Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
В четвертом поколении Далее
Экстрим по душе Далее
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Проклятие августа
ТЕНДЕНЦИИ
7 августа 2008 года, 14:21
Текст: Владислав ТОЛСТОВ
Август, как известно, для России месяц «проклятый». Все самые дурные новости, самые плохие события в последние годы случались почему-то именно в этом месяце. А тут еще приближающийся десятилетний юбилей дефолта 1998 года, о котором столько говорят и пишут. И многие начинают думать, что новый кризис не за горами. Вот примерно такая тенденция наблюдается сегодня.
В Норильске предкризисные ожидания, безусловно, тоже есть. И причина не в какой-то «особости» нашего заполярного менталитета. Дефолт 1998 года сильнее всего ударил по категории, которую в России вслед за всем миром стали называть  средним классом. В Норильске средний класс (если отнести к нему людей, чьи доходы на одного члена семьи не менее чем вдвое превышают территориальный прожиточный минимум) составляет немалую долю населения. В процентном отношении, наверное, даже больше, чем в Красноярске. В промышленном городе по другому и не бывает.
Как жил норильский middle class все десять лет после августовского дефолта 1998 года? Очевидно, что он адаптировался, подрос, увеличился количественно и изменился качественно. Говоря о качестве, я имею в виду, что за последние десять лет сильно изменился местный потребительский рынок. Появились новые компании, новые отрасли, новые услуги. Прежде не было разных приятных вещей, придуманных, собственно, специально для среднего класса – от ипотеки и домашнего Интернета до кредитных карточек и семейных туров в Египет. Именно в последние десять лет эти услуги и товары стали массовыми.
И вот теперь этот самый средний класс одолевают дурные предчувствия. Что-то такое витает в воздухе. Ожидание чего-то нехорошего. Симптоматично, что речь идет именно о Норильске. Наш город, что бы ни говорили, в экономическом и социальном плане достаточно стабилен. А уж если сравнивать с августом-98, то уровень комфорта и стабильности несопоставим. И тем не менее. В чем причина?
В свое время один из банков, открывавших филиал в Норильске, планировал заняться серьезным изучением норильского среднего класса. Именно потому, что средний класс – его таргет-группа, его целевая аудитория. Вот сейчас такое исследование было бы очень в тему. Ведь в Норильске очень многие вещи можно постичь только интуитивно. У нас даже «коллективный портрет» норильского среднего класса сильно отличается от общероссийской картинки (например, в Норильске к среднему классу по уровню доходов можно отнести даже рабочих, чего нет в российской практике).
Подобное исследование могло бы дать ответ на главный вопрос: чего боится средний класс в Норильске и почему он этого боится? У меня есть своя версия. Средний класс боится повторения кризиса. Что в той или иной форме, но может случиться что-то очень плохое. Девальвация. Деноминация. Дефолт. Насколько эти страхи оправданны – другой вопрос. Но если такие страхи присутствуют и активно циркулируют в обществе, то хорошего в этом ничего нет. Норильск – город маленький. Когда в маленьком городе значительная группа населения начинает испытывать бессознательную тревогу, психологический климат всего городского сообщества сильно ухудшается.
Потому что любой кризис начинается с нестабильности. Если сегодня люди ожидают перемен к худшему, это говорит о том, что стабильность – штука хрупкая. Что становится причиной подобных настроений, неизвестно. Уровень доверия к власти, социальные проблемы, изменение состава акционеров в «Норильском никеле», рост цен, даже то, как выступила наша олимпийская сборная. Все что угодно. Точного ответа у меня нет.
Может быть, люди всегда будут жить в ожидании очередного кризиса. Может быть, это особенность нашего сознания – как норильского, так и национального. Любые перемены происходят медленно. А психология людей вообще меняется десятилетиями. Вот прошло десять лет после дефолта. У нас появился средний класс. Интересно было бы узнать, какие планы на будущее он строит. Связывает ли их с Норильском. Какие цели перед собой ставит. На что тратит деньги. Какие фильмы предпочитает. В какие магазины ходит. И last but not least – чего боится. Ведь следующий дефолт, если что, может так и начаться – в головах у людей.
0

Читайте также в этом номере:

Кресло преткновения (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Как провожают пароходы (Татьяна РЫЧКОВА)
Мода на блоги (Елена ПОПОВА)
Им бы в небо… (Денис КОЖЕВНИКОВ)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск