Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Лента новостей
08:17 Холсты Василия Сурикова доставили в Норильск
07:25 Новости «Северного города» претендуют на бронзового Орфея
06:10 Продолжается прием заявок на конкурс социальных проектов «Норникеля»
06:05 Закон может повысить минимальный размер оплаты труда в Норильске до 31,5 тысячи рублей
16:50 Чрезвычайное происшествие на руднике «Таймырский»
Все новости
Быть в форме,
или Обманывать себя опасно
7 декабря 2010 года, 13:27
Текст: Александр СЕМЧЕНКОВ
Знакомясь с новыми людьми, я обычно сразу же выясняю их отношение к спорту. Не хочу вдаваться в подробности, как вышло, что я занялся подобным социологическим опросом, но его результатами, как и некоторыми наблюдениями, хочу поделиться. Пожалуйста: подавляющее большинство северян в возрасте от 18 до 35 (из числа опрошенных не в спортзале) – спортсмены. Это боксеры, рукопашники, баскетболисты, борцы, футболисты, теннисисты и даже ватерполисты. Нередко моих респондентов разнят их амплуа, амбиции и заявленные цели (кто-то стремился овладеть серией элементарных приемов, а кто-то – высочайшими титулами и наградами), но объединяет эту славную аудиторию одно: эти люди равнодушно похоронили в себе то, что древние греки называли “агон” – строптивый дух, чуткий до малейшего состязания, готовый презирать серебро только за то, что оно уступает золоту. Настоящий спорт (не будем путать его с необходимостью выступить на корпоративном турнире) для этих людей остался в школе. Или в армии. Или в спортзале, на пути к которому вырос загс вкупе с желанием отдыхать. Правда, существует еще одна причина, она же и основная. Про лень мы не говорим вовсе (взаимоотношения с ленью – личное дело каждого). У человеческой психики есть много особенностей, работающих против нас. И одна из них – барьер ощущений, который изолирует тебя от любимого дела, стоит оторваться от него на сколь-нибудь продолжительный срок. Особенно если ты был в нем успешен. Например, вагон отговорок, чтобы не надевать боксерские перчатки, пополнит страх поймать апперкот от того, кто в полный рост выпрямлялся под столом, когда тебе вручали золотые медали. И это даже не страх, а дрянь, потому что страх – напарник, прикрывающий спину, предлагающий не делать исключительно то, чего делать действительно не стоит. Тому, что нас ограничивает, есть множество красивых имен, как то: фобия или предрассудок (кстати, один только разбор этого слова по составу иногда освобождает и от самого диагноза), но суть явления едина – неоправданное ограничение.
Мне зачем-то хочется рассказать три небольшие истории, случившиеся в нашем городе.
Первая из них могла бы стать сюжетом какой-нибудь федеральной телепередачи, но, к счастью, открылась мне с более близкого расстояния. Один сильный человек в конце девяностых попал в автокатастрофу. Славные норильские хирурги отвоевали его жизнь в неравном бою – травмы были очень серьезные. А вот свободы телодвижений пациенту не обещали – даже в целях терапевтического обмана. Но странновато бывает наблюдать, как инвалид III группы (инвалидность на сегодня потеряла силу в связи с фактическими улучшениями) отжимает с груди штангу весом 130 килограммов и не находит для себя в этом ничего странного.
Впрочем, в эту историю можно и не верить. Другая история – это скорее наблюдение за температурой человеческого тела, неожиданно поднявшейся до 37,5 градусов где-то за час до очень важного мини-футбольного матча. Агон, который нам уже случалось вспоминать, не разрешил объекту моего исследования действовать по стандартной схеме (постель, чай, таблетки и замаскированная жалость к себе). Чтобы не бросить команду, человек вызвал в себе необходимое настроение и сделал на площадке не меньше, чем мог. Симптомы недуга исчезли вместе с хандрой, возможно, правильные эмоции сожгли первопричины болезни и она отступила. Возможно, прохладный спортзал оказался менее благоприятной средой для ее вступления в следующую фазу. Как раз болезни в тот момент хотелось теплой кровати и замедления циркуляции крови, опасной для нее лейкоцитами.
Третья история – это ссылка на биографию моего самого главного респондента. Он с детства увлекался спортом и не мыслил жить по-другому. Но спорт остался в школе, а он отвлекся и, ничего не делая, оказался без свободного времени. Разумеется, он продолжал считать себя спортсменом, и самый опытный спортивный обозреватель, поставь он перед собой задачу уличить моего респондента во лжи, остался бы собой недоволен. Бывший спортсмен, оправдываясь перед самим собой, как правило, весьма убедителен. Мой знакомый скучал по физической усталости (от спорта мышцы болят иначе, чем от работы), но ничего не хотел делать. Ему казалось, что он вот-вот соберется и все же явится на тренировку – спортивная сумка, старательно укомплектованная отличной формой и кучей недешевых аксессуаров, бестолково покоилась возле входной двери таким образом, что второпях об нее приходилось спотыкаться. Спортзал оставался в прошлом, даже когда появилась нужда в нем бывать в качестве журналиста, уполномоченного редакцией осветить спортивный турнир. Статьи нередко получались сухими, возможно, и потому, что, рассказывая читателю о том, как распределились призовые места, этот небеспристрастный свидетель чужих спортивных успехов искренне злился на самого себя. Ему было нелегко регулярно общаться с людьми, одухотворенными своими победами, а самому себе он не мог признаться вслух, что полтора года не был в спортзале по собственной воле. К счастью, самобичевание длилось недолго. От душевной боли, как и от физической, стремишься избавиться всеми доступными средствами. Плохо, когда проблема есть, а ничего не болит. Мой респондент, пытаясь убежать от этой боли, обнаружил себя на баскетбольной площадке в глубоком отрыве во время любительской встречи. Он бежал так быстро, что защита даже не пыталась его догнать, а первые два очка в копилке команды казались ему самым большим спортивным достижением в биографии. Вскоре этот человек отметил, что более не попадает в славную аудиторию молодых людей в возрасте от 18 до 35, которые обязательно в теме по какому-нибудь виду спорта. В теме, но не в спортзале. Несмотря на это, он продолжает отвечать на мои вопросы и будет это делать всегда, потому что так надо. А еще говорит, что чувствует себя намного лучше.
P.S. Данные опроса разнятся с данными, которые очевидны: в норильских спортзалах регулярно бывает намного больше людей, чем физически возможно задействовать для опроса. Впрочем, никакая статистика не может быть до конца объективна, и это так же верно, как опасно обманывать самого себя.
0

Читайте также в этом номере:

Елка в стиле фэнтези (Екатерина СТЕПАНОВА)
Надежда на успех (Матвей БЕРЕЗКИН)
Экзамен на наркотики (Ольга ЛИТВИНЕНКО)
Страйков стало намного больше (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск