Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
В четвертом поколении Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Проекты нового города
НОРИЛЬСК В ИСТОРИИ. ИСТОРИЯ В НОРИЛЬСКЕ
13 февраля 2013 года, 13:20
Текст: Станислав СТРЮЧКОВ
Место под строительство многоэтажного Норильска выбрал молодой ленинградский архитектор Витольд Непокойчицкий с подачи начальника комбината Авраамия Завенягина. Несколько десятилетий Непокойчицкий работал главным архитектором города, создав хорошо знакомый нам облик Норильска. Витольд Станиславович и его жена архитектор Лидия Миненко принимали самое активное участие в создании всех зданий исторической части Норильска. Их визитной карточкой считаются ансамбль Октябрьской площади и первые дома Ленинского проспекта. Кроме того, Лидия Миненко – автор проекта Дворца культуры комбината.
генеральный план Норильска был разработан в 1940 году в расчете на 32 тысячи жителей. Во время войны гражданское строительство в городе почти не велось, все силы были направлены на пуск главных переделов комбината. Тем не менее в 1942 году на пересечении улицы Октябрьской и Заводской Витольдом Непокойчицким было построено первое трехэтажное здание города – Дом инженерно-технических работников (ДИТР). Несколько десятилетий он был культурным центром Норильска. А напротив ДИТРа  в военные годы располагался огромный стадион с двумя полями, названный сначала “Динамо”, а затем “Труд”. Этими объектами и ограничились.
Зато после Победы город стал активно расти. Это было время индивидуальных, авторских проектов, вобравших в себя лучшие архитектурные традиции. Благодаря таланту норильских зодчих “сталинские” здания города очень красивы, многие из них уникальны. А вся историческая часть Норильска является подлинным шедевром архитектуры Заполярья.
Большинство норильских зодчих послевоенного времени были заключенными. До ареста некоторые из них входили в архитектурную элиту страны. Например, Геворк Кочар-Кочарян, Микаэл Мазманян, много сделавшие для создания улицы Севастопольской, ансамбля Гвардейской площади и Ленинского проспекта, были ведущими архитекторами Армении. А вот Екаб-Ольгерт Трушиньш, молодой латышский архитектор, раскрыл свой талант только в Норильске, построив здания музыкальной школы, кинотеатра имени Ленина, профилактория “Валек” и другие великолепные сооружения.
Несбывшееся
Еще в лагерные времена был установлен порядок согласования всех строящихся объектов с профильным министерством в Москве. Каждый генплан города утверждался на самом верху и подвергался значительной корректировке. Как правило, многие социально значимые здания из проекта исчезали, а вместо них строились другие или вообще ничего не появлялось. Так, впервые о строительстве плавательного бассейна заговорили еще в конце 40-х годов, а реализовать идею смогли  только в 1959 году.
Некоторые первые задумки были признаны неудачными. Например, отвергли принцип ветрозащитной застройки, при которой снег должен был выметаться за пределы города по улицам, расположенным по линии преобладающих ветров. Практика показала, что наши ветры слишком сильные, а снега слишком много для реализации такой идеи, поэтому принцип застройки был изменен. Городские кварталы стали делать замкнутыми и компактными. Также не удалось создать вокруг города парк из толстых деревьев, которые должны были защитить улицы от снега и ветра. Деревья нужной толщины не приживались в окрестностях Норильска.
Вместе с изменением общих принципов застройки менялись и проекты отдельных районов и объектов Норильска. Так, Гвардейская площадь должна была стать площадью “Пяти углов”, именно столько улиц должно было сойтись в этом месте по проекту 1947 года. Здесь собирались построить клуб шахтеров, гигантское здание с залом на 800 мест и многими объектами культуры внутри. А Комсомольскую площадь предполагалось сделать парадным входом в парк имени 30-летия комсомола, расположенный на холме. Аллеи парка должны были опоясывать холм, а на вершине вместо плавательного бассейна планировали соорудить смотровую площадку с колоннадой. Частично парк был построен и некоторое время функционировал. На его аллеях стояли лавочки, беседки, гипсовые скульптуры. Играл оркестр, работали танцплощадка, тир и аттракционы.
Норильчане всегда мечтали о высотных зданиях, но послевоенные методы строительства не позволяли воплотить эти проекты в жизнь. Показательно, что 19-этажное здание управления комбината неоднократно планировали построить в разных местах города: сначала на Гвардейской площади, потом на Театральной, а затем на площади Металлургов. Но его так и не построили.
Октябрьская площадь должна была завершаться на стороне озера Долгого двумя очень интересными зданиями. Первое – это дом-комплекс на 2500 жителей. В нем кроме 500 квартир предусматривались детский сад, ясли, спортзал, прачечная, сберкасса, почта, универмаг, библиотека, столовая, кинотеатр, поликлиника, магазины. Во внутренних дворах планировалось разбить скверы с фонтанами.
Второе здание – это аэровокзал. По задумке там должна была проходить регистрация пассажиров и оформление багажа, после чего граждане налегке на специальном автобусе отправлялись бы на аэродром прямо к самолету. Оба этих проекта так и остались на бумаге.
Стоит вспомнить еще три неосуществленных проекта трамвайного движения, подвесную монорельсовую дорогу, гранитную набережную и теплые дворы под крышей на улице Завенягина. Планов оказалось гораздо больше, чем возможностей их осуществления. Тем не менее то, что в итоге воплотилось в жизнь, не зря называли Жемчужиной Заполярья.
Шашлык Непокойчицкого
В 50-х годах было принято прятать объекты соцкультбыта внутри жилых зданий. Считалось, что при острой нехватке жилья тратить ресурсы на культуру и спорт нерационально. Приходилось в рамках смет, отведенных на строительство жилья, встраивать в многоквартирные дома общественные учреждения. При этом определенной частью жилых квадратных метров приходилось жертвовать. Поэтому большинство зданий исторической части Норильска имеют встроенные магазины, кинотеатры, детские сады и рестораны. В основном эти объекты занимали первые этажи домов, но архитектурная смекалка норильчан была поистине безгранична. Дворец пионеров и Дом техники – яркие примеры того, как величественные сооружения с колонными залами и дворцовыми лестницами можно почти незаметно разместить внутри стандартного жилого здания. Если бы не парадные входы со стороны так и не прижившегося Комсомольского парка, ничто бы не напоминало о наличии внутри этих домов столь величественных помещений.
Исключением являлись городские школы, которые с самого начала занимали отдельно стоящие здания. Их возводили методом народной стройки с привлечением комсомольских организаций и общественности в рекордно короткие сроки. Например, первая школа в 1949 году и четвертая школа в 1950 году были с нуля построены за три месяца и десять дней. В середине мая на месте строительства еще пробивалась трава и работали геодезисты, а 1 сентября дети уже шли в новую, полностью укомплектованную школу.
Прибывающая в Норильск молодежь настойчиво требовала активного досуга. В 1957 году особенно острой стала проблема нехватки культурно-массовых и спортивных сооружений. Строителям удалось добиться разрешения возводить отдельно стоящие здания под эти объекты, и в последующие годы появилось сразу несколько значимых для города учреждений: музыкальная школа, широкоэкранный кинотеатр имени Ленина (теперь Музей НПР), Дворец культуры и плавательный бассейн. Все эти здания вкупе с пятой школой расположились на одной оси перпендикулярно главной улице Норильска и получили в народе название “шашлык Непокойчицкого”, по имени главного архитектора проекта города.
Долой украшательство
Новостройки кардинально изменили ситуацию в социальной и общественной жизни Норильска. На очереди было решение квартирного вопроса.
На первом Всесоюзном совещании строителей в 1955 году резко раскритиковали, а значит, запретили, “украшательство” как причину удорожания и замедления темпов жилищного строительства. Главным был вопрос “Об устранении излишеств в проектировании и строительстве”. Излишествами назвали арки, колонны, балконы и даже облицовку. Вскоре страна взяла курс на обеспечение квартирой каждой советской семьи. Так, во второй половине 50-х закончилось время красивой исторической части нашего города и началось строительство “всего остального”. Наступил период работы по типовым коллективным проектам без персональной ответственности за сделанное. Граница между архитектурными эпохами видна невооруженным глазом в районе улиц Советской и Московской. Последняя “сталинка” была построена в третьем дворе-колодце на улице Завенягина в 1958 году.
К этому времени во всех городах активно строились заводы сборного железобетона для выпуска унифицированных деталей. Норильск не стал исключением. В феврале 1956 года начал работу наш завод железобетонных изделий (ЗЖБИ).
В том же году в город прибыл комсомольский десант из восьми тысяч человек, а за год до этого в Норильске появилось
29 тысяч завербованных новобранцев. Их приезд не сопровождался пропагандистской шумихой и остался примером тихой экспансии энтузиастов в истории Норильска. Всего за три года на территории появилось более 85 тысяч вольнонаемных. Многие специалисты приезжали с семьями. Для размещения такого количества людей жилья просто не было. Приходилось заселять переделанные лагерные бараки и административные здания, например часть строящегося больничного городка. Конечно, махровым цветом, как в конце тридцатых годов, расцвел “балкострой”. Самодеятельные постройки сооружали из любых подручных материалов: бросовой древесины, фанеры, упаковочной тары, утепляя пустоты мелким шлаком. Стены соседних строений обязательно лепились друг к другу – это помогало сберечь тепло. Такие поселки занимали огромные территории и стали опасным очагом преступлений, антисанитарии и пожаров. Тем более нужно было благоустроенное жилье. И много.
Выход, как я уже сказал, нашли в применении одинаковых, типовых проектов кирпичных пятиэтажек и панельных домов. Народ тут же окрестил эти строения “хрущевками”, по имени руководителя КПСС Никиты Хрущева.
Вопреки распространенному мнению такие здания изобрели французы, а не советские строители. Впервые в практике мирового домостроения жилой дом изготавливался на заводе в виде стандартных деталей и лишь собирался на месте, как конструктор, на уже готовом фундаменте. Панели, как правило, приходили на стройку уже с поставленными дверями и окнами, чаще всего остекленными. Во внутренних перегородках уже были предусмотрены штробы под электропроводку и отверстия под розетки. Строительство таких зданий обычно велось комплексными бригадами, в состав которых входили специалисты всех направлений. Отделочники, электрики и сантехники трудились на строительстве жилья вместе с монтажниками, бетонщиками и сварщиками. Это позволяло проводить внутренние коммуникации и вести отделку одновременно с возведением стен, что несколько усложняло план производства работ, но зато во много раз увеличивало скорость строительства. В среднем стандартная панельная пятиэтажка возводилась за месяц.  В Норильске рекорд постройки такого здания (улица Бегичева, 26) равен 12 дням. Работали здесь монтажники бригады Бориса Мороза.
Дом со снежинкой
Осенью 1962 года по адресу улица Ленинградская, 3, был построен “дом со снежинкой”. Первая панельная пятиэтажка нашего города была отмечена фирменным знаком. На торцевой панели здания изображена снежинка – символ вечной мерзлоты, сделана надпись “Норильск” и обозначена дата 1961 –  год начала промышленного производства стеновых панелей в нашем городе. Эта первая панель была изготовлена в кассетном отделении завода железобетонных изделий 17 октября 1961 года, в день открытия XXII съезда партии.
За год до этого события группа норильских монтажников побывала в Москве, Минске и Красноярске, перенимала опыт строительства таких зданий. Дело в том, что кирпичные “хрущевки” норильчане освоили быстро, а вот панельному строительству пришлось учиться у практиков, потому что такой метод домостроения требовал другой, очень точной организации производства. Многие строительные приемы норильчане традиционно изобретали непосредственно во время работы, адаптируя полученный опыт к нашей северной специфике.
Зарекомендовавший себя на объектах соцкультбыта метод народной стройки пригодился и в строительстве домов. Отработав определенное количество часов на объекте, энтузиасты получали социальные блага, значимость которых зависела от вложенного труда. Такой подход стимулировал людей, а наиболее отличившиеся, как правило, получали ключи от новых квартир.
Строили быстро. Известно, что за пятилетку в Норильске появилось более ста пятиэтажных жилых домов! Скорость строительства увеличивалась благодаря методу свайного фундирования, основоположником которого стал инженер Михаил Ким. Еще в 1958 году в Норильске в строительстве применили свайные фундаменты с установкой их в предварительно пробуренные скважины с последующим вмораживанием. За это изобретение группа норильских строителей из 11 человек позднее будет награждена Ленинской премией и в их честь назовут улицу Лауреатов.
Расселяли покомнатно
Норильские архитекторы пытались искать “пути устранения удручающего однообразия” застройки. Публикации Витольда Непокойчицкого в городской газете пронизаны болью за обезличенные новостройки. Он призывал к разумному подходу в борьбе с излишествами. Некоторые коллеги поддерживали Непокойчицкого, но на практике все оставалось по-прежнему.
Более того, посемейное заселение квартир председателю горисполкома  Анатолию Бурмакину показалось роскошным для людей, обитающих в балках. Поэтому мэр, созвав совещание за закрытыми дверями, принял решение заселять эти малогабаритные квартиры покомнатно, вновь создавая коммунальные квартиры, но уже с худшими условиями проживания: в небольших комнатах, с совмещенными санузлами.
Но даже такой вариант расселения был счастьем для ютящихся где придется норильчан. Достаточно сказать, что многие из них, прибывшие на строительство комбината из глухих деревень, впервые в жизни видели унитаз, а вода не из колодца казалась для них чудом. Таких новоселов не пугали текущие краны, неисправные электрощитки, беленые, пачкающиеся двери.
Для большей заинтересованности граждан и ускорения процесса подразделениям Норильского комбината было разрешено участвовать в строительстве “собственных” домов. В 1957 году по типовым проектам в основном панельные пятиэтажки для себя начали строить обогатители, железнодорожники и норильскснабовцы. Работали в свободное время, по вечерам и в выходные дни. Не имеющие необходимых профессиональных навыков, но страстно желающие отдельного жилья, “вечерники” выполняли самую грязную и трудную работу: рыли котлованы, месили раствор и убирали неподъемный строительный мусор. В большинстве случаев ими руководили опытные мастера-строители, и дело спорилось.
Жилищная проблема в городе постепенно решалась, но с годами возникла новая беда. Физически срок годности панельных пятиэтажек составляет 25 лет. По некоторым данным – больше, до 50 лет. Во всем мире их с удовольствием сносили по истечении этого срока, а на месте панельных домов возводили новое, комфортное жилье. Однако в нашей стране “хрущевки” стоят до сих пор, удивляя мировую общественность запасом прочности, но по сути являясь опасным аварийным жильем. Больше всего поражает “выносливость” панельных пятиэтажек в Норильске, где нагрузки на эти сооружения особенно значительны из-за климата и воздействия агрессивной окружающей среды.
 
При написании статьи использованы материалы архивов комбината и города, института “Норильскпроект”, Музея НПР и другие источники.
Год 1956. Теперь здесь кирпичные дома
Памятник “Прием в пионеры”, конец 50-х годов прошлого века
Дворец культуры в конце 60-х
0

Читайте также в этом номере:

Обновление “Славянки” (Екатерина БАРКОВА)
Трезвость – норма (Екатерина БАРКОВА)
Покупающим и продающим (Лариса ФЕДИШИНА)
Равнение на лучших (Марина БУШУЕВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск