Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
14:00 В Арктике ищут новые острова
13:00 Белого медведя из «Роева ручья» хотели обменять на панду
12:00 Средняя зарплата в Красноярском крае достигла почти 50 тысяч рублей
11:00 Лыжная база «Оль-Гуль» к началу сезона преобразится
10:05 В Норильске началась подготовка к Всероссийской переписи населения – 2020
Все новости
Вечные снега Мокулая
ПРИРОДА И МЫ
20 июня 2012 года, 2:23
Фото: Николай ЩИПКО
Текст: Николай ЩИПКО
Исток горной реки Мокулай известен не многим любителям пешеходных походов выходного дня, рыбакам и охотникам. Последним особенно, потому как охотиться здесь смысла нет. На Мокулае только вечные снега, ветер и древние скальные выступы. Но они и манят к себе уже много лет.
Объяснить непонятное чувство необходимости посещения этого отдаленного участка горной тундры сложно. Наверное, это и есть та самая арктическая лихорадка. Об этом явлении в свое время мне много рассказывал директор заповедника “Путоранский” Владимир Ларин. В плен лихорадки попал не только я, но и большинство любителей Таймырской земли, с которыми мне на эту тему приходилось общаться.
Собственно говоря, далеко за больными такой неизлечимой болезнью ходить не надо. В выходные они как раз отправились к истокам Мокулая. Хотя природа подарила неподходящее для горных переходов состояние погоды, сборы в дорогу прошли быстро и без сомнения. Начало июня еще слишком снежное в низинах гор. Под плотным слоем снега легко можно угодить в глубокий поток талой воды, преодолеть который не всегда возможно и даже опасно. Но это обстоятельство является одним из желанных и важных на пути к цели – истоку Мокулая.
Конечно, целью также является необходимость постоянного поддержания себя в хорошей физической форме. Это тренировка выносливости, оттачивание тактики и стратегии при разработке горного маршрута с особо сложными природными препятствиями. Паводковое время года, конечно, добавляет сложностей. Это осознают все, кто принял решение идти в поход. Естественно, в такую дорогу не пойдет человек с полным отсутствием тундрового или туристического опыта.

Всего и побольше

Важной и, пожалуй, неотъемлемой частью пребывания в горах в это время является необходимость очень плохой погоды: ветра, дождя, тумана, а иногда всего вместе и сразу. Дело в том, что именно благодаря таким природным условиям лучше всего поддерживать и тренировать навыки элементарного выживания. Развивается способность ориентироваться на местности при почти нулевой видимости. Двигаться при этом в нужном направлении, за строго определенное время, грамотно распределять между членами группы нагрузки, чтобы не было отстающих и ослабших. Тренируется психологическая устойчивость в критических ситуациях в коллективе, когда нервное и физическое напряжение достигает максимума.
И это только начало. Важной деталью тренировки может стать необходимость установки вокруг ночлега предупредительной системы от непрошеных гостей тундры, к примеру медведей. А еще нужно суметь не простудиться, когда в течение нескольких дней невозможно просушить вещи. Необходимо уметь приготовить под дождем полноценный горячий завтрак и ужин. Создать себе и членам группы условия, в которых они смогут относительно комфортно проводить ночевки в полностью мокрых вещах. Особенно когда до ближайшего населенного пункта – Талнаха – не менее полутора суток ходьбы.
Описанные выше выходы в горы и тундру не могут и не являются спортивными, это исключительно тренировочные выходы. За один такой тренировочный выход в течение двух с половиной суток можно пройти до 70 километров. И это без учета увеличения расстояния за счет перепада высот и обхода препятствий.
Маршрут к истоку Мокулая стал в этом году первым тренировочным выходом. Будет еще летний выход – в период максимального количество дождей, комаров и гнуса. А также осенний: время с середины августа и до середины сентября – самый благодатный период, для того чтобы увидеть красивейшие закаты уходящего полярного солнца. Это время является идеальным для совершения серьезных пеших походов в дикие края нашей тундры, причем без особых опасений. Медведи, как правило, в это время года уже сыты, реки мелки, комара и гнуса нет вовсе.
Но сейчас на дворе июнь. Месяц максимального разлива горных рек и плохой погоды, которая нам, желающим идти к истоку Мокулая, только в помощь. Так что группа больных северной лихорадкой вышла в дорогу. Накануне неторопливо привели в порядок летнее снаряжение. Грузовой рюкзак был реанимирован шелковыми нитками и умелыми руками моей супруги Лидии под непрерывные возгласы пятимесячной дочери Елизаветы. Закуплены необходимые продукты. Вдруг подумалось: видно, мы и вправду ненормальные – те, кто стремится к истокам Мокулая, и те, кто ходит пешком на материк и в Снежногорск, да и не только туда.

Момент первого чая

Сильный лобовой ветер скрипел и трепал лямки наших рюкзаков, не давая набрать скорость ходьбы. Срывающиеся все сильнее с неба капли отвратительного дождя уже давно стали предвестниками удачной и полной всяких неприятностей прогулки. Затянутые свинцовыми облаками горы, словно суровые стражи покоя тундровых территорий, тоже не радовали глаз. Причем фотографический особенно. С нами в группе шла девушка, фотограф из Москвы. Дело еще в том, что Лена Чернышова – профессиональный фотограф. Она путешествует по миру со своим другом, фотокамерой Nikon, и очень хотела создать фотолетопись нескольких дней, проведенных в Таймырских горах. Думаю, что у нее все получилось очень неплохо.
Есть в походе момент, который особо ценят туристы-“пешеходники”. Так уж сложилось за долгие годы тундрового общения с единомышленниками, что мы с особым трепетом относимся к моменту первого чаепития при выходе на маршрут. Это неформальный, но традиционный ритуал. К нему мы и движемся…
Вскрывшаяся от снега старая тракторная дорога тянулась широкой полосой к нам и уходила, сужаясь за нашими спинами. Мелкий дождь мгновенно смывал следы, растворяя историю нашего пребывания на этом начальном участке пути. Пройдя первый ручей, в летнее время не больше 10 см глубиной, решили выкинуть “плещущегося жука” – вылить холодную воду из ботинок и резиновых сапог.
Долгожданный момент первого чая настал незаметно. Дождь прекратился, и появилась возможность развести костер. Благо в тех местах есть немного лиственницы. Через несколько минут затрещали языки пламени. Наполненный свежей и чистой горной водой чайник мгновенно разогрелся. Особенно приятное ощущение испытываешь, когда на улице сыро и холодно, а в чайнике появляются признаки кипячения воды. Они предвещают скорое горячее питье. А еще будет поджаренная сосиска, специально припасенная на такой случай, или кусочек сырокопченой колбасы, вкуснее которой в тундре с чаем, пожалуй, ничего не бывает. Это если, конечно, мой товарищ – опытный турист Анатолий Бондаренко не заведет речь о тахинной халве. Ее в тундре можно съесть килограммы.
Прохлада июньского ветерка неспешно остужает в кружке крепкий свежий чай. На часах – три ночи. Это первый короткий ходовой день нового, 2012 года. Ставим лагерь на первую ночевку. Роли на вечер были распределены без слов, кто-то занялся заготовкой сушняка для утреннего приготовления завтрака. А кто-то – установкой палаток для сна. И конечно, ужин. Несмотря на глубокую по городским меркам ночь, решили: готовим длиннозерный рис с мясным соусом и специально для походов припасенными натуральными приправами. После замечательного ужина и при полнейшем безветрии потянуло спать. Завтра трудный день, несколько переходов вброд разлившихся, обычно мелких речушек. И два восхождения на вершины плато.

Умный в гору пойдет

Утро воскресенья подарило такую же отвратительную погоду. Мелкий дождь барабанил по стенкам палатки, размазываясь от ветра в ручейки. Завтрак из риса со сгущенным молоком оказался настолько традиционным, что Елена стала меня расспрашивать о том, почему я готовлю с утра перед тяжелым ходовым днем именно такой завтрак. Вопросы оказались небеспочвенными. Путешествуя по горам Пакистана на велосипеде, Лена видела, как местные жители по старинной традиции утром готовят рис с самодельным сгущенным молоком. Это именно то блюдо, которое в горах является незаменимым источником энергии и необходимого количества калорий. Правда, в Пакистане еще добавляют много сливочного масла. У нас с собой масла не было, но энергетическое блюдо из риса и сгущенного молока было крайне необходимым.
Первое восхождение на отроги плато открыло панораму бескрайних снежных просторов, которые, конечно, из города не увидеть. Вскрывшиеся темные швы рек на белоснежном покрове горной тундры отчетливо видны даже с огромного расстояния.
Следующие шесть часов стремительно заканчивающегося ходового дня воскресенья становятся сложнее от необходимости постоянных бродов через огромные и мощные потоки. После преодоления шестого брода через мелкую в летнее время реку Левый Мокулай предстоит прямое восхождение на вершину горы, которая полностью покрыта густым, темным туманом. Важность перехода через перевал в такое время и при минимуме видимости – неприятная необходимость для всех. Не сделав этот переход, мы потеряем ночь. А это автоматически вынудит нас утром повернуть в город, так и не достигнув цели. Но перевал был преодолен, мы оказались у спуска к руслу реки Мокулай. К глубокой ночи воскресенья мы смогли дойти к истоку реки – нашей главной цели.
Цель выхода достигнута. Спуск к самой реке оказался невозможен. Многометровые снежные карнизы, закрученные, словно кудри волос, над горными выступами, сами по себе источник опасности. Поэтому было принято решение возвращаться назад, к уже намеченному месту ночевки. Еще один ходовой день закончился.
В понедельник утром погода нас порадовала ярким солнцем и возможностью просушить свои вещи. Дорога в город всегда заканчивается быстрее. Слепящее солнце и бескрайние снежные просторы в июне переворачивали сознание. С одной стороны, бескрайние снега, с другой – солнце, которое разогревает воздух до 30 градусов выше нуля. Идти в одежде невозможно из-за жары, а без одежды можно получить солнечные ожоги. Что и произошло со всеми.
В понедельник вечером мы смогли выйти к фабрике щебня и песка, после которой начинается лето и цивилизация.
Пересечь разлившийся ручей – целое искусство
Анатолий Бондаренко принимает снежный душ
В походе по тундре нет ничего лучше портянок
Жара +30 и снег
0

Читайте также в этом номере:

Готовьтесь к тренировкам (Лариса ФЕДИШИНА)
Большая и малая медведица (Сергей МОГЛОВЕЦ)
Кукольная стихия (Зоя АРЕФЬЕВА)
Только через десять лет (Лариса МИХАЙЛОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск