что у вас за участок?
– Мы “стволовики”. Занимаемся обслуживанием стволов: их армировкой, ремонтом дозаторных камер, ленточных конвейеров, узлов пересыпа, заменой клетей и скипов. В данный момент, например, идет замена направляющего каната (их на каждом стволе по 16) на стволе СС-2. Километр этого каната выматывают из шахты с сопровождением на лебедку, которая находится на поверхности. 1150 метров длиной, весом около 14 тонн. Потом его перематывают на новую лебедку, подвозят новую катушку с новым канатом… Это трудоемкие процессы.
– Исполняющий обязанности механика в 26 лет в солидном тресте – серьезно. С чего начиналась трудовая биография?
– Первым делом я поступил в наш институт на вечернее отделение. Пока учился на горного инженера, работал в ЦАТК  слесарем-ремонтником в службе главного механика, где и получил первые навыки слесарного дела, была отличная школа. Началась реструктуризация, оказался в “Норильсктрансремонте”. Работал старшим мастером. Был такой период жизни – решил сменить обстановку, уволился, уехал, работал в Москве горным мастером на щитовой проходке.
– Горный мастер в Москве?
– Мы вели проходку под действующими зданиями и сооружениями на глубине 11–15 метров для строительства коллекторов и специальных камер. Чтобы запитать район от новой электростанции, по новым нормативам требовались не воздушные, а подземные линии электропередачи. Времена это были, конечно, не самые лучшие – конец 2008-го –  начало 2009 года, кризис, объекты начали сокращаться. Нестабильная зарплата и ее задержки вынудили меня покинуть столицу. Все же своего жилья не имелось, снимал квартиру. Зарплата тысяч 40–45, за квартиру отдать 15–20, на жизнь хватало, накопить – нет. Вернулся сюда. Решил, что уж если уезжать, то нужно сначала заиметь свое жилье на материке. Снимать невыгодно и давит. Свои стены – это свои стены, это имеет большое значение.
 
Учиться и учиться
– Вот ты вернулся в Норильск, как он тебя встретил?

– Пошел первым делом на рудники, решил, что надо искать работу по специальности – горный инженер, и столкнулся с тем, что мне с высшим образованием не нашлось вакансий, хоть и говорили про кадровый голод. Работать надо было, устроился по “Рабочей смене” на рудник “Маяк”. Взяли дорожно-путевым рабочим. Месяцев через пять мне рекомендовали обратиться в трест “Норильскшахтсервис” на участок ПРМУ-2. Устроился сюда в 2009 году.
– У нас почти все директора комбината начинали с рабочих должностей. Наверное, есть в этом смысл?
– Я только за, статус рабочего меня никогда не огорчал. К тому времени, как перейти в трест “Норильскшахтсервис”, у меня специальностей накопилось очень много, в том числе и рабочие: слесарь-ремонтник, стропальщик, дорожно-путевой рабочий. Потом уже в тресте получил еще две: слесарь дежурный, сварщик. Пришел не в кадры, а прямо на участок ПРМУ-2. Мне сказали: “Мы вас принимаем”. Сразу написал заявление. Почему приняли? Думаю, данные были неплохие, все-таки какой-никакой опыт, много что видел, не на одном месте и не на одном предприятии работал, кругозор расширился. Взяли слесарем дежурным.
– Вникать тяжело было?
– Конечно. Никогда не был с этим связан. Пришлось начинать с нуля. Но рядом был опытный коллектив и грамотный начальник Андрей Викторович Прокушев. Работа довольно тяжелая, детали все весомые, каждая по несколько тонн. Еще учусь и учусь, смотрю на все широко открытыми глазами. В институте я учился больше не на механика, а на технолога. А рабочая деятельность почему-то всегда оказывается связанной с механикой. Непроизвольно.
– Когда проснулась любовь к механизмам?
– Родители говорили, что я не любитель был играть, но у меня были заводные машинки, я их любил разбирать, а собирать почему-то нет. Нравилось открыть и посмотреть механизм. Купил здесь квартиру, ремонтом начал заниматься, покупаю инструмент: те же “болгарки”, дрель, перфоратор. Довольно накладно выходит, но люблю хороший инструмент, хочу, чтобы у меня все это было.
 
“Мне очень нравится в Норильске”
– Какие у тебя отношения с Интернетом?

– В последнее время мне нужен Интернет не для общения, а для получения информации. Ищу сейчас какую-нибудь запчасть для машины – у меня ВАЗ-2115 – через интернет-магазины. Или что-нибудь для квартиры, для себя какие-то вещи. Дешевле, и, бывает, довольно качественные товары попадаются, проверенные. На форумах налаживаешь связь, находишь отзывы, кому-то сам советуешь, с какими фирмами работать можно, с какими не стоит связываться.    
– Зачем в Норильске машина? Тут все рядом.
– Это надо попробовать. За рулем получаешь удовольствие, надо решать какие-то дела, перемещаться в городе – пожалуйста. Тот же Норильск – 25 километров, есть друзья в Кайеркане, бывают выезды в тундру, отдых на природе. Большое дело машина.
– Мы как-то писали про механика из МЦ, который собрал своими руками три катера. Наши Кулибины конструируют и самодельные “Трэколы” с огромными колесами. Не планируешь?
– Думаю, это все в будущем. Молодцы люди, ищут себя, я рад за таких, увлекающихся чем-то. Вот у меня сосед занимается туризмом и на Ламу один ходит. У него все разговоры про тундру, глаза горят.
– До звания “Лучший молодой рабочий” тебя как-то отмечали?
– В ЦАТК в 2006-м получил благодарность от директора ЗФ. У нас был участок малой механизации, работа довольно тонкая. Целое конструкторское бюро, элитный участок с хорошими специалистами и руководителями, я был самый молодой. Получалось неплохо.
– Сравнив с Москвой, как оцениваешь перспективы жизни в Норильске?
– Москва многому научила. Мне казалось, что в Норильске все плохо, оказалось – довольно хорошо. Можно работать и вкладываться во что-то. У нас стабильная обстановка. Мне очень нравится в Норильске. Главное – обязательно нужно выезжать в отпуск, заряжаться там энергией, чтобы здесь в депрессию не впадать. Люди чахнут на Севере, долго не выезжая.
– У тебя отпуск скоро, куда полетишь?
– В “Заполярье”, в Сочи, потом на Алтай, у меня родители оттуда, там бабушка с дедушкой, знакомые. Люблю природу Алтая.
– Что еще заряжает оптимизмом?
– Движение, спорт, играю в волейбол, раньше занимался лыжами. Сейчас проектирование идет в голове по ремонту в квартире, это творческий процесс. Считаю, что и работа у нас на ПРМУ-2 творческая.
– Почему-то кажется, что для тебя самое большое удовольствие – хорошо сделанная работа.
– От работы я получаю огромное удовлетворение, хочется сделать ее не абы как. Я дотошный. Если чем-то занимаюсь, мне хочется довести это до идеала.
 
Спрашивала Татьяна РЫЧКОВА
0

Читайте также в этом номере:

Крылья Севера (Ален БУРНАШЕВ)
Денег будет больше (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Надеждинские новаторы (Татьяна ГРИДЧИНА)
Они возвращаются (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск