Понедельник,
24 июня 2019 года
№6 (4675)
Заполярный Вестник
«Легендарный» матч Далее
Гуд кёрлинг! Далее
Бесконечная красота Поморья Далее
С мечом в руках Далее
Лента новостей
15:00 Любители косплея провели фестиваль GeekOn в Норильске
14:10 Региональный оператор не может вывезти мусор из поселков Таймыра
14:05 На предприятиях Заполярного филиала «Норникеля» зажигают елки
13:25 В Публичной библиотеке начали монтировать выставку «Книга Севера»
13:05 В 2020 году на Таймыре планируется рост налоговых и неналоговых доходов
Все новости
Под грифом «секретно»
СИТУАЦИЯ
5 марта 2009 года, 12:17
Текст: Елена ПОПОВА
Сотрудники отдела кадров предприятия попросили работника раскрыть тайну. И не какую-нибудь, а врачебную.
Начавшаяся поначалу вполне тривиально история работницы одного из предприятий Заполярного филиала компании завершилась звонком в редакцию. После болезни женщина принесла в отдел кадров листок временной нетрудоспособности.
Однако больничным не ограничилась. Решила еще сдать чеки на оплату дорогостоящих лекарств – один из пунктов Колдоговора гарантирует работникам такое право. В ОРП предприятия пообещали принять их только в том случае, если женщина принесет справку из медицинского учреждения с расшифровкой диагноза. Работница возмутилась.
 
Обязаны хранить тайну
Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан сохранение врачебной тайны регламентируют довольно жестко. Согласно статье 61 закона, человек вправе сам решать, кому и в каких целях могут быть доверены сведения, касающиеся информации о факте обращения за медицинской помощью, состоянии его здоровья, диагнозе заболевания.
Законом также определен круг лиц, обязанных хранить врачебную тайну. Касается он в первую очередь медицинских (врачей, медсестер, санитарок, сиделок, регистраторов) и фармацевтических работников. Студенты, проходящие практику в лечебных учреждениях, также относятся к субъектам, обязанным хранить врачебную тайну. За ее разглашение в соответствии с законодательством они могут понести дисциплинарную, административную и даже уголовную ответственность. В отношении всех остальных закон не столь суров. Разглашение, например, юристом сведений о состоянии здоровья гражданина, полученных во время консультаций, безусловно будет нарушением профессиональной этики, но не будет нарушением закона.
Если предположить, что именно под эту категорию лиц подпадают сотрудники ОРП, насколько в таком случае оправданны их требования?
 
Комиссия решит
В отделе по работе с персоналом ЗФ ГМК «Норильский никель» «ЗВ» сообщили: в своей работе сотрудники руководствуются действующим законодательством и Коллективным договором.
– В Колдоговоре действительно есть пункт о возможности выплаты материальной помощи работнику, – подтвердила начальник отдела Алла Авербух, – однако речь идет о случаях, подчеркну, тяжелого заболевания. Комиссия, принимающая решение оплатить лечение, должна понимать серьезность ситуации. Именно поэтому работники ОРП и просят работника предоставить справку из медучреждения. При этом мы не требуем полной расшифровки диагноза. Достаточно просто указания: «заболевание», «травма». Иногда нам даже показывают договор с лечебным учреждением, из которого ясно, что работнику требовалась госпитализация или дорогостоящее лечение.
В отделе по работе с персоналом также пояснили: при выплате материальной помощи обязательно учитывается доход человека.
– Средства на эти цели у нас ограничены, – пояснила позицию работодателя Алла Авербух.
 
Право выбора
Однако в управлении здравоохранения Норильска с мнением о том, что диагноз можно обозначить частично, не согласились.
– В справке пишется либо код заболевания, либо диагноз полностью, – сообщили «ЗВ», отметив: – В отношении бюджетников все намного проще. Координационный совет принимает решение, оплатить пациенту в определенном размере сумму, потраченную на лечение, или нет. Диагноз в этом случае не требуется. В «Норильскгазпроме» или Заполярном филиале свои правила. Частная компания, выделяющая денежные средства на эти цели, имеет право знать, куда расходуются деньги. Может быть, человек решил сделать косметическую операцию, а потом требует оплатить лечение либо лекарства. Если в Коллективном договоре компании существует определенная формулировка, исходить надо из этого. Не готов сообщить о своем заболевании – зачем тогда обращаться?
Медики припомнили случай трехлетней давности – работнице одного из предприятий ЗФ необходимо было срочно прооперировать опухоль головы. От имевшейся квоты на операцию в Москве женщина отказалась. Норильчанка настаивала, что операция непременно должна пройти в Питере. В лечебном учреждении ей выдали соответствующую справку, а на работе оплатили операцию и лечение. Операция прошла успешно, женщина даже не получила инвалидность. Однако такие ситуации из разряда тех, когда у человека не остается выбора. А что делать в менее критичных случаях?
«ЗВ» обратился за разъяснениями к юристу.
– Решение – раскрывать врачебную тайну или нет – остается в любом случае за самим работником, – расставила все точки над «и» директор финансово-правового представительства «Бизнес» Евдокия Карпова. – Однако, если в больничном указан только код заболевания, работодатель имеет право попросить у человека справку с расшифровкой диагноза. У него должна быть ясность, что лекарства на самом деле были прописаны врачом этому человеку. При этом сотрудники ОРП несут полную ответственность за неразглашение информации.
0

Читайте также в этом номере:

Чудо-сквер (Ален БУРНАШЕВ)
Дни и ночи у шахтных печей (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Долги наши тяжкие-2 (Денис КОЖЕВНИКОВ)
На олимпийской трассе (Александр СЕМЧЕНКОВ)
Я нынче от Диора (Лариса ФЕДИШИНА)
Модный приговор (Татьяна ХРОМЧЕНКОВА)
Горсправка
Поиск
Таймырский телеграф
Норильск