Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
«Легендарный» матч Далее
Экстрим по душе Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Владимир ПОТАНИН: «Проблемами нужно заниматься»
Из первых уст
10 сентября 2008 года, 11:47
Фото: Денис КОЖЕВНИКОВ
Во время рабочей поездки в Норильск председатель совета директоров ОАО «ГМК «Норильский никель» Владимир Потанин дал интервью медиакомпании «Северный город». Предлагаем его вниманию читателей «Заполярного вестника».
   – Владимир Олегович, какое впечатление произвел на вас Норильск и какие основные выводы сделаны по итогам рабочей поездки?
   – Погода, которой нас встретил Норильск, настроила на оптимистичный лад. Поездка прошла под знаком плюс. Как человеку, который долго не был в Норильске, мне было приятно убедиться в том, что город и комбинат по-прежнему производят впечатление прочности, стабильности. То теплое отношение, которое осталось у меня от предыдущей поездки в Норильск, не изменилось. Люди здесь обстоятельные, серьезные. Словом, сюда я приезжаю с удовольствием.
   – На встрече, которая состоялась в рамках рабочей поездки, работники Заполярного филиала интересовались вашим мнением насчет перспектив «Норильского никеля». Какими они видятся вам и как собственнику, и как председателю совета директоров компании?
   – Заполярный филиал, как и компания в целом, переживает непростой период. С одной стороны, из-за сложных внешних условий функционирования компании: снижения цен на никель на мировом рынке, финансового кризиса, который разразился в большинстве развитых стран. Несмотря на то что российская экономика находится в хорошей финансово-экономической форме, кризис, тем не менее, затрагивает и ее. С другой стороны, внутренняя ситуация тоже требует повышенного внимания – и со стороны акционеров, и со стороны совета директоров. Идет смена управленческой команды. Основной целью моего приезда было представить нового генерального директора компании Владимира Игоревича Стржалковского.
   Идет конфликт между крупными акционерами компании, и ГМК сама столкнулась с ситуацией, когда многие проблемы, годами накапливавшиеся в Норильске, стали в полный рост. Этими проблемами нужно заниматься.
   – А если говорить о среднесрочных перспективах «Норильского никеля» и, в частности, о перспективах слияния с какой-то другой компанией, какие они, учитывая, что мировая металлургия развивается по пути укрупнения, консолидации?
   – Я, прежде всего, должен сказать, что сейчас главная стратегическая задача для Норильска – это внутренняя работа, реальная активная модернизация производства. Главное, что обеспечит стабильное существование Норильского комбината, а стало быть, и города, и всего НПР, – это работа над собой. Вообще, это правильно – в сложные для внешней экономики периоды направлять усилия на решение внутренних вопросов. Мы не можем влиять на цены на никель, на политическую напряженность и так далее. Обращая свой взор вовнутрь, сильная компания выходит из черной полосы еще более сильной. Как говорят китайцы, все, что нас не убивает, делает нас сильнее.
   А процент выживаемости у «Норильского никеля» гораздо больше, чем у любого другого конкурента. Когда для других наступившая черная полоса становится фатальной, для Норильска это лишь повод заняться проблемами, ключ к решению которых лежит в модернизации. Это, прежде всего, увеличение объемов производства, экология.
   – Как эти действительно архиважные задачи увязываются с процессом модернизации производства?
   – Есть только один способ уменьшить выбросы серы, которая содержится в руде, – улавливать ее. Соответственно, нужна модернизация, которая привела бы не только к техническому перевооружению предприятия, но и к оздоровлению экологической обстановки. Тем более государство стимулирует нас к этому, и в ближайшие годы нам предстоит решить этот вопрос. У нас два контролера. С одной стороны – это население: жители НПР, в том числе работники комбината. А с другой – государство, которое стимулирует компанию. Это открывает путь к повышению производительности труда, что, в свою очередь, создает предпосылки повышения заработной платы на Норильском комбинате и в городе. Словом, это ключ, который поможет решить весь комплекс проблем, стоящих перед Норильском.
   При этом мировая тенденция металлургической отрасли – это укрупнение, консолидация. «Норильский никель» – компания, которая способна стать центром консолидации. По очень многим причинам. Кроме вышеперечисленных, у нее огромный запас прочности. Компания накопила огромный потенциал. У нее хорошие финансовые вложения, сильный кадровый состав, мощная ресурсная база. Еще один важный аспект – публичность компании. Она хорошо известна инвесторам. Обладает высоким авторитетом у нас в стране и за рубежом. И приобретение ценных бумаг «Норильского никеля» – это инвестиции, свидетельствующие о хорошей репутации в последние годы. Большинство работников «Норильского никеля» по-прежнему являются акционерами «Норильского никеля»: около 60 тысяч физических лиц – владельцы акций компании.
   С учетом всего этого «Норильский никель» рассматривает самые разные варианты для своего укрупнения прежде всего с отечественными партнерами, потому что «Норильский никель» должен оставаться российской компанией. И контролироваться российскими акционерами.
   Эта компания должна добавлять Норильску прочности, перспектив. Одна из слабых черт ГМК – привязанность к никелю. По остальным товарам, кроме платиноидов, «Норильский никель» не имеет мощных минорных позиций. И было бы желательно в качестве следующего шага выбрать такие союзы, такие альянсы, которые добавили бы в продуктовую линейку «Норильского никеля» новые товары. Тем самым повысили бы запасы надежности, прочности, уменьшили волатильность, то есть колебания цен на продукцию и акции. Когда цены на акции претерпевают сильные колебания – это неудобно и волнительно для инвесторов. Они неспокойно себя чувствуют. И с доходами компании, налогами для города ситуация нестабильная. Поэтому выровнять объемы выручки, которые получает «Норильский никель», курс акций, поступление налоговых и других платежей от «Норильского никеля» – это одна из стратегических задач.
   – Появятся ли в товарной линейке металлы, реализация которых позволит сглаживать ситуацию во время кризисов?
   – Безусловно. К числу таких продуктов относятся железная руда, уголь, медь. Возможно, в результате изучения спроса мы придем и к другим товарам.
   – Суть конфликта между акционерами в том, что «Русал» хочет провести объединение с «Норильским никелем»? Вам не нравится такая модель  объединения?
   – Во-первых, одна из главных причин недопонимания между «Интерросом», как ключевым акционером «Норильского никеля», и вновь пришедшим акционером «Русалом» состоит в том, что «Русал» как раз вот этого не объясняет. Мы не знаем, чего хочет «Русал». Он отказывается заключать соглашение о конфиденциальности с «Норильским никелем». С тем, с чем можно было бы провести взаимное изучение с равным доступом к информации и понять, насколько такое слияние было бы целесообразным. В ответ на предложение приступить к изучению до сегодняшнего дня «Русал» отвечает отказом. Вместо этого он подвергает «Норильский никель» и Норильский комбинат достаточно поверхностной и некорректной критике, которая давно перешла в тот раздел, который наносит вред компании. У меня складывается впечатление, что в своих интересах «Русал» фундаментально расходится с другими акционерами компании и, прежде всего, с нами, как крупным акционером, а также с работниками  «Норильского никеля» и жителями НПР.
   Как я уже упомянул, «Норильский никель» накопил большой потенциал. У него стабильное, сильное финансовое положение. «Норильский никель» можно сравнить с мощной машиной, готовой к старту, к какой-то гонке. Наверное, многие компании хотели бы обладать таким потенциалом. А для «Русала» «Норильский никель» – это компания, через слияние с которой можно было бы использовать накопленный потенциал для своих целей. Я не считаю, что такие амбиции неправильные. Но их хотелось бы изучить. А именно в этом «Норильскому никелю» новый партнер отказывает.
    Во-вторых, у «Норильского никеля» есть свои планы, есть свое видение, как должен развиваться комбинат, как должен развиваться город. И это видение не всегда совпадает с нашими коллегами. Мы работаем с Норильском уже 12 лет. Для нас это не только инвестиции, которые приносят определенный доход. Норильский комбинат и город – это одно целое. Невозможно оторвать проблемы города от проблем комбината. Одними такими чистыми университетскими подходами здесь ограничиться невозможно. Ситуация в Норильске сложнее и богаче, чем то, что мы читали в учебниках по менеджменту в институтах. Социальная направленность является не только визитной карточкой, но и насущной необходимостью для компании. К этому, если хотите, можно относиться с определенным романтизмом, а можно относиться прагматично, но без этого просто не выживет ни комбинат, ни город. Для того чтобы вносить существенный вклад в стратегию «Норильского никеля» или в его управленческую модель, этот вопрос надо глубоко понимать и чувствовать.
   – На мировом рынке никеля наблюдается спад. Поскольку наполняемость бюджета Норильска напрямую зависит от конъюнктуры мировых цен на никель, то как эта ситуация может отразиться на городе?
   – У нас по этому вопросу был очень обстоятельный разговор с Сергеем Шмаковым и Алексеем Текслером. Мы встречались и в рабочей обстановке, и в менее формальной. Первое – руководство города очень хорошо понимает те проблемы, с которыми город сталкивается, очень хорошо понимает последствия – снижение доходной части бюджета из-за снижения цен на никель и, как следствие, уменьшения налога на прибыль, который будет поступать от «Норильского никеля». Руководство города предпринимает энергичные и, я бы сказал, компетентные усилия для компенсации этих выпадающих доходов. Речь идет об участии в целевых программах, которых в крае действует более тридцати, и Норильск принимает участие в тринадцати. Руководство города поделилось своими соображениями о том, как участие в этих программах будет расширяться и как тем самым будет компенсироваться часть выпадающих доходов.
   Кроме того, существует большое количество федеральных целевых программ, в которых Норильск только начинает участвовать. На сегодняшний день объем средств, получаемых по социальным программам для города, не превышает 300 млн. рублей при общем бюджете города около 15 млрд. рублей. Федеральные программы намечены правительством, они развиваются, и надо уметь в них участвовать. Мы обсудили, в чем нужна помощь Норильску от руководства комбината, от нас, акционеров в Москве, соответствующих министерств и ведомств.
   Второй очень важный момент состоит в том, что мы понимаем, чем можем помочь друг другу. Был разговор о конкретных программах, в которых «Норильский никель» мог бы участвовать: «Переселение», «Реформирование жилищно-коммунального хозяйства» и ряд других.
   – Речь идет о введении на территорию каких-то средств, грантов, федеральных программ, которых до этого у нас еще не было.
   – Не было или участие было ограничено. Государственная политика заключается в том, что деньги, полученные центральным правительством, различным образом возвращаются в регионы. В виде трансфертов для покрытия расходов, которые возникают в результате принятия федеральных или краевых доходов, они также возвращаются в виде целевых программ. В этом я усматриваю конкурентное преимущество города Норильска. У меня сложилось впечатление, что совместно с компанией есть возможность подготовить грамотное обоснование участия в такого рода программах. Быстро подготовить проекты, проектно-сметную документацию. Я могу привести пример: по фонду жилищно-коммунального хозяйства израсходовано по первому полугодию всего-навсего несколько процентов. Соответственно, тот, кто придет в эту программу с хорошо подготовленными документами, сможет показать хорошие результаты и вправе рассчитывать на увеличение участия в этой программе.
   – Десять лет назад, будучи вице-премьером, вы инициировали программу «Социальная реструктуризация районов Крайнего Севера» с привлечением западных банков. Прошло много лет. Насколько сегодня проблема переселения актуальна для Норильска?
   – Очень актуальна. Программа, которая тогда задумывалась, в настоящее время достаточно эффективно работает.  Объемы ее недостаточны, их надо увеличивать. На сегодняшний день, если не ошибаюсь, по данной программе Норильск получает около 100 млн. рублей, из которых использует только половину. Норильск достаточно остро нуждается в финансировании такого рода программы. Пенсионеры, люди, отработавшие в Норильске, по-прежнему нуждаются в получении жилья на материке. Требования норильчан растут, люди не готовы уехать, куда попало. Развитие программ должно идти в двух направлениях: увеличение объемов этих программ и критерии, которые позволят распространить их на более широкий круг трудящихся.
   – Связано ли падение цен на никель с глобальным экономическим кризисом, который то ли уже идет, то ли вот-вот на нас обрушится? На ваш взгляд, российская экономика, в том числе норильская, насколько сможет пережить этот кризис?
   – Российская экономика неизбежно будет испытывать влияние кризиса, поскольку мы вовлечены в процесс глобальной экономики. При этом наша экономика в этом кризисе обладает достаточной устойчивостью. Накоплен достаточный золотовалютный запас. Темпы развития экономики высоки. А проблема – это инфляция и все-таки продолжающаяся зависимость от экспорта нефти, газа, энергоносителей и сырья в целом. Для России сейчас наступает период, когда накопление прочности должно привести к определенным успехам. Это же касается «Норильского никеля»  и НПР. Я говорил, что «Норильский никель» накопил определенный потенциал, и им надо распорядиться. Накопление потенциала совпало со временем, когда начинаются неблагоприятные внешние условия. Этот период может быть достаточно длительным – и год, и полтора. Я не очень верю, что этот период может слишком долго продолжаться, потому что, как правило, экономика так устроена, что при возникновении трудных периодов наименее жизнеспособные компании с рынка уходят, приходят другие. Происходит укрупнение. Экономика и финансы – это самообновляющийся механизм. Когда в нем происходят какие-то сбои, они довольно быстро выражаются в том, что слабый уходит. Норильск сильный, с кем он останется и с кем будет продолжать конкурировать или сотрудничать, как раз эти год-полтора и покажут. Сейчас нужно больше обратить внимание на внутренние вопросы.
 

Беседовал Владислав Толстов.
0

Читайте также в этом номере:

В дыму и пламени (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Горят «Волги» (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск