Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
08:15 Юным норильчанам предлагают участвовать в творческом конкурсе на спортивную тему
08:05 «Норникель» и «Атомфлот» договорились о стратегическом партнерстве
18:25 Владимир Потанин: «В ближайшие десять лет мы планируем вложить почти 2,5 триллиона рублей в наши проекты»
14:05 В Норильске некому вывозить строительный мусор
13:50 Бисерная радуга появилась в Хатанге
Все новости
История не олигарха
Каждому свое
2 сентября 2009 года, 13:20
Текст: Сергей МОГЛОВЕЦ
Есть у меня приятель на материке, который вполне мог стать олигархом.
Карта в восьмидесятых-девяностых годах прошлого века, когда и начинали коваться все немыслимые современные капиталы, ложилась ему на руку основательная. Числился он аспирантом в технологическом вузе, где неспешно работал над диссертацией по модернизации ретификационных колонн для производства этилового спирта. Входил в комитет по научно-техническому творчеству молодежи при обкоме комсомола, был со  многими областными вершителями судеб на короткой ноге. А после ухода из аспирантуры, бросив диссертацию на полпути, занялся более перспективным делом – устроился в областное внешнеторговое представительство, где занимался аналитикой: собирал информацию о рынке, инновациях в различных областях, всевозможные патентные сведения. Приятель фонтанировал идеями, но доводить их до конца передоверял другим. Гораздо больше нравилось ему проводить время с друзьями в философствованиях на вечные и актуальные темы, загорать с девушками на речке, изобретать в гараже, оборудованном под мастерскую, где он собирал из невообразимых деталей то ли автомобиль-самоделку, то ли перпетуум-мобиле. Тем не менее, когда бывшее общее имущество страны Советов начали понемножку «пилить», куски ему, как вхожему в обком ВЛКСМ, достались прелакомые. Во-первых, он получил большой участок цеха на заводе по производству алюминиевого профиля. Во-вторых, огромную столовую в отдельно стоящем здании на городском отшибе.
Технология приобретения собственности в те времена была простой. Наверху подписывались бумаги, и производственные помещения передавались новому управленцу. Приятель до сих пор помнит глаза директрисы столовой, когда к ней пришла комсомольская делегация с бумагами, в которых значилось, что пункт питания отныне будет центром молодежного досуга, а молодой человек – его новым директором. Захочет – уволит директрису, захочет – назначит своим заместителем. Времена тогда начинались лихие и все было возможно. Банки по знакомству раздавали кредиты на огромные суммы, единственным условием получения которых был «откат», как правило, в пятьдесят процентов. Многие брать не решались – чем отдавать? Но другие брали. Только случаев, чтобы кто-то кредит вернул, было немного. Система не для того была придумана. Последующие деноминации, банкротства и дефолты показали, что отдавать и не надо было. Не помню, чтобы кого-то посадили за невозврат. Отстрелять могли, но не посадить.      
Третьим приобретением приятеля, я бы сказал, судьбоносным для него, был новенький микроавтобус РАФ, «прихватизированный» им на загибавшемся оборонном заводе. Только-только закончились времена, когда иметь в собственности микроавтобус советскому человеку не полагалось. Как и автомобиль «Чайка» или «уазик» высокой проходимости. Или рацию, за владение которой в СССР была прямая дорога на нары. «Рафик» по тем временам был – хотите смейтесь, хотите нет – статусным приобретением. Но в корне поменял его начинающуюся «буржуйскую» жизнь по другим причинам.
Пару месяцев пассажирский РАФ помогал решать «производственные» задачи. Именно на нем в столовую – молодежный центр – был привезен огромный шар, оклеенный осколками зеркального полотна. Шар на вращающемся подвесе был водружен под потолок. Дискотека! Начало новой жизни положено.
Приятель-капиталист заасфальтировал площадку для парковки микроавтобуса под окнами своей квартиры в девятиэтажном доме и всерьез подумывал об устройстве на своей крыше вертолетной площадки – ну ведь разбогатеет день ото дня!
Цехом по производству товаров народного потребления и молодежным центром управляли назначенные приятелем люди. А он сам, загружая веселые компании во вместительный микроавтобус, отправлялся на пикники в лес или на речку. Отбоя от друзей и длинноногих красавиц не было. Жилось хорошо. Помните анекдот о двух нищих, загорающих на пляже?
– Что бы ты делал, если бы у тебя было много денег? – спрашивает один у другого.
– Лежал бы на пляже и ничего не делал.
Так в чем тогда разница?
Малиновым пиджаком с золотыми пуговицами приятель так и не обзавелся. Класс «новых русских», жестокий и предприимчивый, вовсю колесил уже на джипах «черроки» и бронированных «кадиллаках», а приятель все так и возил веселые компании на «рафике» туда, где зеленая трава, чистая вода и голубое небо. Имущество, полученное им по мановению пера обкомовского волшебника, как-то незаметно перешло в другие руки. Сначала приятель получал проценты от прибыли, а потом не стало и их. Столовая на городском отшибе со временем превратилась в популярное и дорогое казино с номерами, ресторанным залом и площадкой для фитнеса. Чтобы провести там вечерок, приятелю сейчас не хватит его месячного дохода.
Завод по производству профиля неоднократно переходил из рук в руки. Несколько лет сплошного «маски-шоу» с автоматами наперевес. Смысл перезахвата производственных мощностей не совсем понятен – лет десять завод бездействует, хотя и охраняется. Так что и увидеть свой бывший цех приятелю «не светит».
Зато на ржавый кузов «рафика», прописавшийся на городской свалке и до сих пор не утилизированный, мы с ним специально ездили посмотреть. Sic transit gloria mundi.
Приятель по прежнему фонтанирует идеями и привычкам своим не изменил: пляж, лес, мастерская. Состоятельных знакомых у него полгорода, и ко многим из них он иногда запросто забегает поболтать – ну интересный же он, в самом деле, человек! Едва сводит концы с концами, но женщинам при этом – невероятная вещь – все равно нравится. Да и недостаток средств порой положительно сказывается на здоровье – бросил курить, так как это дорого. И практически не выпивает. Только когда друг с Севера приедет. Средства на жизнь добывает трудом праведным – то подтаксовывает на старенькой иномарке, то ремонтирует квартиры или чужие авто, то… консультирует по бизнесу за символическую плату. Но накопительством не увлечен. Как только хватает на незатейливый отдых – баста! Приоритеты – философствования и речка.
– Серега, – сказал он мне при встрече в этом году. – Хочу заняться поиском метеоритов в Сибири. Вы там не знаете, на какой золотой жиле сидите. Метеоритное железо стоит бешеных денег.
А после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС обложился специальной литературой и занимается собственным расследованием ее причин. Для себя. Чтобы понять, как такое возможно. По интернету даже обращался ко мне в Норильск, чтобы уточнить детали, которые, как ему казалось, отсюда виднее.
Приятель если и не счастлив, то вполне удовлетворен своей судьбой. Его жизнь ему нравится. И никакой кризис ему не страшен. Он даже не знает, что это такое. Ведь если он мыслит, то, следовательно, существует. А что еще человеку надо?
Для того, чтобы получать от жизни удовольствие, некоторым странным людям совсем не нужно иметь много денег. Каждому свое?
0

Читайте также в этом номере:

Брусчатка с трещинкой (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Джипы в грязи (Андрей СОЛДАКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск